Все путем

Пора в сад

16-01-01-133  Где растут самые старые деревья в городе и чем Минск начала XIX века напоминал Венецию? Гуляем по Центральному детскому парку имени М. Горького

16-01-01-133Гид: Игорь Корзун, инженер лесного хозяйства, активист общественной кампании по сохранению зеленых зон «Городской лесничий» экологического товарищества «Зеленая сеть».

Маршрут: центральный вход — планетарий — колесо обозрения — набережная.

Менялись название и планировка, когда-то восточная окраина города стала центром, но уже больше 210 лет этот парк по-прежнему остается излюбленным местом отдыха минчан. Отправляемся туда на прогулку с инженером лесного хозяйства Игорем Корзуном.

— Это один из первых городских публичных парков в Российской империи (открылся в 1805 году. — Прим. авт.), — говорит гид, когда минуем центральный вход со стороны улицы Фрунзе. — Имевшихся на тот момент в Минске Александровского сквера и небольшого садика на современной площади Свободы было недостаточно. Поэтому по указанию губернатора Захария Корнеева для отдыха горожан разбили парк, о чем свидетельствовала табличка у входа с надписью на латыни: Post laborem requies («После работы отдых»). Сосны рядом с колесом обозрения — то, что осталось от окружавшего Минск бора. Поскольку это вечнозеленые растения, сложно точно определить их возраст, но ученые-ботаники дают им не меньше 250 лет. То есть на месте парка раньше был большой, столетиями формировавшийся лес.

В 1920 году Губернаторский парк (или Городской сад) переименовали в сад «Профинтерн». В 1936-м после смерти Максима Горького присвоили имя писателя. С 1952 года назвали парком культуры и отдыха. С появлением аттракционов в 1960-м — детским.

16-01-02-133Шаг первый

Перед памятником Максиму Горькому сворачиваем налево и идем вверх по дорожке к зданию планетария.

— Когда парк только строился, одна из его границ проходила как раз по этой аллее, тогда улице Садовой, — рассказывает Игорь Корзун. — Мы движемся к его самой высокой части, так называемому балкону, откуда открывался великолепный вид на планировку внизу. Важно понимать, что парк — не просто территория, где растут деревья, у него есть своя композиция. Мастерство архитектора заключается в том, чтобы предугадать даже то, как будут выглядеть ветви в разные поры года. Этот парк английского типа, где композиция подчиняется не строгим геометричес­ким правилам, а природным формам. Территория на берегу Свислочи, где сейчас находятся здания цирка и недостроенной гостиницы, изначально тоже была парковой. Ее дренировали, прокопали там каналы, построили беседки. Тогда можно было не только гулять по аллеям, но и плавать на лодке по каналам. Потом заречную террасу засыпали землей.

Естественно, в силу возраста ландшафтная композиция уже не так сильно проявлена, но в некоторых местах она все-таки сохранилась — великолепный вид открывается с улицы Карла Маркса, когда спускаемся вниз к Свислочи и видим строгий бордюр из 20-метровых тополей вдоль реки. Постепенно открытые пространства засаживаются. На мой взгляд, парк сильно загущен и деревьям не хватает места, чтобы нормально развиваться. Все застроено аттракционами и киосками.

16-01-03-133Шаг второй

Обходим здание планетария с правой стороны, чтобы подойти к так называемой губернаторской липе.

— Это самое старое дерево в городе, посаженное человеком, — поясняет гид. — Липе примерно 215 лет. Нужно иметь в виду, что тогда до посадки в определенном месте дерево растили лет 12-15. Я считаю, что это дерево самого губернатора. Когда спрашивают, есть ли такие свидетельства, отвечаю: логика и красивая история важнее сухих фактов. Корнеев немало сделал для города и, как почетный горожанин, думаю, не преминул воспользоваться своим правом посадить первое дерево. Где? На самом видном месте — горке. Ветви липы не стремятся вверх — они растут почти параллельно земле, потому что вокруг, видимо, было свободное пространство и дерево смогло сформировать правильную крону.

Читайте также:  В полном остроге

16-01-04-133Шаг третий

Идем в сторону колеса обозрения. Рядом на склоне можно увидеть те самые сосны, которые росли здесь задолго до 1805 года.

— Посмотрите, какие красивые кроны у деревьев! Поскольку это остатки реликтового леса, о котором я уже говорил, то и территория формировалась сама по себе, — обращает внимание Игорь Корзун. — Этот ландшафт остается неизменным десятки тысяч лет. По таким же ямкам и холмикам ходили люди и сто, и тысячу лет назад. Удивительно, но это один из немногих участков в городе, который не был изменен человеком.

Многие минчане наверняка хранят в семейном архиве фотографии, сделанные в этом месте, и хорошо помнят, почему его называли Медвежьей горкой.

— На склоне стояла отлитая из бетона скульптурная композиция: два медвежонка с бочонком меда, — вспоминает Игорь Корзун. — Году в 1980-м их убрали, постамент еще стоял примерно до 2000-го. Интересно, что небольшой холмик на входе в парк со стороны переулка Броневого назывался Оленьей горкой — там раньше стоял бетонный олень. Жаль, что постепенно исчезают не только скульп­туры, но и такая микротопонимика.

16-01-05-133Парадный вход в парк внесен в список историко-культурных ценностей Республики Беларусь. Проект массивного шестиколонного проезда с ротондами разработал Георгий Заборский в 1952 году. Архитектор очень гордился реализованным замыслом: «Я сделал арку! Ни одному архитектору не удалось сделать арку около моста, а у меня получилось!»

Шаг четвертый

Выходим на дорожку, которая ведет вниз к стадиону. Обращаем внимание на еще одно из старейших деревьев в парке, которое растет справа от танцплощадки.

— Этому тополю не менее 130 лет, — говорит гид. — На месте одноэтажного здания на центральной аллее (улица Фрунзе, 2) раньше стоял дом Якуба Коласа, который снес­ли после войны. Когда Колас здесь жил (в 1927-1941 годах. — Прим. авт.), рядом было не так много больших деревьев, поэтому он наверняка обращал внимание на тополь, подходил к нему, когда гулял. Даже если и были другие, их не осталось. Так что это живой свидетель, который, возможно, видел Якуба Коласа или Янку Купалу, также бывавшего здесь, слышал их голоса.

16-01-06-133Шаг пятый

Спускаемся вниз по дорожке, поворачиваем направо и идем вдоль канала.

— Каналы появились здесь еще в дореволюционные времена и выполняли не аттрактивную функцию, а мелиоративную — территория была сильно заболочена, — рассказывает Игорь Корзун. — Видите тополь за мостиком? Самое толстое дерево в Минске: его ствол в диаметре 4,6 м! Мы называем его мамонтом. В нашем городе деревьев, возраст которых больше 100 лет, не очень много. Посмотрите на ольхи черные, которые растут вдоль канала. Им не менее 130 лет. Только представьте, эти деревья пережили две мировые войны. В городе были проблемы с продовольствием и отоплением, а зима у нас довольно долгая. Какие-то деревья все-таки вырубали, чтобы выжить, но многие и сохранили. Если в те страшные времена люди нашли в себе силы сохранить эти деревья, что мешает нам сделать то же для наших детей?