Есть проблема

Нелегальное положение

11-01-01-146 В Минске уже давно пора давать официальные названия стихийным рынкам, расположенным около станций метро «Площадь Якуба Коласа», «Тракторный завод», «Пушкинская» и «Каменная Горка». Почему за столько лет борьбы с нелегальными продавцами их число только увеличилось?

11-01-01-146Что только не предлагают сейчас в пешеходных переходах столицы. К примеру, возле площади Якуба Коласа — сумки, закатки, чеснок, шерстяные носки, перчатки, игрушки, новогоднюю мишуру, гирлянды, бенгальские огни… Остановился на секунду у лотка со всевозможными сластями — леденцами на палочке, мас­тичными розами и прочими лакомствами. Продавец лет сорока тут же стал настойчиво предлагать свой товар: «Берите, всего за 11 тысяч».

— А откуда они? Есть ли у вас какой-нибудь сертификат качества?

Торговец насторожился, пристально посмотрел мне в глаза, ожидая, что достану удостоверение сотрудника налоговой инспекции. Но так как я и не собирался лезть в карман, все же решился раскрыть своего поставщика:

— Мама делает, а сертификата нет, но три года уже здесь стою, и никто еще не жаловался.

Рядом с продавцом лежали костыли…

— Слышал, инвалидам и пенсионерам место на рынке предоставляют бесплатно, — прервал я неловкую пазу.

— Это если овощи продаешь, выращенные на собственном приусадебном участке, — показал свою осведомленность собеседник. — А конфеты в огороде, как известно, не растут.

— Но вас же могут оштрафовать налоговые инспекторы.

— Не раз попадался. Подходят, берут что-нибудь, а потом показывают корочки. Недавно штраф получил на 4 миллиона. Но со временем худо-бедно эти деньги заработал.

Пообщавшись с другими завсегдатаями перехода, узнал, что многие стоят здесь не первый год. Есть, правда, и несколько приезжих, которые таким способом зарабатывают исключительно в предпраздничные дни.

— Мне ипотеку нужно оплатить, газ провели в дом, — называет причину своей нелегальной торговли мишурой и новогодними игрушками, купленными в Украине, жительница Осиповичей Могилевской области, нервно озираясь по сторонам.

Причину беспокойства объяснила тем, что опасается налоговой:

— Однажды многодетную мать из Осиповичей на 6 миллионов оштрафовали, до сих пор не может расплатиться…

Вдруг все продавцы в переходе начали нервно складывать товар. Буквально за пару секунд стихийный рынок, как по взмаху волшебной палочки, опустел. Кудесниками оказались двое сотрудников столичного ОМОНа, действовали они корректно, но решительно. Подошли к одной зазевавшейся торговке, устроившей в переходе чуть ли не филиал магазина кожгалантереи, и что-то ей сказали. Дама исчезла в мгновение ока. Но стоило только правоохранителям уйти, как тут же все вернулись на свои места. Было видно, что появление милиции здесь воспринимают как часть обязательной программы.

11-01-02-146Виталий Степура, заместитель начальника управления охраны правопорядка и профилактики ГУВД Мингорисполкома:

Мы взаимодействуем в этом направлении с представителями городского управления торговли и налоговыми органами, охраняем общественный порядок в ходе совместных рейдов, не отказываем в помощи при проведении других мероприятий по противодействию несанкционированной торговле. При несении службы милиционеры также обращают внимание на подобные факты. Особенно, если это касается многолюдных общественных мест и мешает пассажиропотоку. Согласитесь, в час пик нелегальный торговец мешает передвижению в переходе метрополитена, а значит, и на безопасность граждан, и на правопорядок в этом месте. К тому же порой эти люди могут находиться в состоянии опьянения либо иметь неприглядный или неряшливый внешний вид. Милиционер, безусловно, вправе высказать претензии в адрес несанкцио­нированного продавца, чтобы предотвратить правонарушение. В каждом конкретном случае сотрудники действуют индивидуально, стараясь избегать конфликтов. Мы в большей степени стремимся предупредить нарушение закона, а не довести дело до наказания. Также не исключаю, что такому торговцу предложат проследовать в отдел. Например, если есть подозрения, что тот находится в розыске или занимается обманом людей

Особое мнение

Когда же это началось? Думаю, в начале 1990-х. А может, и несколько раньше.

Времена тогда настали смутные, можно даже сказать, мутные. Незыблемый еще вчера госсектор стремительно разваливался, и многие сограждане, выпавшие из его надежных объятий, ринулись осваивать азы предпринимательства. Порой казалось: торговали все, всем и везде. Естественно, самыми хлебными считались места, где наибольший людской поток. Первые среди них — пересечения линий общественного транс­порта и подземные переходы с большим трафиком пешеходов. С раскладных столиков и застеленных газеткой ящиков, клеенок и просто с земли пытались поднять копеечку студент и его преподаватель, пенсионер и бывший завлаб НИИ. А рядом, конечно же, нищие, бомжи, маргиналы и откровенные бандиты. Стихийное это сообщество постепенно трансформировалось. Самые удачливые и способные устремлялись приумножать первый капитал и занимать места в когорте передовиков капиталистического состязания. Не нашедшие себя в этом диком торжище кто на круги своя вернулся, кто вовсе сгинул. И, как это ни парадоксально звучит, самыми стойкими, самыми незыблемыми в этом сегменте бизнеса оказались пресловутые бабушки с закатками, вязаными носками и пучками петрушки. Изгнать их с насиженных в переходах и у магазинов мест не удалось в 1990-е, не удается и по сию пору. Почему?

На первый взгляд, проблема яйца выеденного не стоит. Не устраивает нас такое положение вещей, раздражает и беспокоит незаконная негоция? Так ведь она запрещена! А желающих оспорить положения Кодекса об административных правонарушениях минимум четыре госструктуры — милиция, МЧС, санитарная и налоговая службы — способны моментально вывести из вредного заблуждения. Просто? Не так чтоб очень. Мощи-то хватает, а обрушиться ею на безобразный, вне всяких сомнений, торг рука не у всех и не всегда поднимается. Потому как и с той, и с другой стороны — люди. Наши люди, минчане. И милиционер, конечно, может и должен строжайше предупредить и выпроводить, а налоговый инспектор — штраф солидный выписать. Но и тот и другой поч­ти наверняка отведут взор от печального и вечно извиняющегося взгляда дедушки из перехода на площади Якуба Коласа. Того самого, что торгует там вафельными трубочками с вареной сгущенкой и которого, вероятно, половина Минска знает в лицо. И с бабулей в вязаной шапке с баночкой грибков или огурчиков не у всякого представителя власти хватит душевных сил воевать.

И вот что прикажете делать? В каждый переход милиционера не отрядить, разовые акции и увещевания патрульных желаемого эффекта не дают. Словом, и глаза на явление не закрыть, и искоренить его не удается.

На мой взгляд, есть два способа избавиться или свести к незаметному минимуму торговлю с рук. Первый — радикальный, с применением всех законных средств и полномочий соответствующих органов. Проще говоря, тотальные и регулярные, хоть еже­дневно повторяющиеся задержания всех без исключения нелегальных торговцев с конфискацией товара и максимальными штрафами. Рано или поздно вести такой рискованный бизнес станет попросту невыгодно.  Но мера, согласен, непопулярная, война с бабулями положительного имиджа правоохранителям не прибавит. Да и сил на такие действия потребуется немало. Мне лично нравится другой, щадящий метод. Можно сказать, эволюционный. В свое время и в Москве подобное торжище в подземных переходах и у станций метро расцвело пышным цветом. Чуть ли не у стен Кремля и на ступенях мавзолея газетки и клеенки раскладывали. А уж переход у станции метро «Пушкинская» и вовсе стал легендарным. Такое там творилось — пером не описать. А что сейчас? Тишь и полная красота. Притом торг остался полностью. Но! Легальный и цивилизованный. Там нет ни одного сантиметра свободной площади, не занятой каким-нибудь павильоном или торговым автоматом. Владельцы в складчину нанимают охрану, а та и за порядком следит, и всякие попытки составить законному торгу конкуренцию решительно пресекает. Может, в эту сторону стоит взглянуть?