Кинозал

Джеймс Нортон: Режиссер требовал, чтобы я не улыбался

19-01-01-67  Британский мини-сериал «Война и мир» сразу вызвал споры: удалось ли англичанам адекватно переложить на киноязык шедевр Льва Толстого?

19-01-02-67Внутренний мир русского князя Андрея Болконского заинтересовал британского актера Джеймса Нортона и помог по-новому взглянуть на себя.

— Близок ли вам Андрей Болконский?

— Во-первых, благодаря роли Андрея я лучше себя понял. Мой герой выбрал для себя особенный путь. Мятежная душа ведет его к великим делам. К сожалению, не все у него получается, но так часто бывает с идеалистами и максималистами. Я тоже человек активный, но, пожалуй, не до такой степени, как Болконский. Еще я гораздо веселее и легкомыс­леннее своего героя.

— Это обстоятельство наложило отпечаток во время съемок?

— В какой-то момент режиссер Том Харпер потребовал, чтобы я перестал улыбаться. Андрей, особенно в начале романа и фильма, настроен пессимистично и начинает улыбаться только тогда, когда влюбляется в Наташу. Кроме того, работая над ролью, однажды я поймал себя на мысли, что мой герой совсем не знает женщин. Этому есть объяснение — он вырос без матери.

— Что было самым сложным во время съемок «Войны и мира»?

— Пожалуй, следить за сюжетной линией. В предыдущих проектах, где я участвовал, мы со съемочной группой всегда соблюдали хронологию при работе. В «Войне и мире» мы снимали сцены не по порядку. Поэтому сложно было показать, как меняется мой персонаж. Сначала он циник, потом романтик, затем снова циник и перед смертью — герой.

— Когда впервые прочитали роман Толс­того?

— Я снимался в сериале «Счастливая долина», который вышел на экраны в 2014 году. В одной из сцен мой герой идет в магазин и берет там книгу — оказалось, что это «Война и мир». Так состоялось мое знакомство с романом. До начала работы над сериалом я прочитал только то, что успел зацепить взглядом, сидя на автобусной остановке. Когда меня утвердили на роль Болконского, прочитал «Войну и мир» от начала до конца.

Читайте также:  Игорь Поршнев. Культпоход в кино

19-01-03-67Роль Наташи Ростовой в сериале сыграла английская актриса Лили Джеймс.

— Лили, ваша героиня — московская аристократка. Сложно было войти в образ?

— Режиссер Том Харпер добивался от нас создания русских характеров. Лев Толстой уже наделил Наташу Ростову чертами столичной дворянки, и я просто играла то, что было в книге и сценарии.

— Какой задумал Наташу Лев Толстой?

— В Англии нет девушек, похожих на нее, и в Америке таких я не встречала. Я уже сталкивалась в работе с русским характером — в лондонском театре Southwark Playhouse я играла Нину Заречную из чеховской пьесы «Чайка». Она чем-то напоминает героиню «Войны и мира». Но Нина — актриса, и это сказывается на ее характере. А в жизни Наташи нет ни минуты игр­ы. Она живет даже не сегодняшним днем, а одной минутой. Это и приводит ее к катастрофе, поскольку в нашем мире нельзя жить так беззаботно. Взрослея и страдая, Наташа становится муд­рее. Эта роль оставила след в моей жизни — вместе с Наташей я менялась и как актер, и как человек.

— Лев Толстой известен во всем мире. Работа над ролью помогла вам лучше понять, почему Толс­той так популярен?

— Я думаю, что никто в мире не сумел понять и описать внутренний мир женщины так, как Толстой. Он не разрешает своим героям жить собственной жизнью и тщательно следит за ними на протяжении всего романа. «Войну и мир» я перечитала несколько раз и была поражена количеству персонажей и тому, как все они, даже эпизодические, точно описаны. Для меня, англичанки, мир Толстого интересен и заманчив, поскольку я о нем нигде раньше не слышала. В Европе и Америке ничего подобного нет, и, изучая роман, каждой клеточкой души чувствуешь, что все в нем правда. Сочетание этого особенного мира и исторической реа­льности делает Толстого первым писателем всех времен и народов.