Экология

Как ветром сдуло

06-01-01-130 Памятник природы республиканского значения «Дубрава»: спустя 4 месяца после разрушительного урагана здесь по-прежнему бурелом. Почему?

06-01-01-130Утром буднего дня в роще тихо и безлюдно. В последний раз была здесь еще в авгус­те, тогда и увидела, что натворил ураган, пронесшийся над Минском 13 июля: сломанные как спички толстенные стволы деревьев, заваленные буреломом дорожки и полянки, выкорчеванные с корнем сосны…

Зрелище удручающее. И не только потому что это случилось с памятником природы республиканского значения, где росли вековые деревья. У меня, как и у многих других выпускников БГУ, к роще особое трепетное отношение. Прогуливаться по ее тропинкам, окруженным папоротником, в тени пышных крон любила еще в студенчестве, хоть изредка приезжать сюда стараюсь и сейчас.

И вот новый визит. Деревья сбросили листву, трава пожухла, зеленые краски в пейзаже уступили место коричневым, рыжим и белым. Неизменным остался лишь бурелом. Пробираюсь между поваленными стволами, прохожу под арками из сломанных деревьев. Особых отличий от того, что видела в августе, не замечаю. Не хватает слов, чтобы описать, что натворила здесь стихия, и остается только гадать, сколько времени потребуется роще, чтобы восстановиться.

Слышу за спиной шорох, оборачиваюсь — за кусты прячется испуганный заяц. Его примеру следует и белка, которая ловко взбирается по дереву со сломанной кроной и с безопасного расстояния настороженно наблюдает за мной. Видимо, люди теперь нечасто сюда захаживают: прогулки среди завалов древесины вдохновляют немногих.

06-01-02-130Странно: в городе большинство лесопарковых зон, пострадавших от урагана, давно привели в порядок, где-то работы завершаются. А на территории, объявленной памятником природы, да еще республиканского значения, последствия бури в нетронутом виде. Почему? За ответом обращаюсь на биологический факультет БГУ, поскольку роща передана Бел­гос­уни­верситету под охранное обязательство еще в 2007 году. И вот что выяснилось.

— Университет — учебное заведение, он не имеет ни техники, ни специалистов, которые могли бы выполнить расчистку бурелома, — пояснил инженер-дендролог ботанического сада БГУ Иван Гирилович, который присматривает за рощей. — Мы обращались за помощью в Минский районный исполнительный комитет, направляли туда письмо. В результате наше обращение передали в Щомыслицкий сельсовет, откуда нам же пришло письмо с поручением… убрать ветровальные деревья. Писали и в областной комитет природных ресурсов и охраны окружающей среды, но никакой помощи так и не дождались. Сейчас направили письмо в Минский облисполком, ждем ответа. Самим нам точно не справиться, к тому же открытым остается вопрос: куда девать сотни кубометров хорошей строительной древесины, которая сейчас лежит в роще и со временем придет в негодность?

Ситуация напоминает замкнутый круг: учреждение, которое назначено отвечать за «Дубраву», справиться с последствиями стихии физически не в состоянии. Денег на то, чтобы нанять стороннюю специализированную организацию, которая выполнила бы необходимые работы, у университета нет. А просьбы о помощи, направленные в различные инстанции, оборачиваются поручениями в адрес БГУ убрать бурелом.

Выходит, памятник природы республиканского значения, который, как гласит табличка у входа в рощу, охраняется государством, на деле оказывается никому не нужным и убирать ветровал, спасать уникальный природный объект некому.

«Дубраве», площадь которой составляет 24 гектара, не менее 350 лет, здесь росли около 500 видов растений, в числе которых немало уникальных, 253 вида грибов и 46 — лишайников. Это фрагмент естественного растительного комплекса дубово-еловых лесов со значительной долей завезенных видов-экзотов.