Имя в спорте

Братка

19-01-02-59 Что сказать: Леониду Ероховцу дважды крупно не повезло. В 1954-м, когда минский «Спартак» впервые стал бронзовым призером чемпионата страны, был еще молод — играл за дубль. В 1963-м, когда «бронзу» завоевали динамовцы, Леонид накануне сезона команду покинул — сделали свое дело травмы. Так и остался без медалей

19-01-02-59Соответственно, и звания мас­тера спорта у него нет, хотя в чем-чем, а в мастерстве он дал бы фору многим. Техника у него была высочайшая: жонглируя футбольным мячом, мог все поле по перимет­ру обойти.

— Здорово играл Леня. Футболистом был видным, авторитетным, недаром его приглашали в молодежную сборную Советского Союза, избирали капитаном минской «Беларуси», — говорит о Ероховце бывший партнер, ныне известный белорусский тренер Юрий Пышник. — В команде его уважали, называли Братка — за памяркоўны, доброжелательный и спокойный характер.

Леонид Владимирович и сейчас такой же вдумчивый и рассудительный, внимательный. Недавно ему исполнился 81 год. Старается не пропустить ни одной встречи на стадионе «Трактор», где играет минское «Динамо», и, в отличие от многих бывших игроков, совсем не потерял интереса к нынешнему футболу.

Леонид Ероховец родился 1 мая 1935 года в Минске. Играл в минских командах мастеров, провел 173 матча чемпионатов СССР, забил 24 гола. Выступал в составе молодежной сборной Советского Союза. Его тренерские достижения — победы жодинского «Торпедо» в 1970 и 1971 годах, минской «Орбиты» в 1984-м в чемпионатах БССР, завоевание Кубка республики жодинцами в 1969, 1971 и 1972 годах, «Орбитой» в 1984-м.

Ероховец — коренной минчанин. Когда началась война, ему было 6. Уже на ее второй день

отец получил повестку в армию, и маленький Леня провожал его на фронт.

19-01-01-59— У него был рюкзак, я его до улицы довел, он меня поцеловал и ушел, — вспоминает Леонид Владимирович. — Отец до войны работал шеф-поваром в Академии наук. Тогда это была окраина города, а жили мы на Революционной, в центре Минска. Отец, можно сказать, и служил по специальности — поваром в 100-й стрелковой дивизии. Сначала в медико-санитарном батальоне, а закончил войну в звании гвардии старшины и должности повара политотдела 1-го гвардейского механизированного корпуса, которым командовал генерал-лейтенант Руссиянов. Был шеф-поваром у командира. Иван Никитич после войны подарил отцу свою книгу мемуаров с дарственной надписью. Жаль, она потом куда-то пропала. Отец был ранен, награжден орденом Красной Звезды, четырьмя медалями.

В войну мы с мамой были в городе. Немцы быстро захватили Минск, и, когда наступали, большой стрельбы не было. Наши тоже быстро взяли город. Все мосты, улицы оказались свободны. Уцелели Дом правительства, Дом офицеров, Академия наук, все заводы. И наш дом на Революционной не пострадал. Он двухэтажный, мы на верхнем жили. Высотных зданий тогда было мало. Чем война отложилась в памяти? Во-первых, меня крестили. Причем в костеле, мама была католической веры. Помню, что рядом стояли эсэсовцы. Оккупация запомнилась тем, что на всех городских базарах стояли виселицы — там фашисты по одному человеку вешали, а возле Дома офицеров сразу четверо подпольщиков были повешены. Видел, как после освобождения немцев казнили. Мы, мальчишки, бегали смот­реть.

Когда отец вернулся, ему как ветерану войны выделили земельный участок. Он был еще и хороший специалист по строительству, плотник. Начали строить дом. На двоих. Другой хозяин — шофер. Отец взял его в партнеры, чтобы на грузовике возить стройматериалы. Построились на Фруктовой улице. Это рядом с войлочной и бисквитной фабриками. Рядом пустырь. Там и начался для меня футбол. Вместе со старшими ребятами поставили ворота и играли. Босиком. Свислочь недалеко. После игры мылись в ней, плавали. Проводили свои соревнования — уличные. Играли команды с Мясникова, Революционной. А меня ребята постарше уговорили выступать за Сторожевку — чем-то я им понравился. В играх меня и заметил Иванов, тренер юношеской команды «Спартак». Так я начал тренироваться по-настоящему, осваивать азы техники, ударов. Потом поступил в индустриальный техникум. Директор техникума Павлов, а сын его был тренером команды «Строитель», меня вызывает и говорит: «Ты учишься у нас, поэтому из «Спартака» должен перейти в «Строитель». Рассказал об этом разговоре Иванову, тот особо не возражал. Так я перешел в «Строитель». Играл еще и в баскетбол. Со сборной Минска даже стал чемпионом БССР. В футбольную команду мастеров попал в январе 1954-го. Тренером тогда был Бозененков. Первую игру за дубль я сыграл в Куйбышеве в середине апреля. В этом матче мне удалось отличиться — с передачи Шевелянчика забил гол.

Но в том сезоне Ероховец в основном составе на поле не вышел. Самый молодой в коман­де, 19-летний форвард только с трибуны наблюдал, как более старшие партнеры добывали «бронзу» чемпионата

СССР. Его дебют состоялся в следующем, 1955 году. 23 мая минчане играли в Москве со «Спартаком», и Леонид появился в полузащите вместо получившего травму капитана команды Николая Макарова. В той встрече белорусы уступили 0:2. Но новичок игру не испортил, потому Бозененков продолжал его ставить в состав и когда Макаров выздоровел. Правда, коман­да тот чемпионат полностью провалила, отправившись в класс «Б». Вообще вся вторая половина 1950-х — неудачная страница в минской футбольной истории. «Спартак» возвращался в класс «А», потом снова вылетал. Вернулись в группу сильнейших в 1960-м уже как «Беларусь». К тому моменту Ероховец стал лидером команды: играя в середине поля или на позиции инсайда, не только дирижировал действиями партнеров, но и забивал больше всех.

— Особенно удачным был 1958-й год, когда забил 13 голов, — продолжает Леонид Владимирович. — Мы тогда в классе «Б» играли. Так в Виннице я к 10-й минуте матча забил два гола, хорошо приложившись с левой ноги. Дубль удалось сделать также в Станиславе и Калининграде. Но все же больше я пасы раздавал. Мы с Геннадием Хасиным хорошо взаимодействовали. До игры обсуждали, как поступить в той или иной ситуации, придумывали, как вбрасывать мяч из аута, разыгрывать штрафные и угловые. Так он с моих передач два гола забил в 1961-м в Минске московскому «Динамо», когда в воротах стоял Лев Яшин.

Свой последний матч за минскую команду он сыграл в октябре 1962-го: «Беларусь» дома громила рижскую «Даугаву» и Ероховец за 10 минут до финального свистка вышел на поле вместо героя этой встречи Юрия Пышника, отличившегося тогда дублем. Весь тот сезон Леонид лечил травмированное колено, а на его месте наигрывались другие — новички Вячеслав Журавлев, Виктор Коновалов. В 1963-м вместе минские динамовцы станут бронзовыми призерами чемпионата СССР, продемонстрировав яркую и искрометную игру, а Леонид отправится в Гомель — местный «Локомотив» дебютировал в только что созданной второй группе класса «А» и ему требовалось усиление. Потом вместе с Хасиным перебрался в запорожский «Металлург», где опять травмировался, и, в принципе, на этом игровая карьера Ероховца закончилась. Хотя он долго, почти до 40 лет, бутсы на гвоздь не вешал, играл в чемпионате республики, одновременно тренируя. Его команды жодинское «Торпедо», минская «Орбита» неоднократно выигрывали чемпио­нат и Кубок БССР. Поработал Леонид Владимирович и с коллективом мастеров — гомельским «Гомсельмашем». Там под его началом играл Георгий Ярцев — в будущем форвард московского «Спартака» и сборной СССР, впоследствии главный тренер сборной России. Как-то им довелось встретиться, и этой неожиданной встрече оба были рады.

Леониду Ероховцу действительно есть что вспомнить, рассказать другим, поделиться опытом. А чем сам гордится?

— Наверное, тем, что выступал в лучшей команде республики, в очень сильном чемпионате

СССР, — он отвечает, немного помедлив и тщательно взвешивая слова. — Был капитаном команды, дружил со всеми партнерами, никого не обижал. Что успешно играл на многих позициях — инсайда, нападающего, забивал голы.

И после паузы добавляет:

— Если б это было сейчас, может, по-другому заиграл бы, лучше. И как тренер всегда находил общий язык с подопечными. Просто так, без серьезной причины, из команды никого не выгонял.

Ероховца помнят, уважают, говорят о нем только хорошее, отмечая скромность, доброжелательность. Сейчас он живет один, не шикует, но старается всегда быть в тонусе, следит за собой:

— Каждый день — гимнастика, отжимания, наклоны и самомассаж от пяток до головы. По средам — баня. Все хорошо. Удивляет только, что пенсионеров многие хотят обмануть. Испытал на себе — не только на базаре, но даже в банке. Вот это мне обидно.