Партизанский район

Широкий жест

09-01-01-16Неслышащий учитель рассказал, как понять детей и воспитать в них стремление к успеху

09-01-01-16Владимир Мелеховец — автор ряда инновационных образовательных проектов в области изучения жестового языка. Участник международных научных конференций, симпозиумов. Преподает историю, жестовый язык, факультативный курс «Человек в современном мире».

Я сильно сжала мочки ушей. Таким искусственным способом временно лишила себя способности слышать окружающие звуки. Воцарилась тишина. Меня охватило странное ощущение тревоги: показалось, что я потерялась в пространстве вещей. Мыс­ленно представила, что так может быть всегда. Здоровому человеку все же не под силу понять, что значит жить без звукового ориентира. Но именно отсутствие неких привычных для нас свойств рождает в человеке другие уникальные способности. Может ли быть учитель неслышащим? Представить сложно, ведь наставник находится в постоянной коммуникации с учениками, общественностью. Владимир Мелеховец — один из немногих неслышащих в столице педагогов. Его способность читать по губам и таким образом свободно общаться с окружающими поразительна. Он работает в специальной общеобразовательной школе-интернате № 13 для детей с нарушениями слуха. Когда впервые зашла к нему на урок, почувствовала себя неловко. По привычке громко, звучно поздоровалась с учениками. Но ребята отреагировали не сразу. Они, скорее, заметили мою улыбку, повеселели в ответ. Владимир Федорович стал похлопывать рукой по парте.

— Они не слышат стука, но идет звуковая волна, которую чувствуют, — пояснил наставник.

И действительно, ребята вмиг отвлеклись и стали смотреть на учителя. Он жестами объяснил: в гости пришел журналист.

— Мог стать врачом. Мои родители — медики. Но в 2 года 3 месяца заболел воспалением легких. Антибиотики дали осложнение — возник неврит слухового нерва, затем глухота, — вспоминает учитель. — Родители вложили в меня веру в собственные силы.

— Владимир Федорович, ваш случай уникальный в системе столичного специального образования: вы достигли самой высокой профессиональной квалификации — учитель-методист. Чего это стоило?

— Только владея двумя языками — обычным и жестовым, добиться таких результатов непросто. Мы работаем в особой системе, когда при общении с глухим ребенком нужно знать психолингвистические особенности жестового языка. Индивидуально подходить к каждому. Через любовь к ребенку можно достичь колоссальных успехов. Вы видите, как ученики на расстоянии читают своего учителя, узнают его по настроению, чувствуют! Они великолепные актеры!

— Как дети принимают свою особенность?

— С раннего возраста они нуждаются в общении. Чем взрослее становится ребенок, тем сильнее осознает, что принадлежит к особой социокультурной группе. Как ни пытались начиная с 30-х годов прошлого столетия запретить жестовый язык, он все равно распространялся, передавался по наследству. И сейчас дети по праву им гордятся. Помню времена, когда многим неслышащим некомфортно было общаться между собой: смущались, уходили в себя, если на них обращали внимание окружающие. Это в прошлом. Мы постигаем вашу культуру, стремимся быть такими же, как вы, но в то же время остаемся представителями своей культуры — культуры глухих. Исторически жестовый язык предшествовал словесному, это одно из древнейших средств общения. Советский психолог и дефектолог Лев Выготский проводил экспериментальные и клинические исследования, результаты которых впервые были опубликованы в США. Он пришел к выводу, что полиглоссия — владение словесным и жестовым языком — необходима и неизбежна в речевом развитии глухого человека. Изучая язык жестов, мы формируем словесное мастерство. Но чтобы научиться читать по губам, нужен преж­де всего ежедневный титанический труд.

Читайте также:  Про запас

— Выпускники школы владеют таким навыком?

— Свободно беседовать, понимать слышащего могут единицы. Сперва необходимо накопить большой словарный запас и опыт общения. Тогда глухой сразу распознает, о чем вы хотите сказать — достаточно произнести два-три слова. Общаясь с коллегами, друзьями, учусь до сих пор. Никогда не стесняюсь переспрашивать, работаю над орфоэпией. Никогда не был удовлетворен собой, считаю, совершенству нет предела. Профессия учителя необыкновенная, думаю, она от Бога. И если этот дар не развивать, не совершенствовать, успехов не добьешься. Мой результат — это мои ученики. Они поступают в вузы, становятся бизнесменами, успешными, обеспеченными людьми. В социальном плане глухой может служить даже примером для слышащих людей, которые не достигли таких результатов… Да, они мои ученики, но их успехи принадлежат всему коллективу — это большая творческая командная работа. Наверное, и хорошие педагоги тоже рождаются в коллективе. Там, где тебя понимают, поддерживают и ценят.

— Вы не думали о написании автобиографии?

— Считаю себя еще молодым (улыбается). Впереди много работы. Скоро, например, отправляюсь на небольшую научную стажировку в США. Там мне предстоит познакомиться с методологией и научными подходами в исследовании истории глухих. Мы стремимся к тому, чтобы наши дети были успешными. Но где взять социальные модели успешных людей? В истории! В следующем году планирую открыть в школе инновационную площадку по апробации и внедрению предмета «История глухих».