На все четыре стороны

Золотой «деревянный»

Суббота, 13:20. Автобус № 83э

В салоне автобуса встретились два друга Сергей и Игорь. Они стали вести самый обычный разговор: как семья, работа.

—Что делаешь сегодня вечером?

— Ничего. Дома посижу.

— Мы с Машей, Валеркой и Кирой собрались в кино. Бери Катю и пошли с нами.

Но Сергей стал отнекиваться. Мол, домашние хлопоты, устал.

— Что, денег нет? — вдруг сказал Игорь.

— Да, — вздохнул Сергей. — До пятницы всего рублей 50 осталось. После деноминации деньги утекают, как вода. Так что развлечения до получки отменяются.

— А если найду заначку, то пойдете?

Сергей утвердительно кивнул, добавив, что никакие «в долг» или «мы сами заплатим» не подходят.

— Уверен на все сто, — заговорил Игорь, — что у вас в прихожей стоит копилка, банка или специальная мисочка, куда ты с Катей ссыпаешь все монеты после похода в магазин. И ты уже месяц оттуда ничего не брал. Ну что, я прав? Я сам так делал, пока не посчитал, сколько туда накидал: 60 руб­лей с мелочью! Вот так. Звони Кате, пусть посчитает, сколько в этой заначке затерялось.

Через три минуты парни, сверяясь с информацией на смартфонах, обсуждали, на какой сеанс лучше пойти и где потом «забургерить». Оказалось, что в копилке Сергея тосковали 72 рубля 41 копейка. Больше, чем в его кошельке. Просто потому, что вместо того чтобы тратить металлические рубли, он отправлял их в копилку, забывая, что после деноминации белорусский рубль стал дорогим.

Я тоже уверен: так поступают многие. Потом удивляются, что денег стало меньше. Ведь тратят бумажные деньги, а монетная сдача выпадает из семейного бюджета. Нужно и мне посчитать, сколько мелочи уже набралось в копилке за месяц.