Все путем

Своим ходом

   08-01-02-91От битвы на Немиге до знаковых политических съездов XX века

08-01-01-91Гид: Павел Дюсеков, историк, экскурсовод.

Маршрут: улица Клары Цеткин — улица Сухая — улица Коллекторная — улица Немига — улица Мясникова.

В большинстве столиц и крупных городов мира проводить бесплатные пешие экскурсии — нормальная практика. Минск не исключение. В Интернете легко найти такие. Самый популярный проект ориентирован не столько на зарубежных туристов, сколько на самих минчан, — это «Вандроўкі ў мінулае. Free walking tours» экскурсовода Павла Дюсекова. Мы прогулялись вместе с ним по маршруту «Падарожжа ў мінулыя стагоддзі» и вспомнили, какие события происходили в разное время в Минске в районе улиц Клары Цеткин и Мясникова. Точка отправления — площадь Франтишка Богушевича.

08-01-02-91Шаг первый

Идем по правой стороне улицы Клары Цеткин. По левой — строительство метро, которое перекрыло доступ к Северному переулку.

— Дома там были построены в конце XIX — начале XX века низшими чинами железнодорожников и сохранились прак­тически в первозданном виде, — рассказывает Павел Дюсеков. — Когда-то переулок назывался Лютеранским, потом по названию ближайшей станции стал Северным. В большинстве домов поколениями живут одни и те же семьи. Но там до сих пор нет ни центрального отопления, ни водопровода. Воду люди набирают на улице в колонке. Лестницу, по которой можно было подняться в переулок со стороны улицы Клары Цеткин, снесли во время строительных работ — скоро тут будет выход на станцию метро третьей линии «Плошча Францішка Багушэвіча». Были планы сделать из Северного переулка этнографический уголок, что-то вроде шведского Скансена, но местные жители активно выступают за то, чтобы их дома сносили, потому что по закону тогда есть возможность получить в качестве компенсации квартиру. Постепенно старые дома разбирают. Ходят слухи, что их куда-то перенесут, но пока неизвестно, что станет с этим уникальным местом.

08-01-03-91Шаг второй

Идем по улице Клары Цеткин, за фабрикой «Галантэя» сворачиваем направо к скверу.

— Эти плиты называются мацевы. Они уцелели, после того как в 1960-е годы на территории еврейского кладбища разбили этот сквер, — показывает Павел на то, что осталось от каменных надгробий. — Если пройтись здесь и внимательно присмотреться, то там, где дожди размыли землю, можно увидеть и другие мацевы. Первое, что основывали евреи, когда селились на новом месте, — это кладбище. Причем для них святыня не сам камень, а именно место захоронения. В Минске евреи живут с конца XV века и долгое время составляли немалую часть населения, но территория их проживания постоянно была по разным причинам ограничена. Когда мест для захоронений не осталось, а другого места для кладбища не было предложено, пришлось решать проблему нестандартным путем. Привозили землю и насыпали ее на старые надгробия. Сейчас мы с вами стоим на холме, а под нами тысячи могил. Снять тут слой сантиметров сорок — мечта археологов.

08-01-04-91Шаг третий

Приближаемся к угловому зданию на пересечении Сухой и Коллекторной (улица Сухая, 25). Сейчас здесь располагается историческая мастерская имени Леонида Левина. Во время Великой Отечественной войны по улице Коллекторной проходила граница Минского гетто.

— О шестом и последнем погроме в гетто осенью 1943 года евреи были предупреждены, — рассказывает гид. — Печник Пинхас Добин выкопал для своих близких небольшую камеру в подвале полуразрушенного дома рядом с кладбищем. В ней нельзя было перемещаться в полный рост, в туалет ходили там же. Раз в неделю кто-то покидал укрытие, чтобы раздобыть еду. Когда кто-то умирал, тело нельзя было вынести — только положить буквально себе под ноги и чуть присыпать землей. Через несколько месяцев то ли город бомбили, то ли случайно кто-то бросил туда гранату, но стены обрушились и замуровали выход. Люди поняли, что погребены заживо, и неделю кто ложками, кто руками пытались выкопать новый лаз. Когда им удалось выбраться, на улице они встретили незнакомого человека, но он не выдал их, стал приносить воду и еду в назначенное место. Евреи провели под землей около девяти месяцев. Когда в город пришла Советская армия и местные рассказали, что надо спасать этих людей, то первый солдат, который спустился за ними, потерял сознание от запаха. Из 26 выжили 13 человек. Некоторые из них были свидетелями на Нюрнбергском процессе.

08-01-05-91 Шаг четвертый

Спускаемся вниз по Коллекторной улице до пересечения с Немигой. Останавливаемся на перекрестке.

— Первое летописное упоминание Минска связано с битвой на Немиге 3 марта 1067 года. Нашу сторону представлял князь Всеслав Чародей. Вражескую — князья Ярославичи: Изяслав Киевский, Святослав Черниговский и Всеволод Переяславский, — напоминает Павел. — Через дорогу, у современного дома № 11а на Мясникова, до революции стояла памятная колонна, обозначавшая место, где проходила битва. Когда рыли ливневый коллектор, именно там нашли останки воинов, оружие.

Прогулка занимает около полутора часов. Маршрут также пролегает через площадь Мясникова, где можно представить, как до ­1960-х там смотрелась церковь во имя Казанской иконы Божией Матери, оценить красивейший фасад бывшего женского еврейского училища на Мясникова, 76. Затем свернуть налево к отреставрированному доходному дому Оскара Яницкого (ул. Советская, 14).

08-01-06-91Шаг пятый

Поворачиваем налево — во двор между Коллекторной, 3, и Немигой, 38.

— В 1901 году в Минске накрыли еврейскую подпольную типографию, — рассказывает экскурсовод. — Это так напугало жандармов, что тех, кто был задействован в ее работе, они выслали в Москву на личный допрос к начальнику Московского охранного отделения Зубатову. Среди них была еврейка Маня Вильбушевич, работавшая в типографии грузчицей. Она влюбилась в Зубатова и сама ему тоже чем-то приглянулась. На фоне их бурного романа они успевали обсуждать и политические дела. В 1902 году Маня вернулась в Минск и созвала первый официально разрешенный съезд Еврейской независимой рабочей партии. На первый нелегальный съезд РСДРП в Минск в 1898 году прибыли всего девять делегатов. На этот съезд — 600 делегатов со всей Российской империи, в том числе несколько зарубежных представителей. Заседали в банкетном зале «Париж» трехэтажного здания, которое располагалось в этом дворе.