На все четыре стороны

Не ради благодарности

Подземный переход на проспекте Победителей

Возвращались с сыном из парикмахерской. В подземном переходе заметили старика, который прислонился к стене. По всему было видно: ему нездоровится.

— Может, вам скорую вызвать? — спросила я.

— Нет, дочка, спасибо. Только из больницы выписался — не хочу туда снова. Сейчас полегчает.

Совесть не позволила оставить пенсионера на произвол судьбы, тем более что он сполз по стене и присел на пол. Но сдаваться в руки врачей старик категорически отказывался: мол, принял валидол, скоро приступ пройдет. Мобильного телефона у него не оказалось, но дедушка наизусть помнил номер внучки, с которой жил. Позвонила, сообщила, что ее родственнику стало плохо. Минут через 15 за ним приехал муж внучки, поблагодарил меня и пожурил старика за то, что опять телефон дома оставил. Оказалось, 82-летний пенсионер направлялся в музей истории Великой Отечественной войны — видимо, и сам когда-то воевал.

Поразило то, что, пока мы ждали родственников дедушки, мимо проходили люди и некоторые брезгливо говорили: «Еще полдень, а дед уже вдрызг напился!» От таких слов становилось не по себе, а у пенсионера даже слезы на глазах выступили. Откуда черствость и безразличие? Неужели они не понимают, что когда-нибудь сами могут оказаться на месте старика и другие так же будут проходить мимо, бросая обидные фразы.

Вечером на мобильный позвонили. Внучка дедушки зачем-то просила мой адрес. После долгих уговоров назвала. Через час она стояла на пороге, протягивая мне букет, коробку конфет и бутылку шампанского. Оказалось, старик действительно воевал. В тот день у него была знаменательная дата, вот он и отправился в музей, хотя сам на днях выписался из больницы, где поправлял здоровье после инфаркта. Мне стало неловко, ведь я так поступила не ради благодарности. Хочется верить, что любой нормальный человек не пройдет мимо в такой ситуации.

Читайте также:  Три орешка для Золушки