Кинозал

Игорь Поршнев. Культпоход в кино

15-01-01-14Волшебный мир кино открыл для него отец, работавший директором съемочной группы на знаковых для белорусского кинематографа картинах «Часы остановились в полночь», «Мировой парень», «Пламя», «Я, Франциск Скорина», «Москва — Генуя» и многих других. Маленьким мальчиком он дебютировал в сказке Владимира Бычкова «Внимание! В городе волшебник!». Повзрослев, не раз снимался в эпизодах у других режиссеров

15-01-01-14Но сегодня у Игоря Поршнева другая и куда более ответственная роль — он директор киностудии «Беларусьфильм». Теперь ему самому приходится решать, что, где, когда и за какие деньги снимать. И это уже совсем другая, несказочная история.

Боярский пел в Солигорске, Высоцкий — у соседей

— Игорь Валентинович, а ведь мы с вами познакомились еще на съемках многосерийного «Зала ожидания» в далеком 1998-м, помните?

— Да, я был исполнительным продюсером, или, как говорили раньше, директором этой картины Дмитрия Астрахана, которую мы делали для Первого российского канала.

Эта мелодрама с элементами притчи зрителям понравилась. А какие актеры снялись: Вячеслав Тихонов, Михаил Ульянов, Михаил Боярский, Игорь Костолевский, Нина Усатова, Вера Глаголева, Еременко-старший, Андрей Соколов, Ольга Понизова, Ольга Сутулова!

 — О скромности и непритязательности в быту легендарных Тихонова и Ульянова рассказывают все…

— Это были удивительные люди. Немолодые, но действительно великие актеры, каждый уникальный по-своему. Мало кто знал, что Ульянов уже болел, не мог держать текст, у него развивалась болезнь Паркинсона. К тому же огромная общественная нагрузка — директор театра, депутат… Он порой на ходу и довольно лихо импровизировал. А Тихонов очень добросовестно готовился, текст учил назубок и простодушно удивлялся: «Миша, подожди, там же такого нету!»

— Зато Боярский, сыгравший стержневого персонажа, был в расцвете сил.

— Он профи с большой буквы. Время было трудное, снимались больше за идею, чем за деньги. И Миша подрабатывал, с гитарой отправлялся в концертный зал «Минск» или тот же Солигорск, вкалывал там на полную катушку, пел, давал спектакли с партнершей. И всегда говорил: если люди хотят взять автограф, я остановлюсь и дам, потому что это мои зрители.

— С Астраханом вы потом подружились?

— Да, а познакомились на «Кинотавре» в Сочи, где я представлял французско-белорусский фильм «Я — Иван, ты — Абрам», а он, по-моему, привез ленту «Ты у меня одна», получившую Гран-при. Дима из Питера, первой его работой на «Беларусьфильме» была мощная, на мой взгляд, кинокартина «Из ада в ад». А потом он на много лет в Минске обосновался, мы с ним 4 или 5 картин совместно сняли. Они с женой Леной родили здесь 5 детей.

— В свое время в Беларуси любил гостить Владимир Высоцкий. Вам не приходилось с ним общаться?

— Я был знаком с Высоцким, поскольку Геннадий Полока хотел его снимать в картине «Наше призвание», первой для меня в качестве директора после окончания ­ВГИКа. Но Володя в 1980-м ушел из жизни… Ребенком мне посчастливилось видеть и слышать барда у соседей. Он приходил в гости к Виктору Турову и пел под гитару в коммунальной квартире на треть­ем этаже в нашем доме, где находится магазин «Пчеловодство», в двух шагах от «Беларусьфильма».

Сказки Бычкова, мюзиклы Нечаева, ВГИК Рубинчика

— Можете о себе сказать, что росли на съемочной площадке?

— У меня дома хранятся 9 или 10 больших альбомов, куда отец вклеивал фотографии и семейные, и со съемочной площадки. Вот, допустим, 1958 год. Люди в немецкой форме, кадры взрывов, снимки актеров с дарственными надписями, и потом бац — родился я. Другой: еще в школу не хожу, но езжу вез­де с папой. Учусь в 5-м классе, а у отца съемки «Мирового парня».

— В вашей жизни особую роль сыграл режиссер Владимир Бычков…

— Да, дядя Володя, взявший меня в пять лет в свой фильм «Внимание! В городе волшебник!». Спустя время посчастливилось работать директором на его последней картине «Полет в страну чудовищ». Бычков был замечательным сказочником с трагической судьбой. Когда мы приехали в Москву сдавать комиссии «Полет…» со всеми придумками, необычными декорациями, редактура начала цепляться ко всему: это детям неинтересно, вот то убрать, а на что вы тут намекаете? Я видел его почерневшее лицо и понимал, насколько жутко должен чувствовать себя художник, детище которого безжалостно кромсают чинуши от искусства.

Читайте также:  Совсем озверели

— Судьба его ленты «Христос приземлился в Гродно» по сценарию Короткевича оказалась еще более трагичной — 22 года она пролежала на полке.

— Увы. Бычков был великим выдумщиком, «Город мастеров» — просто фантастика. Уехав в Россию, он поставил замечательные «Достояние республики» и «Русалочку», вернувшись в Минск — «Волшебные калоши» и «Полет в страну чудовищ». Так снимать для детей могут очень не­мно­гие.

— Не менее ярким сказочником был и Леонид Нечаев.

— Да, Нечаев, родившийся в Москве, приехал в Минск и снял на «Беларусьфильме» чудесные детские мюзиклы — «Буратино», «Красная Шапочка» и другие. Потом я бывал у него на съемочной площадке «Дюймовочки» уже в Белокаменной, провожал 70-летнего мэтра в последний путь… Мы часто встречались в Союзе кинематографистов России, Леня делился планами. Но, к сожалению, кино для детей можно снимать только при стопроцентном финансировании: нельзя ставить рекламу, и оно неинтересно для меценатов.

— Трагическое совпадение: минчанин Валерий Рубинчик, создавший культовые «Венок сонетов» и «Дикую охоту короля Стаха», тоже уехал в Москву и там же ушел из жизни в 70 лет…

— Мне особенно нравится «Культпоход в театр». Валерий, кстати, из театральной семьи, на «Беларусьфильме» начинал разнорабочим, поработал помощником, ассистентом режиссера и раз десять поступал во ВГИК. А уже в зрелом возрасте вместе с Сергеем Соловьевым вел там мастерскую. Как его любили студенты! На похоронах, видел сам, многие плакали навзрыд…

После «Стиляг» вернули «Мухтара»

— Легко ли сейчас та­лант­ли­вой молодежи поступать во ВГИК?

— Во ВГИКе есть, допустим, доступные для всех высшие курсы сценаристов и режиссеров на платной основе. А на недавнем совещании в Санкт-Петербурге с участием российского министра культуры Владимира Мединского и нашего Бориса Светлова мы поднимали вопрос о совместном обучении, об обмене студентами. Но все упирается в деньги.

Сейчас хороших актеров и режиссеров готовят и у нас. К тому же современная молодежь очень динамична, ездит учиться за границу, в ту же Польшу и даже Нью-Йорк. В декабре на «Беларусьфильме» запущен в производство первый с 2006 года молодежный альманах, состоящий из 5 художественных короткометражек разных жанров и хронометража. Если удастся сделать его ежегодным, у 5-6 молодых людей появится реальная возможность заявить о себе, а у нас — понимать, откуда черпать творческие кадры.

— А пока приходится сдавать павильоны киностудии в аренду российским группам и гордиться тем, что в Минске Юрий Мороз снимал серии «Каменской», Валерий Тодоровский — «Стиляг» и так далее?

— Мы предлагаем не просто брать два из пяти павильонов «Беларусьфильма» в аренду, но наполнять их нашими мебелью, реквизитом, привлекать наших специалистов. Так, например, работаем с московской группой, снимающей у нас продолжение сериала «Возвращение Мухтара».

Для студии важно, что есть возможность заработать. Последним, кто у нас до этого снимал, был Тодоровский, потом наступило продолжительное затишье. А сейчас все расписано наперед, кому-то уже приходится отказывать. Стараемся снимать и сами. Скажем, на весну следующего года запланирована премьера картины «Следы на воде», приуроченной к 100-летию отечественной милиции.

— Сколько лент может ставить «Беларусьфильм» своими силами ежегодно?

— Одну-две, от силы три. При этом в Минске каждый год 14-15 человек оканчивают режиссерские факультеты и остаются без работы. Наши мэтры Вячеслав Никифоров, Валерий Рыбарев, Дмитрий Зайцев, Юрий Елхов приходят с хорошими проектами, но мы им помочь не можем, поскольку у студии собственных средств нет.

— Но государство их выделяет?

— Нет. Студия участвует в конкурсе на таких же правах, как любой независимый продюсер. Преду­смот­рен государственный тендер на производство фильма определенной тематики, фактически госзаказ. Скажем, объявят конкурс на детскую картину со стопроцентным финансированием, и мы идем на общих основаниях, без преференций. Надеемся выиграть только благодаря тому, что у нас лучше сценарий и база.