Календарь

«»
Февраль 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
29  

Популярное в номере

Семейный консилиум

Общий медицинский стаж династии Волковых — 150 лет

13-01-02-13В династии врачей Волковых три гинеколога, хирург и анестезиолог — их общий медицинский стаж около 150 лет. Сама Нина Борисовна более полувека отработала врачом-гинекологом: сначала в 8-й клинике, потом в 7-й, а затем — заведующей гинекологическим отделением во 2-й клинической больнице.

Бабушка-травница

Родоначальницей семейной династии Нина Борисовна называет свою бабушку. Она была известной травницей, умела руками снимать боль, вправляла грыжу, заговаривала рожистые воспаления. То, что она слыла знахаркой, спасло семью Корзубов (фамилия дедушки) во время Великой Отечественной войны.

— В 1941 году мне исполнилось 5 лет, — говорит Нина Борисовна. — Многие моменты помню очень отчетливо. Вот мы прячемся от немцев в подполе, нас находят и волокут к машине, которая ждет отправки в Германию. Но тут вмешивается староста и говорит, мол, эту семью трогать нельзя. Полицаи из местных его поддержали, ведь бабушка многих из них лечила. Я упала на землю, обняла лакированные сапоги старосты, рыдаю и говорю: «Дядечка, миленький, не отпускай нас никуда». А позже узнала, что его повесили. Оказывается, он служил старостой по заданию партизан.

С детства Нина играла в больницу — куклам перевязки и уколы делала, мерила температуру, поила микстурами. Когда подросла, бабушка стала передавать ей свои знания как старшей из внуков по женской линии, научила руками успокаи­вать боль.

— Определенную роль в том, что я выбрала гинекологию, сыграли детские воспоминания, — считает Нина Борисовна. — На меня очень сильное впечатление произвела смерть тети Тани, жизнь которой оборвалась на седьмые сутки после родов. Ей было всего 20 лет. Поэтому мне всегда хотелось сделать так, чтобы приход человечка на этот свет не был омрачен трагедией, чтобы другие женщины не повторили судьбу моей тети.

И Волковой это удалось — за долгие годы врачебной практики она не потеряла ни одной пациентки.

— Всегда говорила своим докторам: если в операционной что-то не клеится, вызывайте меня. Давайте вместе искать решение, — поясняет собеседница. — Как заведующая отделением, я привыкла брать на себя ответственность в самых сложных ситуациях.

Лучше французских духов

— Ходила около мединститута и принюхивалась к запаху эфира. Для меня он был лучше аромата любых французских духов, — рассказывает Нина Борисовна. — Вступительные экзамены сдала на четверки. Но чтобы получить заветный студенческий билет, не хватило одного балла. Переживала неудачу как полный провал. Потом взяла себя в руки. В течение года усиленно занималась в вечерней школе, благодаря репетитору за лето подтянула проблемный английский язык. Вторая попытка оказалась удачной.

Лекции, горы учебников, обмороки в анатомичке — такие же студенческие будни, как у предыдущих поколений медиков. Но чувство радости, которое она испытала, увидев, как рождается ребенок, осталось на всю жизнь.

— Помню своего первого младенца — девочка 4.300, розовенькая, пухленькая, ангелочек, да и только. Появление на свет ребенка — всегда чудо. Казалось, столько родов приняла, случалось по 10-12 за сутки, должна была привыкнуть. Однако до сих пор испытываю благоговение, когда малыш криком сообщает миру, что родился, — делится впечатлениями Нина Борисовна.

Муж Нины Волковой Юрий Лобко посвятил свою жизнь медицинской науке. Занимался онкогенетикой. Еще в 1997 году создал препарат, способный уничтожать раковые клетки. Однако запатентовать свою вакцину не успел — в 61 год умер от инфаркта.

Старшая дочь Елена Куриленко — акушер-гинеколог 29-й женской консультации, младшая Ирина Кравченя работает заведующей 17-й женской консультацией.

По стопам дедушки с бабушкой пошел и внук Егор, сын Елены, — работает врачом-анестезиологом в 6-й городской клинической больнице.

Деревенский врач

Медицинскую карьеру Волковы-Лобко начинали в деревне Бершты Гродненской области, куда уехали по распределению. Мужа назначили главным врачом местной больницы, а Нина Борисовна одновременно была и терапевтом, и педиатром.

— Все деньги, которые нам выделили на больницу, сразу же потратили на установку электростанции, потому что до этого приходилось работать при керосиновой лампе, — вспоминает Нина Волкова. — За что, кстати, моему мужу влепили выговор. По-реформаторски подошли и к вопросу отоп­ления. Печки разрушать не стали, но в дополнение к ним поставили еще и паровой котел.

Рядом с больницей находилось озеро, рабочие зимой нарезали глыбы льда и ставили в погреб — получался холодильник, где хранили дежурную бутылку крови универсальной первой группы. Ее переливали абсолютно всем, о резус-факторе тогда вообще ничего не знали. А если сегодня сказать, что недоношенного малыша закутывали в вату и обкладывали грелками, никто не поверит.

— Стрессовых ситуаций хватало каждый день, — рассказывает Волкова. — Представьте себе, у женщины после родов открылось сильное кровотечение. Как его остановить? Посоветоваться не с кем. Акушерка такая же неопытная, как и я, — недавно окончила училище. Слава богу, вспомнила, что в журнале «Акушерство и гинекология» была статья об остановке кровотечения по методу Кванталиани. Акушерка одной рукой держит аорту, второй — журнал перед моими глазами, я читаю и накладываю в соответствии с описанием щипцы на сосуды. Так мы и спасли молодую маму.

Сейчас многие специалисты-медики стараются правдами и неправдами избежать распределения в провинцию. Я же убеждена, что практикующему доктору такой опыт необходим. За три года работы в деревенской больнице я многому научилась. В первую очередь — ничего не бояться. Когда оказываешься один на один с проблемой и понимаешь, что за спиной нет ни коллег-врачей, ни заведующего отделением, волей-неволей приходится брать ответственность на себя.

Появление на свет ребенка — всегда чудо. Казалось, столько родов приняла, случалось по 10-12 за сутки, должна была привыкнуть. Однако до сих пор испытываю благоговение, когда малыш криком сообщает миру, что родился.

Аист отменяется

— Как-то прихожу с дежурства, сидят мои девчонки на диване. Лена, которая тогда училась в начальной школе, держит на коленках учебник по акушерству и показывает Ире картинки. Увидела меня и спрашивает: «Мама, а почему ты нам говорила, что ребеночка аист приносит? Ведь это неправда». Так что вопрос, откуда берутся дети, был снят с повестки дня раз и навсегда, — смеется собеседница.

Нетрудно предположить, что выбор профессии у дочерей Нины Борисовны был предопределен с детства. Как вспоминают Елена и Ирина, сама атмосфера, царившая в семье, располагала к этому. Родители обсуж­дали профессиональные темы, по выходным в гости приходили коллеги, устраивали жаркие медицинские дискуссии.

Но главным аргументом, по мнению Елены, стала трагедия, произошедшая, когда она училась в 9-м классе. Семья Волковых в полном составе возвращалась с дачи. Недалеко от Крыжовки столкнулись две элект­рички. Крики, раненые, массовая паника, страх в глазах пассажиров. И посреди того хаоса три доктора делают свою работу — мама, папа и дядя Леня…

— Помню один ночной звонок, — продолжает Елена. — У пациентки началось послеоперационное осложнение, потребовалось срочное переливание крови. Мама с папой тут же умчались в больницу. Выяснилось, что у отца именно та группа крови, которая необходима, и он стал донором. После выписки эта женщина каждый день приходила в клинику и приносила маме то пирожки, то блинчики, то тортики. И как-то так получилось, что из пациентки она очень быстро стала подругой.

О наставничестве и вере

Мама всегда была главным наставником Елены и Ирины. Старшая, еще будучи студент­кой, часто приходила в клинику к Нине Борисовне, присутствовала на осмот­рах, а со 2-го курса уже и оперировала на пару с заведующей отделением.

Сегодня Елена Куриленко врач с солидным опытом. Как всегда, наиболее запоминающиеся случаи — самые сложные. Удалось помочь выносить ребенка женщине с рассеянным склерозом, была среди пациенток и беременная с диагнозом ДЦП, наблюдать которую приходилось на дому.

— День, когда у нее родились здоровые двойняшки, стал одним из счастливых в моей жизни, — говорит Елена Юрьевна. — Сейчас этим детям уже исполнилось по 18 лет.

— Главное, никогда не отчаиваться, — убеж­дена Ирина Кравченя. — Даже если ставят диагноз «бесплодие». В моей практике были такие случаи: женщины долгие годы пытались забеременеть, пробовали разные варианты лечения — ничего не помогало. И вдруг после 40 лет, когда они уже смирились с неизбежным, перестали ждать и надеяться, зарождалась новая жизнь. Я согласна с мамой, что появление на свет ребенка — всегда чудо. И оно рано или поздно случится, если женщине суждено стать матерью.

2.02.2016 ,