Анонсы фильмов

Парень не промах

30-01-01-110О картине «Дуэлянт» уже вовсю говорят. Мол, это чуть ли не первый российский блокбастер, заслуживающий оценки «отлично»

30-01-01-110Там вот какая история. Приехал в Питер один симпатичный, но отчего-то несколько насупленный малый. И всем представляется офицером в отставке Яковлевым. А на дворе, между прочим, 1860 год. В столице Российской империи сплошной мрак: погода — дрянь, под ногами — грязь, народишко по улицам шныряет какой-то сомнительный. Да еще разные-всякие баре в каретах и закрытых повозках разъезжают. Дамы, как и во все времена, про наряды да балы речи ведут, а господа, то есть некоторые из них, развлекаются на дуэлях. Модное в ту пору занятие. Взглянул на тебя кто не так или, того хуже, ляпнул чего лишнего да невпопад — ему тотчас в физиономию перчатку пуляй и жди ответа. После уж — время, место, выбор оружия. Но самая-то прелесть — любому из спорщиков дозволялось свою честь чужими руками отстаивать. А что? Честный бизнес: есть умелые люди, готовые за хороший куш стрельнуть в кого угодно. Зачем, спрашивается, свою голову под кусок свинца подставлять? У каждого своя работа. Вот этот самый Яковлев и есть такой дуэлянт-наемник.

Но парень непрост. Ох как непрост. Во-первых, он не иначе как прямой родственник Дункана Мак­лауда. Помните, был такой смешной чудик, которого хоть режь, хоть стреляй — все ему нипочем. Вот и Яковлев, похоже, из таковских. Не успел он в приличном обществе появиться, а уже репутацию заимел дурную: скандалист и народу укокошил изрядно. А с чего, спрашивается, злой такой? И выясняется: давным-давно его крепко подставили и угодил горемыка ни за что ни про что на каторгу. Да еще семью его под корень извели, а самого дворянского титула лишили. Словом, досталось ему, натерпелся. Теперь вот таким способом честь поруганную восстанавливает. И весьма успешно: он, когда с каторги утек, угодил в беспамятстве к какому-то шаману алеут­скому. Тот его выходил и чего-то такого нашаманил, что удальца теперь пуля не берет, а он, напротив, в кого ни стрельнет — непременно угодит. И кой-кому, точнее одному графу нехорошему, душевные порывы Яковлева очень даже на руку. Ему, видишь ли, по счетам платить неохота, вот он руками мстителя от кредиторов и избавляется. Зашлет ему деньжат — и дело в шляпе. Чем все завершится, узнаем, когда посмот­рим.