Городское хозяйство

Опасный груз

11-01-01-29 Технологии утилизации вредных отходов в Минске и стране развиты пока недостаточно

11-01-01-29Требования стали более жесткими

Кроме вторичных материальных ресурсов (ВМР), которые в респуб­лике собирают раздельно, твердых коммунальных (ТКО) и производственных отходов есть еще и так называемые опасные. В том числе отслужившая свой век электронно-электрическая техника, старые батарейки, ртутные лампы, а также различные органические загрязнители. К примеру, пестициды — химические средства для борьбы с вредителями и болезнями растений, сорняками, вредителями зерна и зернопродуктов, древесины. В свое время неиспользованные просроченные химикаты захоранивали на специальных полигонах. Упаковки приходили в негодность, и содержимое попадало в почву, растения, водные источники, организмы рыб и животных, а затем по цепочке — к человеку.

После присоединения Беларуси в декабре 2003 года к Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях уже захороненные пестициды в рес­публике начали извлекать из могильников и переупаковывать в специальные контейнеры для вывоза на обезвреживание. Самым крупным был Слонимский могильник — 900 тонн негодных химикатов, которые с 1968 по 1974 год свозили из Минской, Брестской и Гродненской областей. В 2012-м захоронение ликвидировали, а опасные отходы направили за границу на специализированный завод для уничтожения.

11-01-02-29— На территории Минска захоронений пестицидов не имеется, — подчеркнул начальник управления государственной экологической экспертизы Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Андрей Шахэмиров. — Нет их и в Минской области, хотя около 300 тонн еще хранится на складах областных сельскохозяйственных организаций. В соответствии с международными обязательствами эти отходы переупакованы в специальные полимерные контейнеры, что делает их безопасными для людей и окружающей среды, и постепенно вывозятся на постоянное хранение на территорию КУП «Комплекс по переработке и захоронению токсичных промышленных отходов Гомельской области».

Что нам негоже

Решается вопрос и с утилизацией отходов старой бытовой электронной и электрической техники (ЭЭТ), которые тоже далеко не безвредны и могут загрязнять окружающую среду тяжелыми металлами: ртутью, мышьяком, свинцом, кадмием, хромом.

— К примеру, в старых холодильниках в качестве охлаждающего вещества использовали фреон, — отметил сотрудник Центра экологических решений Анатолий Калач. — Теперь представьте: хозяин выставил такой агрегат на контейнерную площадку, а какой-то любитель разобрал его на детали, при этом фреон ушел в атмосферу. Это ведь грубейшее нарушение современных экологических требований. Или взять кинескоп старого телевизора. В нем содержится немалое количество тяжелых металлов, которые канцерогенны. Они накапливаются в тканях живых организмов и вызывают тяжелые заболевания. Токсичны также мониторы компьютеров.

Между тем у отходов ЭЭТ есть составляющие, которые можно использовать в качестве ВМР. Тонна сложной бытовой техники содержит около 42 процентов черных металлов, 8 — цветных, 20 — стекла, 9 — пластика, 18 процентов дерева и резины. Еще 3 процента приходится на платы и радиоэлементы, содержащие драгоценные металлы.

В Минске и республике сбором и переработкой ЭЭТ занимается компания «БелВТИ». Уже создана устойчивая система сбора старой бытовой техники. На предприятии из электронного мусора извлекают ВМР, полученное сырье очищают, сортируют и находят ему дальнейшее применение в стране и за рубежом. К примеру, черные и цветные металлы реализуют на внутреннем рынке. Пластмассы экспортируют. Элементы, содержащие драгметаллы, отправляют на переработку за границу. Золото, которое возвращается в страну, пополняет золотовалютные резервы.

Пока не решено, что делать с отработанными элементами питания. Собрать батарейки — только полдела. Что дальше? Производства по их переработке у нас нет. Для строительства полноценного рентабельного предприятия собираемых ежегодно в республике объемов явно недостаточно.

— Сначала наметили вывезти уже собранное на переработку за границу, — пояснил начальник управления ГУ «Оператор вторичных материальных ресурсов»

Сергей Юрча. — Договорились с одним из европейских государств.

Тогда столичная компания

«БелВТИ» выразила намерение все-таки построить в республике небольшое производство по переработке старых батареек на основе дешевой технологии, предложенной учеными БНТУ.

— Однако не все так просто, — заметил Андрей Шахэмиров. — Для реализации проекта документация должна пройти государственную экологическую экспертизу и получить объективную оценку воздействия производства на окружающую среду. Нужно провести исследования, изучить морфологический состав — какой спектр батареек у нас образуется, а также экономические аспекты. Тем не менее все склоняются к тому, чтобы на территории Беларуси имелось хотя бы небольшое производство для переработки старых элементов питания.

Приказано уничтожить

Нет пока и четкой системы утилизации медицинских отходов. А их в Беларуси, по данным респуб­ликанского НПЦ гигиены, ежегодно образуется около 30 тысяч тонн. И со временем этот объем возрастет.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) относит медицинские отходы к группе опасных. В них могут содержаться болезнетворные микроорганизмы, химические, радиоактивные или биологически активные вещества. Попадая в окружающую среду, фармацевтическая продукция способна нанести ощутимый вред экологии. ВОЗ провела исследования и обнаружила в питьевой воде во многих регионах планеты присутствие 25 фармпрепаратов и их метаболитов. В том числе и в некоторых странах Европы.

Угрозу здоровью могут представлять и старые неиспользованные цитостатические лекарства, которыми лечат рак. С ТКО их смешивать нельзя. В Беларуси они после специальной обработки попадают на полигон для опасных отходов, расположенный под городом Чечерском. Однако мощность объекта невелика. Поэтому часть отходов остается в медицинских учреждениях, что тоже небезопасно.

— При температуре выше 25 градусов содержимое этих препаратов даже из герметичных капсул поступает в окружающую среду, — отметила заведующая лабораторией профилактической и экологической токсикологии республиканского НПЦ гигиены Ирина Ильюкова. — В таком случае воздействию цитостатиков подвергаются и пациенты, и персонал.

Несколько лет назад в Минске УП «Экорес» ввело в эксплуатацию новый цех обезвреживания опасных отходов. Там их сжигают по особой технологии. Но на полную мощность — 360 тонн в год — цех пока не загружен.

— Мы планируем сжигать все медицинские отходы, которые образуются в Минске и стране, и добиться, чтобы на полигоны они вообще не поступали, — отметил начальник цеха Руслан Хурсик.

Если система сбора непригодных фармацевтических препаратов от компаний-производителей, медицинских учреждений и аптек в республике законодательно регламентирована, то от населения — нет. Как показали исследования, граждане плохо информированы об опасном воздействии просроченных лекарств на экологию. Поэтому негодные пилюли из домашних аптечек выбрасывают, как правило, вместе с бытовым мусором.

— Вопросы создания системы сбора и утилизации просроченной фармацевтической продукции от населения сейчас прорабатывают совместно с Минздравом, — сказал Андрей Шахэмиров. — Сбор может быть налажен через сеть учреждений здравоохранения или аптеки.

По информации Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды, в местах хранения и захоронения опасных отходов постоянно проводят мониторинг подземных вод и почвы.