Люди и судьбы

Военно-пулевой роман

19-01-01-26 Ветеран Великой Отечественной войны Валентина Мазанова впервые и на всю жизнь влюбилась на фронте

19-01-02-26Девушке не исполнилось и 18 лет, когда, окончив курсы санинструкторов, она доб­ровольцем ушла на фронт. Под пулями перевязывала раненых, перетаскивала их на себе в санчасть.

— Было страшно, — признается Валентина Ивановна. — Слышу, летит бомба или снаряд, пригнусь к земле и шепчу: «Господи, спаси!» Помогало. Но однажды меня все-таки тяжело ранило. После выздоровления направили на Белорусский фронт, где уже готовилась операция «Багратион». Рота стояла под Речицей. Пошла докладывать командиру о прибытии. Подхожу, а из землянки выскакивает молодой офицер. Посмотрели друг на друга и словно застыли. Глаза у него карие и очень ласковые. На какое-то мгновение забыли, куда идем и что рядом война.

— Проходите, — смущенно пробормотал старший лейтенант и посторонился.

Позже Валентина узнала, что зовут его Николай Мазанов, что в сражениях он бесстрашен и жалеет своих солдат, а не себя. На гражданке у девушки ни жениха, ни друга не было. А про чувства между мужчиной и женщиной она в основном знала только из книг да фильмов.

— Не знаю, была ли это любовь с первого взгляда или что-то еще, — продолжает собеседница. — Но с тех пор мы стали издали друг на друга посматривать. Правда, при встрече не разговаривали, а только здоровались и улыбались. Я заметила, что после каждого боя Николай ищет меня глазами — жива ли? И я тоже радовалась, что он цел.

Однако поволноваться медсест­ре все же пришлось. Дело было на реке Одер, где их часть строила понтонный мост. В одном из боев Мазанова тяжело контузило. Валентина как раз дежурила в санчасти. Его принесли без сознания, засыпанного грязью. Ран не было, но общее состояние оставалось тяжелым. Девушка затревожилась, даже украдкой всплакнула. Ухаживала за раненым, делала уколы. Наконец Николай пришел в себя. Открыл глаза, увидел Валю, улыбнулся и сказал: «Спасибо!» Через неделю вернулся в строй.

— После этого случая мы стали встречаться чаще, сидели на лавочке, разговаривали. Слышу, про нас уже говорят: «Какая хорошая пара!» На самом же деле речи о каком-то совместном будущем у нас не заходило. Обсуж­дали многое, но только не свои отношения.

Так они дошли до Берлина. Закончилась война, началась демобилизация. У Вали были свои планы на жизнь, но навсегда расставаться с Николаем ей никак не хотелось. Все ждала, что хотя бы адресами обменяются. Однако он ни о чем таком не заговаривал. А она не могла переступить через свою гордость и сделать первый шаг. И вот настала минута прощания.

— Ты куда теперь? — спросил он однополчанку.

— Поеду в Москву поступать в мединститут. Хочу стать хирургом.

Он вдруг улыбнулся и говорит:

— А я тебя никуда не отпущу. Пожалуйста, будь моей женой.

Вот это сюрприз! Что же делать? Либо они сейчас разъедутся, но неизвестно, встретятся ли вновь, либо будь что будет — соединят свои жизни. Согласилась. Расписаться решили прямо в Берлине, в советском консульстве.

— Фаты не было, но вместо военной формы мне нашли приличные платье и туфли, — вспоминает Валентина Ивановна. — Когда после бракосочетания вернулись в часть, однополчане уже накрыли столы. Свадебный вальс мы танцевали под гармошку…

Николай посвятил себя военной карьере. Семья не раз переезжала. С мечтой стать хирургом жене офицера пришлось расстаться. Да она и не жалела. Вырастили двоих сыновей. В супружестве прожили шесть счастливых десятилетий. Одиннадцать лет назад главы семьи не стало. А потом умер младший сын…

— Под тяжестью утрат я не согнулась, не впала в депрессию, — говорит Валентина Ивановна. — Стала работать в ветеранской организации. Муж всегда был подтянутым, деятельным, активным человеком. Этому научил и меня.

За боевые подвиги Валентина Мазанова награждена орденами «Красной Звезды» и Великой Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За взятие Берлина». Множество боевых наград и у Николая Мазанова.