Эврика

Прогноз для культуры

В чем ученые-гуманитарии видят залог национального единства, социального согласия и стабильности

11-01-01-11Приоритет Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси — издание фундаментальных многотомных трудов: «Нарысы гiсторыi i культуры» в 4 томах, серии «Сучасныя этнiчныя працэсы», «Пытаннi мастацтвазнаўства, этналогii i фалькларыстыкi». Выходят многотомники белорусских классиков. Планируется к переизданию «Тлумачальны слоўнiк беларускай мовы». Продолжается проект «Золотой фонд белорусской литературы» в 50 томах. При активном участии академика Александра Локотко к 950-летию Минска в издательстве «Беловагрупп» вышел уникальный фундаментальный репрезентативный альбом «Проспект Независимости в Минске» об истории города начиная с древнейших времен. 

В 2017 году Центр исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук (НАН) Беларуси отметит свое 5-летие. Каково состояние гуманитарной сферы? Какие процессы в отечественной культуре служат основанием для оптимизма? Что может стать подарком к 950-летию нашей столицы? Почему так тяжело формируется национальная идея?

Об этом разговор с директором Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси, академиком, доктором исторических наук, док­тором архитектуры, профессором Александром Локотко.

— Александр Иванович, положение современной гуманитарной науки представляется очень уязвимым. Исследования в ней ведутся кропотливо и подолгу, результат достигается медленно, а прибыли он не приносит. Зарплаты гуманитариев довольно скромны, и это наверняка обостряет проблему притока талантливой молодежи.

— Зато у гуманитариев есть огромное преимущество. Если естественнонаучные направления требуют современных технологий, оборудования, то мы опираемся на исконно национальный, народный материал, который никогда не глобализируется и не претерпит качественных изменений. Гуманитарная сфера — фундамент развития государства, основа для построения культурного прогноза, образовательного развития в стране, формирования национальной идентичности и национальной идеи. Всегда актуальным останется языкознание: нацио­нальное государство не может без анализа и эволюции «роднай мовы». Это же относится к изучению фольклора, литературы, этнографии. Решение таких новых проблем, как, например, искусственный интеллект, методологически обеспечивается именно гуманитариями — философами, социологами, историками, линг­виста­ми. Изучение традиционных и авангардных направлений искусства, перспектив развития театра, национального репертуара, новых форм современной культуры привлекательно для молодежи, которая стремится реализовать интеллектуальный потенциал, сказать свое слово в науке.

— То есть кризиса сотрудники вашего центра не ощущают?

— Весь мир переживает не лучшие времена. Но ученые видят перспективу. Это не дает унывать и опускать руки. Даже с тем потенциалом, который есть, мы преодолеем этот сложный период. В нашем центре есть ряд кластеров (Международный центр белорусской культуры, Республиканский центр белорусского языка, Нацио­нальная лаборатория историко-культурного наследия), которые объединяют академическую, вузовскую и отраслевую науки по своим направлениям. Это позволяет консолидироваться, эффективно использовать потенциалы научных школ и добиваться зримых результатов.

— Белорусский пока так и не стал языком повсеместного общения. Большинство белорусов плохо знают современную национальную литературу и не очень ею интересуются. Видите ли вы основания для оптимизма в вопросах развития языка, литературы, культуры?

— Во всяком случае я не вижу оснований для пессимизма. За годы независимости белорусский язык и литература продвинулись и в своем развитии, и в популяризации, укрепили позиции в общественном сознании. Сфера использования национального языка расширяется: на нем ведутся богослужения, больше становится молодежи, которая выбирает его для повседневного общения, на нем защищают диссертации даже по техническим специальностям. Я абсолютно убежден: наступит время, и в литературе, живописи, кино появятся произведения, отражающие эпические процессы современности, собирательный образ народа. Но для этого нужно пройти определенный путь, накопить творческий потенциал, осмыс­лить происходящее. Лев Толстой написал «Войну и мир» спустя 60 лет после войны с Наполеоном: он воспринимал историческое событие как непрошедшее прошлое…

— Но время таких эпохальных произведений, кажется, прошло. Изменились условия для творчества. Им зачастую занимаются в свободное от основной работы время. Да и спрос со стороны читателя, зрителя в основном на то, что развлекает и отвлекает от повседневности. И этот спрос определяет предложение.

— Да, современное искусство формируется в потребительском обществе, в рыночных условиях и именно поэтому полно субъективизма. Вообще коммерциализация — не лучшее условие для развития культуры. Обратите внимание: сегодня в градострои­тельстве исчезли современные целостные градообразующие ансамбли. Преобладают отдельные здания и объекты. Все творческое стремится индивидуализироваться, найти суверенное пространство. И это порождает проблемы, но не тотальные и не тупиковые.

— В этом году мы отмечаем 950-летие Минска. На ваш взгляд, чем мы вправе гордиться, а на что следует обратить внимание и постараться изменить? Что могло бы стать подарком для всех минчан в этот юбилейный год?

— Минск — уникальный город, это памятник социалистической эпохи. Проспект Независимости — великолепный архитектурный ансамбль, ценность которого со временем только увеличивается. Его включение в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО — вопрос ближайшей перспективы. Я рад, что отреставрировали Верхний город. Хотелось бы, чтобы в год 950-летия столицы пусть символически, но заложили первый камень в основу Минского замчища. Над его музее­фи­ка­цией вместе с УП «Минская спадчина» работали и сотрудники нашего центра. Проект есть, и он требует реализации. Минск складывался веками, и сегодня в нем дает о себе знать проблема сочетания исторической застройки центра города и суперсовременных зданий. Есть интересные совре­менные районы. Но я постоянно недоумеваю: откуда и зачем в Минске такие названия, как «Гринвич», «Амадеус», «Маяк»? Вместе с тем радует, что появились улицы, названные в честь Льва Сапеги, Наполеона Орды, Елены и Николая Аладовых. Благодаря этому на карте столицы читается национальная история.

— Александр Иванович, вы один из авторов фундаментального 13-томного издания «Беларусы». Какое представление о нас как нации вам хотелось бы донести до сограждан?

— Наша история не ограничивается 25 годами. В свое время Франциска Скорину представляли так: «полочанин, литвин, русин». Это дает представление о том, кто такие белорусы и каков тот космос, в котором они обитают. Сейчас формируется понимание того, что культура белорусского народа создавалась и сельчанами, и шляхтой, и купцами, и промышленниками, и представителями разных религиозных конфессий. И это должно прочно войти в сознание наших граждан. Потому что в этом залог национального единства, социального согласия и стабильности.

— На ваш взгляд, белорусы уже не «тутэйшыя», а нация?

— Нация, к тому же полиэтническая: за столетия совместного существования белорусы, татары, поляки, русские, украинцы, евреи сложились в толерантную историческую общность. Сейчас в пас­порте нет записи о национальности. Неактуально доказывать, что современный белорус генетически, антропологически отличается от того, каким он был 200 лет назад. Важно, что он — граж­данин Беларуси, который здесь живет, любит эту землю, трудится на ее благо.

— Почему так трудно формируется национальная идея Беларуси? Так ли уж она важна в условиях глобализации?

— Национальная идея — это не поговорка и не афоризм, как представляют многие. Хотя, безусловно, лозунги «Я люблю Беларусь!», «Мир большой — Беларусь одна» формируют гражданскую позицию и гражданское общество. Но общая национальная идея — это скорее программа развития народа. Она складывается в сознании граждан. Основание для оптимистичного прогноза относительно будущего Беларуси — в консолидации социальных, творческих, интеллектуальных потенциалов. В том, что белорусы дорожат своей историей, активно интересуются прошлым, заботятся о подрастающем поколении, стремятся к здоровому образу жизни, миролюбиво и дружелюбно относятся к соседним народам. Национальная идея — в народной гордости, ощущении народом своего великого исторического предназначения, понимании своей важной роли в цивилизационном пространстве человечества.