Геополитика

Победим зло вместе

08-01-01-07«У каждого века есть свое средневековье». Так польский писатель и философ Ежи Лец представлял ужасы Дахау и Треблинки, Хатыни и Освенцима. В ХХI веке тоже есть свое темновековье — это «Исламское государство» (ИГ), или ДАИШ

08-01-01-07В 2015 году цепная реакция беспредела охватила не только Ближний Восток. На руках джихадистов — кровь российских туристов, жителей Парижа, Брюсселя и калифорнийского Сан-Бернардино.

Террористические атаки продолжились и в наступившем году. Взрыв на площади Султанахмет в турецком Стамбуле, устроенный террористом-смертником, унес 10 жизней. Еще 15 человек пострадали от взрывной волны. Джакарта, столица крупнейшей мусульманской страны мира Индонезии, 14 января подверглась атаке террористов. Погибли 7 человек, столько же получили ранения. В Сирии и Ираке теракты происходят ежедневно. В столице Буркина-Фасо, Уагадугу, погиб­ли минимум 23 человека (граждане 18 государств), десятки ранены.

Взрывы и гибель мирных граж­дан становятся пугающей обыденностью.

Именно в 2015-м метастазы террора расползлись по планете и стали прямой угрозой нашему общему дому. Только за прошедший год в мире появилось около 30 эксклавов (в том числе и в непосредственной близости от России — в странах Центральной Азии и на Кавказе), которые готовы сражаться за ИГ. Более 15 тысяч исламистов из различных экстремистских группировок уже присягнули на верность халифату в Ливии и Египте, Тунисе и Алжире, Марокко и Иордании, Турции и Йемене. А еще в Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Нигерии, Мали, Нигере и Чаде. Тем самым заложен фундамент экстремистского сетевого квазигосударства. В его ядре — на территории Сирии и Ирака — под черным знаменем халифата воюют около 80 тысяч боевиков. По данным специалистов, ежемесячно в ряды ДАИШ вступают более тысячи боевиков, а общее число иностранцев — выходцев из почти 100 стран мира — составляет от 25 тысяч до 30 тысяч человек. При этом русский язык наряду с арабским и английским входит в тройку языков межнационального общения террористов — именно на русском общаются боевики, прибывшие из стран постсоветского пространства.

Россия и Беларусь одними из первых осознали колоссальную опасность ДАИШ. Выступая 28 сентября 2015 года на 70-й, юбилейной сессии ООН в Нью-Йорке, Президент Беларуси Александр Лукашенко говорил о терроризме как следствии глубочайшего системного кризиса, порожденного политикой гегемонизма, «открытого политического хамства, лжи и преступлений против человечности». Уничтожение Ирака, Ливии, устроенная бойня в Сирии ведут только к обострению противоречий, к эскалации напряженности, к росту вооруженных конфликтов и террористических угроз. В тот же день Президент России Владимир Путин поставил перед мировым сообществом вопрос о необходимости противодействия ИГ. Тогда российский лидер в очередной раз призвал все страны руководствоваться не амбициями, а «общими интересами на основе международного права», объединить усилия для решения новых проб­лем и создать широкую, «наподобие антигитлеровской», коалицию против террористов.

Однако эта инициатива не получила широкой поддержки. Более того, лидеры США и Франции вместо того, чтобы осудить реальное зло — радикалов и террористов, выступили с резкой критикой в адрес сирийского президента, назвав его тираном. Очевидно, что в ежедневно, если не ежечасно обостряющейся ситуации в Сирии, Россия не могла не отреагировать на официальное обращение законных властей этой страны. В результате 30 октября 2015 года Совет Федерации РФ единогласно одобрил использование вооруженных сил России за рубежом: российским руководством было принято обоснованное и продиктованное национальными интересами решение дать бой врагу на дальних рубежах.

С этого дня авиация воздушных сил РФ наносит удары по позициям ИГ и других экстремистских группировок. Россия, как не раз бывало в истории, спутала карты так называемому мировому сообществу своей особой позицией и самостоятельностью.

Оценивая вступление России в войну с глобальным монстром, следует помнить, что спровоцированный арабскими монархиями и западными «демократиями» и длящийся уже четыре года гибридный конфликт в Сирии способствовал формированию в условиях безвластия и вакуума силы разветвленной, чрезвычайно гибкой и невероятно жестокой структуры. Уничтожить только военно-воздушными авианалетами горизонтально-сетевую конструкцию, имеющую влиятельных покровителей в виде политических и финансовых групп, нельзя. Богатство (только за счет продажи нефти ИГ ежедневно пополняет свои активы на 1 миллион долларов) и живучесть этой квазигосударственной структуры определены миром капитала, наживы и международного криминала.

Явно недоброжелательная реакция коллективного Запада на бомбовые удары российских ВКС по позициям ДАИШ свидетельствует о нежелании локализовать и уничтожить этот вирус. Концепция «глобального доминирования» и «глобального лидерства» остается определяющей во внешней политике США и их союзников. А как убедительно доказала история последней четверти века, лидировать и доминировать гораздо проще в ослабленном, фрагментированном и разоренном мире, в мире, состоящем из огромных архаизованных «серых зон». Такому миру, по логике «хозяев истории» (Б. Дизраели), категорически противопоказаны рудименты прошлых эпох — сильные национальные государства, суверенитет, независимость, международное право равных.

Начиная военную операцию в Сирии, российское руководство прекрасно понимало, что быстрой победы не будет, что противостоять террористам придется фактически в одиночку, целенаправленно и планомерно уничтожая их инфраструктуру, коммуникации и базы. Совместные действия российских военно-воздушных сил и сирийской армии вне всякого сомнения способны приостановить процесс дестабилизации Ближнего Востока.

Однако, к великому сожалению, только приостановить: даже если физически уничтожить ИГ, то на его месте очень быстро могут появиться новые многочисленные варвары. Дело в том, что вторжением американских и натовских войск в Афганистан и Ирак был запущен процесс хаотизации Большого Ближнего Востока. Так называемая «арабская весна» и сирийский кризис окончательно де­стабилизировали регион.

Сегодня Ближний Восток является площадкой для массового и перманентного роста террористических структур типа ИГ.

Это главный итог деятельности американцев. Именно США ответственны за то, что выпустили джинна из бутылки. Но он оказался бессмертен. И будет возрождаться вновь и вновь. Окончательно победить монстра террора и разрушения возможно, только объединив усилия всех здоровых сил мирового сообщества, создав единый фронт антитеррора.

В то же время правдой является и то, что в мире есть силы, которые заинтересованы в прекращении ближневосточного кризиса. Это Россия и наши союзники по ЕАЭС, часть европейских властных групп, Китай, Индия и другие страны БРИКС, Иран.

В XVIII веке родоначальник консерватизма Эдмунд Бёрк написал: «Для торжества зла необходимо только одно условие — чтобы хорошие люди сидели сложа руки». И так же в ХХI веке: чтобы террористическое зло восторжествовало, достаточно просто продолжать бездействовать. Но этого уже никогда не будет. Россия начала действовать. Именно с ней многие страны и народы связывают надежду на мир и безопасность в нашем сложном мире.

И последнее. В какие бы трудные и тревожные времена мы ни жили, смотреть в будущее нужно не только с тревогой (бойтесь собственного страха, говорили мудрые), но и с надеждой на лучшее. Тем более что оснований для на­дежд больше, чем тревог. Главное из них — Россия и Беларусь хранят в своей культуре, в своих людях, в доступном их влиянию мире бесценное качество человечности. Хранят вопреки всему. И не надо думать, что бесчеловечность в человеческом обличье сможет одолеть то, что делает нас людьми. Надо лишь уметь различать истинное и ложное, существенное и второстепенное, непреходящее и сиюминутное и помнить — зло победить можно только вместе. На этом всегда стояли наши страны. На том стоят и сейчас.

 

Елена ПОНОМАРЕВА, профессор, доктор политических наук МГИМО МИД России