Геополитика

То, что надо ЕАЭС, или Новая промышленная революция

08-01-01-11Согласно прогнозу главного экономиста Bank of England Энди Холдейна, около 15 миллионов рабочих мест в Великобритании в ближайшие 10 лет могут исчезнуть из-за развития робототехники. Новая промышленная революция, как назвали эту ситуацию сотрудники банка, коснется каждого второго работающего жителя туманного Альбиона

08-01-01-11Согласно ранее опубликованному прогнозу коллег британцев из Bank of America, 2014-й стал третьим подряд годом с рекордным ростом продаж робототехники (до 29 процентов в годовом исчислении). При таком темпе распространения роботов к 2025 году они будут выполнять до 45 процентов производственных задач в мире. Это в 4,5 раза больше, чем сегодня.

Объем мирового рынка решений с использованием искусственного интеллекта (ИИ) к 2020 году достигнет 153 миллиардов долларов, из которых порядка 83 миллиардов придется на робототехнику, а остальные 70 миллиардов — на аналитику с использованием ИИ. Согласно этому прогнозу, развитие искусственного интеллекта создаст так называемые подрывные инновации. Это процесс, в ходе которого при появлении принципиально новых решений и технологий существующие продукты становятся неконкурентоспособными из-за изменения самих основ конкуренции и технологической перезагрузки целых отраслей, в объеме от 14 до 33 триллионов долларов.

— От 8 до 9 триллионов долларов — сокращение расходов в промышленности и здравоохранении;

— 9 триллионов долларов — сокращение расходов на занятость благодаря применению ИИ и автоматизации;

— повышение на 1,9 триллиона долларов эффективности экономики благодаря применению автономных автомобилей и беспилотных летательных аппаратов (БЛА).

В результате так называемая революция роботов, о которой говорят экономисты и аналитики крупнейших банков, позволит мировой экономике повысить производительность на 30 процентов при снижении производственных затрат на рабочую силу от 18 до 33 процентов.

Новая промышленная революция (сверхгибкое роботизированное производство и массовая замена людей роботами в непроизводственной сфере) действительно сделает ненужными десятки миллионов нынешних работников. В услових капитализма они лишние.

…Сбывается пророчество 1913 года от Герберта Уэллса. В потрясающем романе «Освобожденный мир» Уэллс впервые в истории изобразил мир 1959 года, овладевший атомной энергией, по Содди. Признаюсь, лично я эту книгу читал еще в 1982-м. Итак, в уэллсовом мире с 1933 года работают небольшие источники колоссальной энергии. В нем есть и атомные бомбы. А всеобщего счастья нет. Из-за исчезновения целых отраслей старой промышленности десятки миллионов человек потеряли средства к существованию. И действительно: в том мире не нужны шахтеры, нефтяники, работники заводов по производству топлива из нефти и так далее. Финансовый кризис приобретает невиданные размеры.

Кстати, в романе Уэллса люди меняют автомобили на летательные аппараты с новыми источниками энергии. От этого города старого типа приходят в упадок: люди больше не привязаны к дорогам и могут селиться везде, перемещаясь и перемещая грузы по воздуху. А ведь это тоже перспектива новой промышленной революции.

Вариант, который я хотел бы видеть для нас?

Государство вкладывает громадные средства в то, чтобы на плановой основе собрать и переподготовить миллионы вы­свобождающихся работников. Создаются громадные новые сферы деятельности: грандиозное транспортное строительство, архитектура будущего, возводятся гигантские общественные сооружения. Начинается работа по восстановлению экосистем. Пустыни преображаются с помощью новых технологий, идет их орошение. Часть людей становится ремесленниками, производящими уникальные вещи-шедевры. Часть уходит в систему научно-исследовательских центров, разрастающихся советскими темпами. Наука становится реальной движущей силой, идет сближение ряда ее дисциплин. Освоение космоса и глубин океана становится национальной религией. Все это занимает возросшие экономические возможности общества.

Возникает огромная отрасль — человекостроение. Множество людей заняты в сфере обучения и воспитания молодежи, в образовании, в сферах досуга и спорта. Новые технологии позволяют содержать стариков, в то же время перепрыгивая через двадцатилетнюю демографическую пропасть. Сильная экономика с трудосберегающими технологиями и колоссальной производительностью дает возможность государственной поддержки трехдетных семей. Государство предоставляет молодым родителям и дома, и кредиты, и пособия мамам, растящим троих детей.

В нем мы живем в усадебных городах-футурополисах, каждый свободен и вооружен. Полисы самоуправляемы, в них действует демократия четвертого поколения — неосоветская власть, или «Разумный город». Футурополисы строятся вокруг инновационных производств, имеют сильные агробиотехнологические предприя­тия, они связаны друг с другом сетью струнных трасс Юницкого или эстакадными экранопланами Серьезнова. Мы летаем на аэрокарах типа «Ларк» — они все больше заменяют автомобили.

Мы отлично защищены от внешней угрозы. Мы очень сильны в военном плане. Мы — мировой авторитет, ибо решаем на своей территории те проблемы, которые отчаялся решить весь мир.

Вокруг всего одного рабочего места в новой промышленности создается десять других. Ведь теперь надо не столько производить, сколько придумывать удивительные и полезные изделия. Потому промышленности нужны армии конструкторов и дизайнеров, а также тех, кто учит их в детстве, кто дает им ум, силу и здоровье. Тех, кто возводит великолепные здания, мосты, строит «умные» автострады. В отдельную сферу выделяется восстановление природных экосистем. Освоение космоса становится своеобразной религией, причем экспансия во Вселенную идет рука об руку с мегапроектом «Бессмертие»: созданием сначала долгоживущего человека со сверхспособностями, а затем и бессмертного человека.

Это, с моей точки зрения, — идеальный для ЕАЭС вариант.

Между прочим, идею, где роботизированное производство напрямую связано с конструкторским бюро, первым изобрел Сталин. Правда, на низком техноуровне. При нем придумали гибриды научно-исследовательского института и завода.

Откроем воспоминания одного из создателей русско-советской радиолокации генерал-лейтенанта инженера Михаила Лобанова.

Итак, ради скорейшего создания радаров в СССР Госкомитет обороны в феврале 1942 года создает специальный завод при Наркомате электропромышленности. Он должен был не только разрабатывать и производить РЛС для зенитной артиллерии, но и вести научные исследования. Для этого при заводе организовали 12 лабораторий. Как только конструктор разработал какой-то узел — его чертежи тотчас поступают в цех. Да, тогда еще на бумаге, а не в цифровом виде по оптическому кабелю, но принцип тот же. Что-то не ладится в цехе — туда спешат ученые и конструкторы. Закончен монтаж схемы — разработчики спешат к сборочному стенду. Блок уходит на тщательные испытания в лабораторию, все выявленные недостатки (после определения причин) устраняются. Ради ускорения дела часто проектировались и испытывались сразу несколько вариантов одного и того же блока. Отбирался лучший вариант. Завод-НИИ с момента начала организации к ноябрю 1942 года выдал в серию 2 РЛС. Всего за 8 месяцев!

Сделай то же самое сейчас — по важнейшим направлениям нынешней НТР, но уже на новом техническо-организационном уровне. С роботами и инфосистемами. И тогда будет рывок!

Главное — опереться на продуманный образ будущего нашей цивилизации, на сверстанные под него мегапроекты развития и конкретные планы. Тогда каждая разработка, каждое новое изобретение или пионерная технология лягут в них, как кусочек смальты в мозаичную картину.

Материал подготовлен при содействии Аналитического центра ЕсооМ.

 

Максим КАЛАШНИКОВ, российский журналист, общественный и политический деятель, публицист, футуролог