Минчанин года

Второе крыло

08-01-01-139Под опекой Владимира Марудина — 220 человек

08-01-01-139Новость о присвоении звания «Минчанин года — 2015» для директора ГУ «Психоневрологический дом-интернат для престарелых и инвалидов № 1» Владимира Марудина стала неожиданной. Достигнутое большим трудом он относит к заслугам всего коллектива. В должность руководителя вступил три года назад. До этого отработал более полутора десятка лет в социальной сфере. В первый свой приезд в дом-интернат, располагающийся в лесном массиве под Острошицким Городком, понял, что здесь придется засучить рукава.

— Осмотрел все, попытался оценить объем работ, — рассказывает Владимир Владимирович. — Стояло одно старое трехэтажное здание, в нем жили 120 человек. Постройки рядом находились в плачевном состоянии.

Директор застал момент, когда реконструкция только начиналась. Разрытые котлованы, лужи, грязь, заборов и дороги не было вообще… Пришлось сесть за учебники по архитектуре и строительству и проштудировать их, чтобы разобраться, как и что лучше сделать.

Цвет имеет значение

…И вот мы стоим на благоустроенной территории, выложенной крупной плиткой и огороженной узорчатым металлическим забором. Несколько новеньких корпусов радуют глаз сочетанием синего и белого.

— Цветотерапия — один из видов реабилитации, — замечает собеседник. — В выборе оттенков мое желание полностью совпало с предложениями проектировщиков. Ничего серого, мрачного. Только яркие и радостные тона. Каждый этаж тоже раскрашен по-своему.

По словам директора, многое в доме-интернате удалось сделать благодаря помощи городских властей и комитета по труду, занятости и социальной защите Мингор­исполкома, которые финансировали строительство. Реконструкция еще не завершена. Руководителю помимо своих прямых обязанностей приходится контролировать и эту сферу. Тем более что работы ведутся без отселения и на территории трудятся до 100-150 рабочих. А все обитатели интерната лишены дееспособности и юридически находятся под государственной опекой Владимира Марудина. Он полностью отвечает за их жизнь, здоровье, пенсионное обеспечение, имущество.

На первых этажах новых корпусов — безбарьерная среда. Там живут инвалиды-колясочники и те, кому трудно передвигаться. Повыше располагаются все остальные. В комнате по два-три человека. Их подбирают по профилю заболевания и обязательно — с учетом психологической совместимости. Сейчас в учреждении 14 отделений. Живут и получают медицинскую и социальную помощь 220 человек от 19 до 98 лет. Каждый из них требует внимания и общения.

— Подходят ко мне запросто, — говорит Владимир Владимирович. — Молодые называют папой. Кто-то просит купить жевательную резинку. Покупаем. Кто-то с кем-то поссорился. Мирим. Кого-то обидели. Утешаем. Есть ябеды. Их тоже надо выслушать и успокоить.

В учреждении 105 сотрудников. Работают врач-психиатр, невролог, терапевт. Из среднего персонала — старшая и 14 медицинских сестер, из младшего — санитары. Отделения, где находятся по 35-40 человек, обслуживают два младших медработника. Где поменьше — один. Работа не из легких. Каждого подопечного надо одеть, обуть, накормить, вывести на прогулку. Поддержать морально. Однако вакансий почти нет. Людей привлекает удобный скользящий график — три через три дня, хорошие условия туда, неплохая зарплата, а самое главное — спокойная, доброжелательная атмосфера в коллективе. Ездят даже из Минска.

— В штат берем не каждого, — поясняет собеседник. — Дается испытательный срок, пришедшие проходят стажировку с опытными специалистами. Для меня важно, чтобы новичок чувствовал к подшефным сострадание. Кто не в состоянии принять чужую боль, работать здесь не сможет. Но костяк персонала очень на­дежный. Это мой золотой фонд, мои дорогие коллеги. Не считаются со временем, мирятся с трудностями, горят желанием помогать.

Чудо трудотерапии

Недавно на территории дома-интерната сдано три новеньких здания. Карантинно-приемное отделение оборудовано по последнему слову техники. В административно-медицинском корпусе пациенты проходят физиотерапевтические процедуры на новейших приборах. В отделении трудотерапии идет процесс реабилитации. Там занимаются различными ремеслами, художественным творчеством.

— Реабилитации уделяем очень много внимания, — отмечает Владимир Владимирович. — Это не менее важно, чем всякие пилюли. Заложен огород с теплицами. Кому нравится, ухаживают за огурчиками, томатами, перцами, зеленью. Надоело — можно рисовать, вырезать, делать поделки. Есть музыкотерапия, танцы. Проводим концерты, выставки, караоке. Собираемся заложить и свой зимний сад. Каким он должен быть, сейчас совместно обсуждаем. Помещение для будущего ботанического чуда уже выделено.

— Посадим лимон, кофейное дерево, будем экспериментировать с другими экзотическими растениями, — строит планы инструктор по трудотерапии Татьяна Лойко. — Мы и до этого разводили цветы. Наши подопечные с удовольствием ухаживают за ними — рыхлят почву, пересаживают, подкармливают.

В кабинете художественного творчества в глаза бросаются оригинальные букетики в вазочках. Каждый цветок сделан из бисера. Работа кропотливая, но пациентам идет на пользу — успокаивает, развивает моторику рук, способствует общению.

— Есть и свой парк, — продолжает директор. — А также стадион. К концу года собираемся завершить там реконструкцию. Будут футбольное поле, легкоатлетические дорожки, волейбольная и баскетбольная площадки. Хотим, чтобы наши пациенты как можно больше двигались и участвовали в соревнованиях. Это вселяет в них уверенность, повышает самооценку.

Возвращение

Не так давно в доме-интернате появился православный храм. Оборудован на пожертвования. Многое сделано персоналом учреждения и его обитателями. Собираются не только православные, но и верующие других конфессий.

— Бог один, — говорит Владимир Марудин. — А вера способствует выздоровлению.

Владимир Владимирович, по его признанию, уже душой прирос к своему детищу. Живя в Минске, приезжает сюда даже в выходные. Часто со всеми домочадцами — женой и двумя дочерьми, которые главу семьи всегда поддерживают. Коллектив своего руководителя также очень ценит и уважает.

— Любит пошутить, поговорить с нами, посоветоваться, — отмечает культорганизатор заведения Ольга Гончар. — Но если кто-то проявит халатность — грозы не избежать. Сам работает на совесть и от нас того же требует.

После всего увиденного и услышанного у автора невольно возник вопрос: а есть ли конкретная отдача от таких стараний?

— Несомненно, — утверждает директор. — У нас существует так называемое отделение сопровож­даемого проживания, где уже 14 человек — мужчины — обходятся практически без медицинского наблюдения. Самостоятельно ходят в столовую, на работу. Там даже санитаров нет. Но первоначально они такими не были. Результат дало применение специальной научной программы. Есть и завершающий этап — интегрированное проживание. Двух девушек и двух парней мы поселили в одном из корпусов в отдельные благоустроенные квартиры. Сами варят еду и обслуживают себя. Оформлены у нас на работу, получают зарплату. У них есть мобильные телефоны, компьютеры с выходом в Интернет. Свободно передвигаются, выезжают в город.

Одна из девушек — Светлана Рукан. Талантами природа ее не обделила. Рисует, пишет стихи, прекрасно танцует, занимается художественной гимнастикой. Успешно выступила на Паралимпиаде в Пекине в 2008 году.

—У меня там осталось много друзей, — показывает фотоальбом Светлана. — Мы общаемся в соцсетях.

Однако как же дальше складывается судьба тех, кому посчастливилось выздороветь?

— Вопрос ставится перед медиками, рассматривается комиссией, — поясняет Владимир Марудин. — При положительном решении пациенту возвращается дееспособность. Человек становится полноценным членом общества.