Геополитика

Цветная революция. Технология?

07-01-01-26  Понятие «цветная революция» (ЦР) с легкой руки западных журналистов и политтехнологов прочно вошло в научный и общественный дискурс. Однако революционными в классическом понимании события, происходившие в Белграде (2000 год), Тбилиси (2003), Киеве (2004, 2013-2014) или Каире (2011), не являются. Тем самым происходит подмена понятий — желаемое выдается за действительно

07-01-02-26Что же такое цветная революция? На самом деле это осуществленный с преимущественным использованием методов так называемой ненасильственной политической борьбы государственный переворот. Особой отличительной чертой ЦР является непосредственное доминирующее участие в ее планировании, организации и финансировании иностранных государств, которое осуществляется посредством общественных или коммерческих организаций. Таким образом создается миф о роли институтов гражданского общества в свержении действующего законного и, как правило, легитимного правительства.

Самый известный теоретик цветных революций Дж. Шарп прямо указывает, что в некоторых случаях насилие может оказаться не просто ограниченным, но неизбежным. Так, в его перечне 198 методов ненасильственного сопротивления, обнародованном еще в 1973-м, фигурируют явно силовые. Под номером 148 числится «мятеж». Иными словами, лозунг технологов и организаторов ЦР — «Мы за ненасилие. Да здравствует насилие!».

07-01-03-26
Елена Пономарева

Что же такое ненасилие в их понимании? Согласно Дж. Шарпу (по его методикам готовились и осуществлялись все политические перевороты в ХХI веке, начиная от Сербии и заканчивая Ближним Востоком), это «ненасильственная борьба, выражающаяся в отказе от сотрудничества в ответ на действия и политику правительства, с которыми не согласны ее участники» (Шарп Дж. Общественная оборона. Система вооружения в эпоху постмилитаризма. Вильнюс, ЕГУ, 2002. С. 12).

Целью ненасилия служит якобы бескровный переворот (bloodless coup), осуществляемый без массовых жертв. В связи с этим утверж­дением хотелось бы уточнить у технологов, а массовость — это сколько человеческих душ? По их мнению, если погибли пять, десять, сотня человек — это тоже «бескровный переворот»?

Шарп обращает особое внимание на то, что свержение политического режима возможно благодаря гражданскому восстанию (civilian insurrection) — ненасильственному выступлению против существующей власти, что предполагает повсеместный отказ от признания законности существующей политической системы, массовые забастовки и демонстрации с требованием отставки правительства/главы государства. После использования всего арсенала так называемых ненасильственных методов на завершающей стадии ЦР, как правило, возникает параллельное правительство, которое при поддержке западных стран (самый яркий пример — Украина) может заметить реально легитимный режим. При таком раскладе цветная революция считается успешной. Очередная, на этот раз безуспешная попытка осуществления цветного переворота была предпринята в Минске вечером 19 декабря 2010 года после завершения голосования на выборах Президента Беларуси. Очевидная безуспешность применения технологий так называемого ненасильственного сопротивления в Беларуси убедила организаторов ЦР хотя бы временно отказаться от них и перейти к другой тактике — в 2015 году ЕС принял решение о частичном снятии санкций с официального Минска.

Что же касается личности Шарпа, то следует напомнить, что он принимал участие в процессе разрушения Советского Союза. Тогда он консультировал оппозицию из прибалтийских республик СССР и даже сам приезжал для проведения мастер-классов в Вильнюс.

Группа представителей Института Альберта Эйнштейна, создателем и руководителем которого является Шарп, консультировала победивших на выборах в этих еще советских республиках оппозиционных политиков. В Литве они работали с А. Буткявичюсом, которого Шарп называет своим самым лучшим учеником, сначала являвшимся генеральным директором Департамента охраны края, а затем ставшим министром обороны страны. В Латвии — с Т. Юндзисом, также получившим пост главы Мин­обороны после «восстановления независимости».

Самая известная книга Шарпа «От диктатуры к демократии» писалась для Бирмы и впервые увидела свет в 1993 году в Бангкоке. С целью детального изучения противника в начале 1990-х Шарп находился на контролируемых бирманскими повстанцами территориях. Как заверяет технолог, «мы (очень интересно знать, кого он имел в виду. — Прим. авт.) думали, что Бирмой все и кончится», но текст начал (наверное, исключительно благодаря энтузиазму грезящих о демократии) распространяться по планете. В Сербию экземпляр привезли «борцы за мир из Калифорнии», после Белграда о брошюре узнали на Украине и пошло-поехало. Теперь это пособие переведено на 44 языка и широко растиражировано в Интернете. Очевидно, что в стихийность такого широкого распространения могут поверить только совершенно наивные люди.

Шарп признает, что поддерживал контакт с украинскими оппозицио­нерами. При этом Шарп называет себя «инструментом американского правительства» и признает, что, несмотря на то, что Институт Эйнштейна позиционирует себя как «независимая организация», «было бы слишком широким допущением заявлять, что у нас нет ничего общего с правительством».

Сам автор концепции определяет так называемое ненасильственное сопротивление как «военную технологию», что означает — ее применение предполагает наличие противника, которого нужно уничтожить. Не случайно структура Шарпа финансируется Международным республиканским институтом (директор — хорошо известный в России Дж. Маккейн), Национальным фондом демократии и Фондом Форда, а также имеет тесные связи с одной из самых серьезных разведывательно-аналитических структур — RAND Corporation.

Иными словами, никаких иллюзий относительно благородных помыслов бывшего троцкиста и пацифиста (за неповиновение армейскому призыву во время Корейской войны был осужден на девять месяцев) Дж. Шарпа питать не стоит.

В завершении необходимо подчеркнуть: условно несиловой способ смены политического режима предполагает серьезную подготовительную и организационную работу.

Слова всемирно известного тео­ретика и практика революций Л.Д. Троцкого не только не потускнели с годами, но приобрели особый смысл: «Восстание — это не искусство. Восстание — это машина. Чтобы завести ее, нужны специалисты; и ничто не сможет ее остановить… Остановить ее смогут только техники». Поэтому противодействие цветным революциям и защита спокойствия и безопасности своей страны требует тщательного изучения технологий ненасильственного сопротивления и работы на опережения по принципу «Предупрежден — значит вооружен».

Елена Пономарева, доктор политических наук профессор МГИМО РФ