Транспорт

Свет в конце тоннеля

15-01-01-146 С какими трудностями, а порой и опасностями сталкиваются проходчики тоннелей минского метро, узнал наш корреспондент

15-01-02-146…На одной из площадок строящейся станции третьей линии метро «Юбилейная площадь», напротив администрации Центрального района, еще немноголюдно. Но уже многое готово для развертывания полномасштабных работ. По центру аккуратно уложена дорога из массивных бетонных плит, установлен ряд бытовок. Около огромного котлована глубиной 21 м функционирует большой кран. Рядом с ним высится гора грунта, стоят две породопогрузочные машины, контейнер и увесистый валун. Его подняли на поверхность из тоннеля, в котором уже трудятся проходчики.

— Здесь смонтированы и функционируют два немеханизированных щита (ЩН1с), — рассказывает начальник участка СМУ № 1 Михаил Казак. — Оба движутся в направлении станции «Юбилейная площадь». В штате участка 73 человека, в основном проходчики, а также слесари-монтажники, электро­сварщики, дежурные слесари и машинисты электровоза. Строи­тельству подземки заданы высокие темпы, поэтому трудимся в три смены, без выходных. В неделю по шесть восьмичасовых рабочих дня, за дополнительный оплата двойная. Бытовые условия вполне приемлемые. В нашем распоряжении душ-комбинат, где можно привести в порядок спецодежду. Имеется комната отдыха и приема пищи, холодильник, печь СВЧ, чайник. А в скором времени предприятие организует централизованное питание за половину его стоимости. Зарплата проходчика зависит от трудового вклада, стажа и квалификации. В среднем выходит по 1 300-1 400 рублей. Отпуск у проходчиков от 36 до 42 дней. Стараемся его предоставить в летний период. К этим специалистам нужно относиться максимально бережно, так как работают они фактически на износ. Текучесть кадров невысокая. Костяк — опытные профессионалы. В последнее время набираем и молодые кадры, причем со всей Беларуси. Кто-то быстро осваивается, кого-то доучиваем на практике.

Михаил Семенович говорит со знанием дела, на строительстве Минского метрополитена он с 1980 года. «Юбилейка» — уже 9-я станция в его послужном списке. Был мастером, главным инженером и вот уже 26 лет возглавляет участок.

— Самое сложное в забое не физические нагрузки, к ним со временем привыкаешь, а непредвиденные обстоятельства, — говорит проходчик Василий Нестеров. — Никто не знает, что ожидает на следующем метре породы. За многие годы при прокладке тоннелей встречались и кости мамонтов, и артиллерийские снаряды, и останки немецких солдат. Геологические условия на улице Мельникайте сложные — супесь и суглинки, подчас встречаются валуны, достигающие в диаметре 2 м. Они притормаживают скорость проходки, так как их нужно извлечь из земли и при этом не повредить оборудование. Большие камни разбиваем на месте, режем, иногда удается достать целиком. Наибольшие затруднения вызывают подземные воды, когда нужно быстро локализовать плывуны, иначе бед не оберешься. Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают. Без чувства страха у нас работать невозможно. Такая работа пижонства не терпит! В любой момент может произойти ЧП — и подтопление, и возгорание. Случаются и травмы, поэтому технике безопасности уделяем повышенное внимание.

Следом за Михаилом Казаком крайне осторожно спускаюсь по ярусной лестнице в котлован. Левый тоннель освещен, в глубине его виден горнопроходческий комплекс. На входе в ожидании своей очереди породопогрузочный механизм, который, как и бетоноукладчик, хоть отчасти облегчает труд проходчиков. А главные их инструменты — отбойный молоток, кувалда и лопата. Именно они сейчас в деле.

— В месяц в соответствии с графиком мы должны проходить по 45 погонных метров, в сутки — по 2-3 и устанавливать аналогичное число бетонных или чугунных колец, — продолжает посвящать журналиста в горное ремесло Михаил Казак. — В кольце диаметром 5,1 м 7 блоков. Вес бетонных нормальных — 1,1 т, лотка у основания — 2,1 т. Разработка забоя ведется сверху вниз, в трех ячейках. В каж­дой по 2 человека — ведущий и помощник. Координирует их действия звеньевой. Допуски в отклонении тоннеля минимальные. Ось его по вертикали должна выйти в заданную точку плюс-минус 50 мм.

Работу проходчиков лучше один раз увидеть воочию. Крайне стесненные условия, порой на корточках или согнувшись в три погибели. Кругом множество работающих домкратов, шлангов, труб. Часть забоя уже одета в дерево. И управляться здесь всем нужно максимально споро, ведь проблема в одной ячейке останавливает ход всего комбайна.

— Цикл проходки начинается с передвижки щита на полмет­ра, для чего включают 22 щитовых дом­крата, каждый из которых выдерживает давление в 250 атмо­сфер, — поясняет горный мас­тер Алексей Колтун. — После этого в ее торце вручную разрабатывается около 12,5 м3 грунта и его отгрузка в вагонетку. Параллельно стенки тоннеля крепятся деревянной затяжкой. Щит проходит еще полметра. Потом производится первичное нагнетание за обделку около 3 м3 цементно-песчаного раствора, чтобы минимизировать водоприток и придать конструкции большую прочность и устойчивость. Затем домкраты убирают, а на их место монтируют кольцо тоннеля, железобетонные блоки или чугунные тюбинги. И все повторяется вновь.

Свет в конце тоннеля постепенно отдаляется. Обратный путь по шпалам и жирной грязи занимает больше времени. Наступил вечер. Хотя в глубине забоя это понятие относительное…