Гордость столицы - династии

Семья и труд рядом идут

11-01-01-117С 1953 года жизнь семьи Селюн неразрывно связана с Минским тракторным заводом. Общий семейный трудовой стаж — почти 200 лет

11-01-01-117Дом, где более 60 лет живут три поколения семьи Селюн-Гончарик, в прямом смысле слова утопает в зелени. Одного взгляда достаточно, чтобы понять: каждый квадратный метр небольшого земельного участка получил свою долю любви и заботы. Уже в конце нашей встречи Раиса Васильевна скажет, что на покупку редких растений никогда не жалела денег, даже в тяжелые для семьи времена. Под стать двору и внутреннее убранство небольшого, на первый взгляд, частного дома. В современной и со вкусом оформленной гостиной собрались представители двух поколений тракторостроителей. Василий Иванович Селюн — родоначальник трудовой династии, дочь и зять Раиса Васильевна и Олег Николаевич Гончарики — ее продолжатели.

Василию Ивановичу в этом году исполнилось 86 лет. Но прошлое помнит, как будто все происходило вчера. И как сестра устраивала паренька на тракторный после службы в армии (попасть на завод в те годы было совсем непросто). И пешие походы с друзьями на канал Вилейско-Минской водной системы в районе улицы Филимонова, потому что там был один из ближайших магазинов. И как, наработавшись за смену, приходил домой в съемное жилье, а хозяйка, у которой были сотки земли и корова, просила помочь. И помогал — косил сено, возил на коляске вручную с поля картошку. И как просил ее: «Тетя Женя, возьмите мне хорошую девочку на квартиру». И она взяла — к стеночке полочек приделали, получилось спальное место. В жуткой тесноте жили. И как влюбился в эту новенькую соседку Антонину, тоже хорошо помнит Василий Иванович. На завод и с завода — вместе, подружились, а потом и жить стали вместе.

Отец купил им в деревне амбарчик, земли кругом было много, начали участки разбирать и самовольно строиться. Обеспечить всех рабочих жильем государство в те годы было не в силах.

— Начинал с ученика фрезеровщика, потом был шлифовщиком, наладчиком оборудования, — вспоминает Василий Иванович. — Коленвалы тяжелые. А надо было 80-100 штук за смену вручную с конвейера снять, поставить на станок, сделать, а потом положить обратно. Но я такой человек — раз уж взялся, не отступлю. На трех станках одновременно работал: на шлифовальном и двух фрезерных. Везде надо было успевать. И так до последних дней работы на заводе.

Будучи высококлассным специа­листом, ездил налаживать станки по всему Советскому Союзу. Ушел с завода аж в 70 лет и то потому,  что здоровье подводить начало. Так и вышло: 46 лет отдано родному предприятию и 60 — счастливой семейной жизни.

Увы, Антонины Афанасьевны летом не стало. Все время до выхода на пенсию она проработала маляром на конвейерной подвесной ленте. Детали приходилось красить вручную из пульверизатора. Много лет единственной защитой у маляров были только респираторы.

— Она домой приходила, — вспоминает Раиса Васильевна, — только глаза блестели.

Дочь и зять говорят, что за все годы родители ни разу не пожаловались на судьбу. Наоборот, считали, что она распорядилась так, чтобы все происходящее было неразрывно связано с тракторным, поэтому у них в жизни все и получилось.

Как когда-то завод стал родным для родителей, так обрела на нем себя и Раиса Гончарик:

— Я любила свою работу. Трудилась сначала маляром-лакировщиком-маркировщиком, а после рождения сына — в цеховой дис­петчерской. Объявляла по радио, включала конвейер, потом компьютер поставили — добавились новые обязанности. Мне было интересно. Бойкое место: и рабочие заходили, и начальство.

Раиса Васильевна без тени сожаления рассказывает о своих одноклассниках, с которыми училась в спецшколе с английским уклоном. Кто-то стал профес­сиональным переводчиком, кто-то за границей живет. А вот она ни капельки не жалеет, что выбрала завод. Во-первых, здесь встретила мужа. Когда родители устраивали девушку на предприятие, у нее была возможность выбирать под­разделения: отец пользовался авторитетом. Предлагали Рае теплосиловой цех, несколько механических с хорошими окладами и не очень тяжелой работой. Но случилось так, что, направляясь по предписанию в одну из служб, встретился в цехе он — парень ее мечты. Высокий, стройный, да еще сопровождавшая женщина обратила внимание на него, вот, мол, наш Олежка. Раиса Васильевна потом всю жизнь будет называть Олега Николаевича Олежкой. Побывав на предполагаемом новом рабочем месте, девушка в отделе кадров заявила — хочу в первый цех, про себя подумав: туда, где Олежка. Следующая встреча — на танцах в Доме культуры, через два года — свадьба.

Еще одна причина, почему пришла на завод: подруги увлеченно рассказывали о том, как много на заводе молодежи, какая там интересная жизнь. Немаловажную роль сыграло и мнение родителей. Рая не слышала от них ни одного плохого слова про тракторный.

Много лет Раиса Васильевна была комсоргом бригады. Про те годы вспоминает, что молодежь объединяли и рабочие интересы, и досуг, и настоящая дружба. Совместные походы в кино, теат­ры, цирк, экскурсии по Советскому Союзу. Со своими девочками Раиса встречается до сих пор: теат­ры, кафе, ботанический сад. Хотя только несколько месяцев, как ушла на пенсию (очень тяжело болела мама). Для женщины заслуженный отдых наступил в 60 с небольшим лет.

Супруг Олег Николаевич уже три года на пенсии, но на предприятии работает по-прежнему.

— Конечно, тяжеловато, — признается собеседник. — Все-таки почти 45 лет доводится прыгать с капота на землю и наоборот.

На заводе он устанавливает на тракторы электрооборудование — фары, электрощетки. Мягкий и отзывчивый человек из интеллигентной семьи. Его мама заслуженная учительница БССР, отец много лет был завучем в школе, сестра тоже учительница.

Младшая дочь Олега Николаевича Татьяна пошла по стопам отцовской династии — окончила пед­университет.

— Люди сейчас, к сожалению, не совсем понимают, что такое гордость за свой завод. — рассуждает Олег Гончарик. — Раньше куда ни приедешь, скажешь, что из Минска, — уже теплее относятся. А если еще пояснишь, что с Минского тракторного, то вообще родным становишься…

Застать в родительском доме Алексея Гончарика сложно. Поэтому о сыне согласились рассказать родители. Сразу по окончании колледжа попасть на тракторный у Алексея не получилось. Какое-то время работал на совместном предприятии. О мастерстве сына Олег Николаевич и Раиса Васильевна отзываются с нескрываемой гордостью. Профессионал, в тридцать с небольшим лет имеет наивысший разряд токаря — шестой, к тому же еще и фрезеровщик, и оператор станков с ЧПУ.

— Когда сын только устроился на завод, многие недоумевали, — вспоминает Олег Николаевич. — Нельзя, мол, в таком возрасте иметь высочайший разряд. Значит, блатной. Но уже в первые дни Алексей подсказывал опытным мас­терам, как, например, проще и лучше обработать деталь. И очень скоро мнение о нем поменялось.

— Работа токаря творческая, если относиться к ней с душой, — дополняет мать. — Ведь Леша так аккуратно, с умом все высчитает, точно сделает! Такой же, как и дед. Сожалеем ли мы, что сын пошел по нашим стопам? Нет конечно. Это его осознанный выбор. Я и мой муж все годы проработали на тракторном, у нас только хорошие воспоминания. Мои мать и отец тоже отдали всю жизнь ему. Мой брат Юрий на протяжении 35 лет был одним из лучших слесарей МСР. Как нам не гордиться за свою семью, за то, что честно трудились, а теперь общее дело продолжает наш сын!