Люди и время

Владимир Меньшов: Современный кинематограф уходит от постановки серьезных проблем

11-01-01-106 В сентябре день рождения отмечает кинорежиссер Владимир Меньшов. В интервью он рассказывает о своем взгляде на современный кинематограф и политическую ситуацию в мире

11-01-01-106У кинорежиссера народного артиста РСФСР Владимира Меньшова очень напряженный график. Между съемками и спектаклями встречу он назначил у себя на даче.

— Владимир Валентинович, как планируете отмечать свой день рождения?

— В кругу семьи. Соберутся только самые близкие — Вера, Юля, зять Игорь Гордин и двое внуков. Скорее всего, пойдем в какое-нибудь кафе.

— С каким настроением входите в новый возраст?

— Не могу сказать, что в угнетенном. Скорее, в рабочем.

— А если оглянуться на пройденный вами путь в профессии, какой из его этапов вы бы назвали самым непростым?

— Время становления. Это было серьезное и тяжелое испытание. В последних классах школы понял, что меня очень тянет в увлекательный мир кино: не пропускал ни одного фильма, читал книги, журналы об актерах, режиссерах. Мне никто не мог подсказать, имею ли я право быть в этом мире. Однако долгое время меня не пускали в него.

Сначала нужно было преодолеть противодействие семьи и друзей, которые не понимали, с чего это я вдруг решил связать свою жизнь с кино. Ведь никто из моего окружения не был связан с искусством. Надо было сломить противостояние. И оно было сломлено. Скрепя сердце родители дали мне деньги на поездку в Москву. Пытался поступить во ВГИК, прошел 1-й тур, получил место в общежитии на время вступительных экзаменов. Неделя, проведенная среди абитуриентов, будущих актеров, режиссеров, сценаристов, операторов, перевернула мою жизнь. Я твердо понял, что этот мир мой, интуитивно сделал правильный выбор. Оставалось только убедить в этом педагогов, набиравших курсы во ВГИК и театральные училища. Удалось мне это только на четвертый год.

Мне, конечно, необычайно интересно было учиться, я был абсолютно счастливым человеком. Но поступление в Школу-студию МХАТ еще не было победой. Актером, как сам себя оценил, оказался не сильным. И после окончания Школы-студии МХАТ не стал работать по специальности, а пошел учиться во ВГИК в мастерскую Михаила Ромма. Чрезвычайно увлекся этой профессией и напрочь забыл, что когда-то был актером. И тут неожиданно сыграл главную роль в дипломной работе своего однокурсника Александра Павловского «Счастливый Кукушкин».

Так в 32 года исполнилась моя детская, юношеская мечта. Я наконец-то стал сниматься в кино, да еще в главных ролях, да еще на «Мосфильме». Но мной это уже воспринималось как промежуточная победа. Окончательная же наступила, когда мне дали возможность снять полнометражный фильм — «Розыгрыш». Это был не только мой дебют, но и школьников — Дмитрия Харатьяна, Натальи Вавиловой, Евдокии Германовой. Картина оказалась популярной, мы получили за нее Государственную премию. Вот тогда я понял, что наконец-то пришел в большое кино.

— Вы так долго шли к своей заветной мечте. Пришлось многое преодолеть, многому научиться, чтобы стать настоящим профессионалом. А что вы можете сказать о качестве современного кино?

— Если говорить о сегодняшнем кинематографе, то стоит разделять его на отдельные составляющие. К примеру, техническая сторона, безусловно, стала многократно сильнее. Компьютерные технологии дали невероятные возможности, когда смотришь — просто ахаешь. Нам в свое время такое и не снилось. Сейчас самое время снимать сказки, фэнтези. Что касается актеров, то они всегда были интересны. А вот содержание…

Раньше, бывало, посмотрю какую-то картину, и она меня настолько захватывала, что не мог спать по ночам, все думал над вопросами, которые в ней поднимались. Причем меня не интересовало, как это сделано. Для меня важно было, какие проблемы поставлены в фильме, как умно, глубоко и содержательно они высказаны. Такого я давно уже не видел. Мне кажется, что современный кинематограф к этому не тяготеет, а наоборот, всячески уходит от постановки серьезных, мировоззренческих вопросов, которые должны волновать людей.

— Как вы думаете, что сегодня нужно, чтобы создавались такие фильмы, как «Москва слезам не верит», «Любовь и голуби»?..

— Не знаю. Может быть, просто время кинематографа закончилось. Он владел умами и был главным искусством в течение практически 70 лет. Я всегда считал, что смысл профессии режиссера в том, чтобы обратиться к людям с важными словами, которые перевернут их сознание, заставят переосмыслить свою жизнь. Нужно уметь находить новые мысли, новые слова, чтобы пробиться к сердцам людей.

— Ваши фильмы пронизаны любовью к своей стране, людям. Наверняка у вас есть свой взгляд на процессы, происходящие сегодня в стране, в мире?

— Сейчас часто слышу о том, что у России с Америкой и Западом никогда не было таких холодных отношений, как сегодня. Однако это не так. Я хорошо помню, как с высоких трибун американский президент Рональд Рейган в 1980-е годы провозглашал нашу страну империей зла. Я также отчетливо помню, как 1 сентября 1983 года советский истребитель «Су-15» над Сахалином сбил пассажирский южнокорейский «Боинг-747». Два с половиной часа самолет находился в советском воздушном пространстве. Это была очевидная провокация. На сигналы наших военных летчиков он не отвечал, поэтому и был сбит. Какая истерия была по этому поводу, какой накал! Весь мир тогда говорил, что жуткие русские убили 300 человек. Так что взаимоотношения нашей страны с Западом и Америкой были еще тяжелее, чем сегодня. Поэтому я уверен: раз мы пережили те времена, то переживем и эти.

— Вы получили «Оскар» за картину «Москва слезам не верит» в номинации «Лучший иностранный фильм» в то время, когда между нашей страной и Западом были довольно сложные отношения. На ваш взгляд, сегодня российским актерам и режиссерам сложно получить международную награду?

— И тем не менее в 1981 году картина «Москва слезам не верит» получила «Оскар». Для всех это было полной неожиданностью. Ведь среди номинантов были такие знаменитые режиссеры, как Акира Куросава, Франсуа Трюффо. Поэтому говорить о том, что сегодня наши актеры и режиссеры не смогут получить международную награду, не стоит.

— Фильм много критиковали…

— Да. Коллеги фильм встретили весьма неприязненно. Дешевкой называли. Упрекали, что я снял сказку о Золушке, мол, в жизни такого просто не бывает. На собраниях песочили. Да и с точки зрения международных наград эта картина не вызывала у них никаких надежд.

— У вас очень сильный характер. Вашим внукам есть с кого брать пример. Кстати, как вы считаете — вы хороший дед?

— Думаю, нет. Хороший дед — это тот, который возится со своими внуками, занимается ими. Я надеялся, что мы хотя бы лето будем проводить вместе на даче. Но даже этого не происходит. Во-первых, потому что у Юли есть своя дача, а во-вторых, у меня никогда не получается освободиться на все лето. Но мы с Верой не выпускаем их из зоны своего влия­ния. Жена постоянно переписывается с Юлей, интересуется ее делами, делами внуков.

— Чем занимаются ваши внуки?

— Андрей сейчас учится в Школе-студии МХАТ и, по-моему, ему это интересно. А Таисии еще пять лет учиться в школе. Когда окончит, посмотрим, к чему будет лежать ее душа. Пока рано об этом говорить.

11-01-02-106Цитаты из фильмов Владимира Меньшова

«Москва слезам не верит»

  • Не учи меня жить, лучше помоги материально!
  • Как видишь — жив, здоров и даже довольно упитан.
  • Даже если бы вы носили три обручальных кольца, все равно вы не замужем. У вас взгляд незамужней женщины.
  • Что ж, вечер перестает быть томным.
  • С таким аналитическим умом вам надо работать в бюро прогнозов!
  • С бумагой в стране напря­женка!
  • У тебя каждое утро эти крайние обстоятельства. Похмельный синдром называется!

«Любовь и голуби»

  • Девушки, уймите вашу мать!
  • Шо характерно — любили друг друга!..
  • Зараза! «Людк, а Людк!» Тьфу! Деревня!
  • Инфаркт микарда! Воот такой рубец! Вскрытие пока­зало.
  • Извините, что помешал вам деньги прятать.
  • — Мы из разных социаль­ных пластов, но ведь нас судьба связала.

— Да какая судьба? По пьянке закрути­лось, и не выберешься.

«Ширли-мырли»

  • Прости меня, Васенька, дуру грешную…
  • Ой, мама! Капусточка, конечно, дело хорошее, но в доме нужно держать и мясные закуски!
  • Не забывает, как только отсидит — сразу же…
  • Я ваше горе, мама, готов разделить. Но по пунк­там…
  • Всех отпустить? И Суходрищева? Есть!