Спорт

Сергей Боровский: «Бороться и играть»

19-01-01-17Подобно двум сторонам одной медали, обе футбольные ипостаси Сергея Боровского выглядят одинаково яркими и убедительными

19-01-01-17В качестве защитника-универсала он цементировал оборону минского «Динамо» без малого полтора десятка лет, в том числе в золотом сезоне 1982-го, провел за него рекордные четыре сотни матчей, выступал в составе сборной СССР, в том числе на чемпионате мира — 82 в Испании.

Боровский-тренер дважды возглавлял национальную дружину Беларуси, плодотворно поработал во многих командах респуб­лики и ближнего зарубежья и считается одним из самых теоретически подкованных отечественных специалистов. В июле минувшего года ему наконец-то доверили штурвал родного «Динамо», единственного, между прочим, клуба в его игровой карь­ере. Круг замкнулся…

Прагматичная Португалия и «солидарная» Польша

— Сергей, еще свежи в памяти события последнего чемпионата Европы. Как авторитетный специалист-аналитик, можешь доходчиво объяснить феномен сборной Португалии, выигравшей «золото» при невнятной игре и пяти или шести ничьих в семи матчах?

— Все просто: история повторяется примерно каждые 10-12 лет. В каком году выиграла чемпионат Европы сборная Греции, на которую вообще никто не ставил? В 2004-м. Кстати, одолев в финале ту же Португалию у нее дома и показав схожий, закрытый и скучноватый, футбол.

— Вот только у греков тогда в составе и близко не было звезд уровня Криштиану Роналду, Нани, Куарежмы, Пепе. Наставник Фернанду Сантуш оказался прозорливым стратегом-прагматиком, пожертвовав зрелищностью во имя результата?

— Считаю, португальцы сыграли предельно рационально, нейтрализуя сильные стороны противника и рассчитывая на индивидуальное мастерство своих лидеров атаки. Победа же над Францией в финале стала для них, думаю, своего рода даром небес. Ушел с поля травмированный Роналду, и это, видимо, его товарищей только мобилизовало. Они еще плотнее, ответственнее и самоотверженнее начали действовать в защите, забив единственный и решающий гол.

Такова специфика нашей профессии — тренер зачастую вынужден ставить во главу угла результат, чтобы не потерять работу. Приходится наступать на горло собственной песне, играть не в удовольствие, а сражаться, бороться за мяч на каждом участке поля. Если не имеешь огромнейший карт-бланш, как, допустим, Арсен Венгер в «Арсенале» или Алекс Фергюсон в «Манчестер Юнайтед».

— С «европейскими бразильцами» у тебя, думаю, связаны не самые приятные воспоминания: именно они в 1983-м, забив в решающем поединке с дружиной СССР единственный мяч с назначенного за твой неудачный подкат 11-метрового, лишили вас путевки на финал ЧЕ-84 во Францию…

— Судьбу отборочного турнира не должен решать исход одного поединка, нужно стараться набирать очки во всех. К тому же, если бы очень приличная, но уже потерявшая шансы на поездку во Францию сборная Польши, где в ту пору набирала силу «Солидарность», не уступила дома Португалии, мы  быспокойно попали на чемпио­нат Европы.

Велась, думаю, закулисная борьба против Советского Союза. И на нашу встречу с португальцами назначили арбитра, в карьере которого она была последней, а значит, стесняться нечего. Уже постфактум он признался, что тот пенальти был надуманным, и правил я не нарушал, и форвард упал в полутора метрах от штрафной. Но что толку — поезд-то ушел.

Демократ Бесков и режимщик Блохин

— Тебя после этого перестали вызывать в сборную?

— Наоборот, когда Валерия Лобановского на посту главкома сменил наш Эдуард Малофеев, он стал брать в сборную больше минчан, и у меня были хорошие шансы закрепиться в основном составе. Но помешала затяжная болезнь, а в апреле 1986-го, когда уже восстановил здоровье, получил перелом ноги в матче с московским «Динамо». Так и не попал на чемпионат мира в Мексике, второй для меня.

— Что помешало вам удачно выступить на первом, в 1982-м в Испании, коман­да-то тогда подобралась действительно классная. Может, как считали болельщики, не ужились на тренерском мостике трое матерых амбициозных вож­дей: Бесков, Ахалкаци и Лобановский?

— Официально главным тренером считался Бесков, а Лобановский и Ахалкаци — его помощниками. Тактику выбирал Константин Иванович Бесков, но состав обсуждали вместе. Не было заметно, чтобы они не ладили. Нет, думаю, дело в другом. Мы, в частности, из-за особенностей подготовки к сезону игроков киевского и тбилисского «Динамо», составлявших костяк сборной, не вышли на тот уровень, который показывали в 1981 году, когда «Франс Футбол» поставил СССР и Германию на 1-2-е места в рейтинге лучших команд Европы.

Читайте также:  Спасибо! Ваша Даша!

Помимо прочего в середине поля у нас определяющую роль играли Леонид Буряк и Давид Кипиани, до этого получившие переломы и так и не набравшие к чемпионату мира оптимальную форму. А без их дальних пасов-забросов да еще при сумасшедшей жаре в Испании в ту пору оставались на голодном пайке быстрые и техничные нападающие Блохин и Шенгелия.

— Можно предположить, что киевляне и тбилисцы общались в основном со своими одноклубниками, а ты, единственный белорус, оставался белой вороной?

— Нет, у демократа Бескова был принцип: селить футболистов, допустим, в гостинице или на базе не с партнерами по клубу, а вперемешку. Я, например, во время отборочного турнира в Малаге и Севилье жил с Блохиным, потом, когда перебрались в Барселону, с Буряком.

— С ним было проще уживаться?

— Нет, почему. Блохин тоже был нормальным парнем, кстати, очень ответственно относившимся и к режиму, и к тренировкам. Этому, думаю, его научили родители-тренеры. С точки зрения профессионализма я назвал бы Олега образцовым спортсменом и выдающимся футболистом, по праву получившим «Золотой мяч».

— Из него потом и тренер получился неплохой.

— Да. А вообще, хороший наставник — большая редкость, может себя проявить, когда ему дают поработать в клубе даже не 2-3 года, а, скажем, 5-7 лет.

Школа есть, с учениками туговато

— Значит, тебе не давали, коль пришлось сменить полтора десятка клубов?

— Тренер к этому должен быть всегда готов. Эме Жаке, который привел сборную Франции к «золоту» на ЧМ-98, тоже часто менял клубы. А потом звезды, как говорится, сошлись, специалист нашел свою команду и игроков, адекватно его воспринимавших, и достиг результата.

— Ты дважды стоял у руля сборной Беларуси, в июне 1995-го твои подопечные на стадионе «Динамо» одержали сенсационную и признанную исторической победу над суперзвездной дружиной Голландии. Сейчас, с учетом при­обретенного опыта, если бы предложили, рискнул бы вновь войти в ту же реку?

— В данный момент даже не думаю об этом. Когда получаешь предложение, нужно все взвесить, увидеть перспективу, проанализировать. Скажем, ты пришел на этот пост, взял на себя определенные обязательства, а там просто нет игроков нужного уровня.

— К слову, их и впрямь нет, на чем сошлись и Кондратьев, и Хацкевич. Зато, похоже, растет авторитет наших земляков-тренеров за рубежом, в той же России…

— Конечно. То, что они проявили себя в российской премьер-лиге, говорит само за себя. Считаю, сегодня уже сформировалась отечественная тренерская школа. Когда мы с солигорским «Шахтером» играли в Лиге Европы, 5 из 15 команд с постсоветского пространства, попавших в плей-офф еврокубков (вместе с Лигой чемпионов), возглавили белорусы Олег Кубарев, Владимир Журавель, Виктор Гончаренко, Олег Кононов и я. Не забудем и Леонида Кучука, и Олега Дулуба. Компания, согласись, внушительная.

— В чем же изюминка этой самой белорусской школы?

— Многим нашим специалистам удалось оперативно перестроиться под современные требования футбола, сформировавшие­ся после чемпионата мира во Франции. Они грамотнее стали строить зонную игру в обороне и имеют свой взгляд на построе­ние и организацию атаки. Плюс самообразование. У нас особо не было возможности учиться у иностранцев, слушать лекции в тех же немецких или итальянских тренерских школах. Поэтому что-то находим в Интернете, черпаем знания из других источников, смотрим, как играют лучшие команды Европы, и делаем выводы.

— У тебя репутация наставника-интеллигента, никогда не повышающего голос…

— Нет, когда нужно, могу прикрикнуть.  Очень принципиален, если вижу прохладное отношение игрока к тренировкам и режиму. В минском «Динамо» более жесткие требования тоже обязательно нужно вводить. И это уже делается.