Человек и его дело

Быть на связи

  15-01-01-14  На отчетно-выборной конференции ветеранской организации Партизанского района Регина Романовская в третий раз была избрана председателем совета

15-01-02-14Доклад — он и есть доклад. Но если такая конференция проходит раз в пять лет, о сделанном можно говорить долго. Хочется передать и чувства, которые обуревали всех во время юбилейного парада Победы или на встречах в школах, когда ребята трогательно салютовали седым орденоносцам… А доклад требует только скупого перечисления встреч, бесед, участия в городских субботниках и праздничных торжествах. И о выполнении самой важной задачи, поставленной перед собой ветеранами, — донести до молодежи всю правду о Великой Отечественной войне — Регина Степановна доложила коротко: совместно с телеканалом «ВоенТВ» записаны воспоминания более шестидесяти участников Отечественной войны, около полусотни их рассказов напечатаны в газетах, проведены десятки встреч в школах, в районном центре допризывной подготовки. А еще написаны сотни страниц воспоминаний для последующих изданий, семейных хроник для внуков и правнуков…

Регина Степановна тоже записала эпизоды тех лет, сохранившиеся в ее детской памяти. Она красочно описала тот уголок Минска, который до войны назывался деревней Лошица-2, крутые холмистые берега ручья Мышки, где старшие братья катались зимою на лыжах, недалекий аэропорт, который нещадно бомбили в июне 1941-го. Заодно с аэропортом сгорели и дома их деревни. Память двухлетней девчушки сохранила пещерку, выкопанную мамой в глинистом карьере кирпичного завода, чтобы прятать там во время налетов свою крошечную дочку. Потом возле этих обрывов потерявшие дома люди строили землянки. Романовские жили в уцелевшем детском садике, в сараях, в погребах соседей, пока в 1943 году не купили остатки красноармейской деревянной казармы в Красном Урочище. Из нее и построили домик, который цел до сих пор и находится недалеко от нынешней больницы скорой медицинской помощи.

15-01-03-14— И хотя я родилась в деревне, — замечает Регина Степановна, — но когда в 1950-х получала свой первый паспорт, местом рож­дения указали город Минск, потому что земли колхоза имени ЦВК (Цэнтральнага выканаўчага камiтэта) отошли к городу. И если начальная школа была еще сельской, то в старшие классы я уже бегала через летное поле аэропорта в городскую среднюю школу № 1.

Знакомый пилот однажды признался, что ночной Минск при взгляде сверху напоминает звез­ду, лучи которой создают светящиеся фары автомобилей. Человеческий след не светится, но если бы такое случилось, то заметнее всего для Регины Романовской были бы дорожки, проторенные ею во многих местах родного Минска. В первую очередь, конечно, рядом с лошицким домом, куда и теперь она заглядывает, чтобы отдохнуть душой.

— Мама вышла замуж за вдовца. У моего отца уже были два сына-подростка, Степан и Григорий. Рядом с ними рос мой родной брат, Леонид. Он был старше меня на одиннадцать лет, я же родилась за два года до войны. Мама очень любила пасынков. Особенно Григория, погибшего на фронте под Сувалками при освобождении Польши. О нем она рассказывала как о круг­лом отличнике, умном, смышленом парне. Все вспоминала, как он предвидел, что Минск расширится, мечтал, что в Курасовщине на холмах будут спортивные зимние стадионы. На ручье Мышке предвоенному студенту политехнического института виделась плотина и водохранилище. Прогнозы погибшего солдата сбылись в XXI веке. Для меня «Солнечная долина» связана с памятью о брате. Более того, младший, Леонид, стал спортс­меном, чемпионом республики по лыжному спорту, потом преподавателем зимних дисциплин в институте физкультуры. Старший, Степан, с 1940-го служил на Балтийском флоте. Сначала в самом Ленинграде на крейсере «Петропавловск», потом в Ладожской флотилии на транспортном корабле, доставлял продукты и боеприпасы в осажденный город. После освобождения Минска Степан Романовский послал на родину письмо с несколько странным адресом: «Минск, Лошица-2, любому ее жителю». Так он нашел семью, в которую вернулся только в 1947 году.

В ней уже не стало отца, мать надрывалась на колхозной ферме за пустые трудодни, жили на скудную пенсию за погибшего Григория. Платить за учебу в 8-м классе было не из чего, и Регина стала студенткой техникума связи с положенной ей стипендией, которая очень поддержала семью. По направлению поехала работать в Кузбасс. Но через несколько лет вернулась в Минск. Окончила Всесоюзный заочный электротехнический институт связи и прошла все ступеньки карье­ры связиста — техник, инженер, начальник цеха, начальник городской междугородной телефонной станции — предприятия известного. Именно в годы руководства Романовской станция перешла на автоматическую связь, систематически выходила победителем в республиканском и всесоюзном соревнованиях. В результате Регине Степановне было предложено возглавить отраслевой рес­публиканский профсоюз, чтобы могла она перенести свой столичный опыт организации труда, внед­рения новшеств, решения социальных вопросов на республику, и даже на Союз.

— Бывая в зарубежных командировках, я, безусловно, замечала, как далеко ушли в техническом отношении Япония, Швеция, Германия, Англия. Мы были беднее, купить новейшую технику было не по карману, своих разработок не имели. Но за людей, за их отношение к работе, образованность, подготовленность мне было не стыдно. И если я завидовала техническому оснащению зарубежных коллег, то они завидовали отсутствию у нас безработицы, стабильности наших трудовых коллективов, их социальной защищенности, уверенности людей в завтрашнем дне.

На пенсию Регина Степановна ушла, имея 50 лет трудового стажа, взрослых детей, тоже связистов, внуков, мечтая выращивать цветы и вышивать. Как человек ответственный, пришла в районную ветеранскую организацию. Пришла и осталась. Сначала заместителем председателя совета ветеранов, потом возглавила его.

— Я, конечно, моложе участников войны, и работая рядом, общаясь ежедневно, гляжу на них с непреходящим почтением и благодарностью, — делится своими чувствами Регина Романовская. — В седых пожилых людях вижу тех молодых парней, которые бежали по лошицкой улице 3 июля 1944 года с винтовками наперевес. И мы, малышня, не осмеливались выскочить им навстречу, потому что они шли в бой, в горящий Минск, может быть, навстречу смерти… Глядя теперь на них в парадных мундирах, украшенных орденами, думаю, что, наверное, таким мужественным, мудрым, доброжелательным мог быть мой погибший брат. А с теми, кто возрождал Минск из руин, кто ковал его послевоенную славу, мы вспоминаем юность, трудности и радости, делимся заботами, вышиваем вместе в кружке «Волшебная ниточка». А потом побеждаем на конкурсах рукодельниц… И гордимся своим городом, своей страной. Пусть сегодня живется трудновато, но ветераны — люди опытные, переживали и не такое. Их трезвый взгляд на ситуацию, житейский опыт могут многое сделать для стабильности общества.