Люди и время

Весь мир меж двух обложек

25-01-01-140Британка Анн Морган о себе, книгах всей Земли и духе Рождества — короле Стахе

25-01-01-140Жительница Лондона Анн Морган поставила себе трудную задачу и осуществила ее: всего за один год прочитала книги авторов 196 стран мира. Среди них и наш шедевр — «Дикая охота короля Стаха» Владимира Короткевича.

Связаться с Анн мне помог Джим Дингли, в недавнем прошлом руководитель Белорусско-британского сообщества, когда узнал, что про Морган в нашей стране еще не писали. Дингли — известный английский белорусист, секретарь Совета библиотеки имени Франциска Скорины в Лондоне. Недавно ему исполнилось 70 — почти полжизни он занимается продвижением белорусской культуры на Альбионе и, конечно, был рад, что книга Короткевича попала в руки британке. Случай довольно редкий.

Известная писательница и блогер Анн Морган создала собственный проект «Читаю мир за один год», когда поняла, что в ее домашней библиотеке существует огромное белое пятно. О своем интересном опыте она согласилась рассказать «МК»:

— Я считала себя очень начитанной. Но вдруг обнаружила, что на полках у меня в основном произведения англоязычных авторов. Мне стало стыдно, и я прописала себе интенсивный курс глобального чтения: сделала своей миссией за 2012 год прочесть по одной книге авторов многих стран. Это мог быть целый роман, сборник рассказов или чья-то биография. И я преуспела. Книги — классические или современные — мне рекомендовали книголюбы из разных государств, а я выбирала самые интересные.

В литературной копилке Анн — творения авторов из разных уголков Африки, книги из Папуа-Новой Гвинеи, Исландии, Перу, Мексики, даже Сомали и Зимбабве. И, конечно, наш Короткевич. Многие произведения не изданы на английском, приходилось искать в Интернете, читать в электронном переводе.

— Увы, крайне мало творений народов мира сегодня переведены на английский, — продолжает Анн. — Например, только 4,5 процента всей поэзии, драмы и фантастики, которые ежегодно печатаются в Британии, переводятся с других языков. Произведения многих авторов так и остаются невидимыми для читателей. К тому же есть много культур, у которых существует только устное творчество — нет письменности. Правительства некоторых стран не разрешают переводить своих авторов на «языки Запада». И тогда я завела блог, где рассказала о своем проекте и изложила суть проблемы — как узок был мой литературный мир. Попросила всех желающих порекомендовать мне книги из разных уголков планеты. И уже через несколько часов люди начали выходить на связь!

Порой незнакомцы даже присылали Анн книги по почте за много миль — первой, например, была женщина из Куала-Лумпура. Некоторые отправляли неопубликованные английские переводы. От Швеции до Палау писатели и издатели направляли Морган самиздаты и ненапечатанные переводы литературы.

— Джим Дингли порекомендовал мне несколько белорусских произведений на выбор из, замечу, очень небольшого списка авторов, переведенных на английский, — я остановилась на Короткевиче, — говорит Морган. — Потому что, по словам Дингли, он был «самым белорусским романистом». Ссылка в формате pdf, которую он мне прислал, отправляла к единственной англоязычной версии романа «Дикая охота короля Стаха» в переводе Мэри Минц. Кстати, перевод оказался не очень хорошим. Но я решила рискнуть и была заворожена этой изысканной, я бы сказала, готической историей. Короткевич — мастер литературной интриги. Он будто играет с читателем, аккуратно, как на цыпочках, водя его по лабиринтам своего воображения. Виртуозность сюжета идет рука об руку с прекрасным изложением. Роман не только поразил мое воображение, но и перевернул мир вокруг меня. Читая, вдруг уголком глаза я заметила, что работающий телевизор в моей комнате превратился в древний очаг, а моросящий дождь за окном — в кружащийся снег, как в романе. Это остроумная, приятно пугающая легенда, в которую хорошо окунуться темным декабрьским вечером, она словно пропитана духом Рождества. Просто подарок для фанатов готических новелл всего мира. Но самый главный герой романа, который его делает исключительно белорусским, — чувство национальной гордости за свою историю, которое читается в каждой главе.

Покорив свою литературную вершину, Анн подметила интересные нюансы. Так, многие герои книг авторов из Южной Америки словно страдают от психических заболеваний — слышат голоса в голове, которые подсказывают им, как вести себя в критических ситуациях. Истории с криминальным сюжетом в итоге так и не дают ответа на вопрос, кто же совершил преступление, как в детективе «Смерть в Андах» перуанца Варгаса Льоса Марио. Возможно, это связано с печальной историей региона: много жестокости, тоталитарных политических режимов. Самыми забавными Морган показались произведения некоторых авторов из Восточной Европы — они нередко полны черного юмора, например, «Озеро Комо» сербского писателя Срджана Валяревича.

Африканцы — феминисты, очень любят прописывать сильные женские характеры. А азиаты проникают в мир детских фантазий, как в рассказе монгольского автора Галсана Чинага «Голубое небо» — главный герой, мальчик-пастух, курит сигары и мечтает о тысячной отаре овец. А вот жители тихоокеанских островов, например, многие свои истории не пишут, а танцуют, не рассказывают, а поют о мифах, порой даже дают рецепты и перечисляют списки целебных трав.

— Сейчас я понимаю, что из англоязычной литературы я будто выросла, — признается Анн. —По мере того, как я перелистывала страницы книг, мой список чтения из сухого, академического, превращался в живой мир новых впечатлений. Теперь я знаю: книги обладают огромной властью объед­инять людей, вне зависимости от политических, культурных и религиозных различий.