Центральный район

Многобедная семья

08-01-01-19Почему дети из казалось бы благополучных семей оказываются в социально опасном положении (СОП) и находятся под пристальным контролем милиции, медиков и педагогов

08-01-01-19В Центральном районе на учете 57 таких семей. В это число попадают по разным причинам: родители злоупотреб­ляют спиртным или наркотиками, не заботятся о детях, жестоко с ними обращаются, в семье постоянные конфликты, в квартире антисанитария. Оказаться в таком списке можно и в том случае, если подростки состоят на учете в милиции. Решение о том, что ребенок действительно находится в социально опасном положении, принимается на заседании совета профилактики учреждения образования.

— Школа, детсад или социально-педагогический центр, где чис­лится ребенок из такой семьи, чтобы устранить причины, повлекшие неблагополучие, заключает с родителями соглашение о сотрудничестве, — рассказывает заместитель директора социально-педагогического центра Центрального района Вероника Юрковец. — Здесь четко прописано, что они должны предпринять для изменения ситуации: пройти курс лечения от алкогольной зависимости, навести порядок в квартире, сделать ремонт, погасить задолженность за коммунальные услуги, если таковая имеется, трудо­устроиться и так далее.

— Если видим, что ситуация в семье усугубляется, родители не спешат сойти с кривой дорожки, на заседании комиссии по делам несовершеннолетних ходатайствуем о признании детей нуждающимися в государственной защите. Если нас поддерживают, забираем их либо в наш центр, либо в замещающие семьи, где они могут находиться до полугода, — говорит педагог социальный СПЦ Центрального района Елизавета Шиманчук. — Даем родителям последний шанс исправиться, так как по истечении 6 месяцев будет решаться дальнейшая судьба ребенка: его вернут в семью, отдадут приемным маме и папе или отправят в интернатное учреждение. Но, как правило, 80 % биологических родителей берутся за ум.

Чаще всего о неблагополучии в семье становится известно от педагогов школы и воспитателей, иногда об этом рассказывают соседи нерадивых пап и мам. Работники учреждения образования посетят и тех, кто был уличен в семейных разборках. Приехавший милицейский наряд обязательно поделится информацией, что у буянов есть несовершеннолетние дети, учителя в таком случае обязаны провести социальное расследование.

По словам старшего инспектора ИДН Центрального РУВД подполковника милиции Валентина Гришкевича, после вступления в силу в ноябре 2006 года Декрета № 18 о дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях, ситуация изменилась в лучшую сторону.

— Десять лет назад выявляли семьи, в квартирах которых отсутствовала мебель, а порой и посуда, — вспоминает Валентин Михайлович. — Голодные и немытые дети спали на тряпье. А в одном частном доме и вовсе был земляной пол! Ребят чаще всего забирали из семьи безвозвратно — мамы и папы не спешили стать на путь исправления. Сейчас редко встретишь такое: попав на учет, многие родители все же стремятся вернуть детей. Да и полной антисанитарии, отсутствия вещей первой необходимости, мебели я давно не встречал.

Сегодня не редкость, когда ярлык СОП вешают на вполне благополучные с виду семьи. Родители при должностях, дом — полная чаша, дети обуты-одеты, но между супругами постоянные конфликты, а их чадо находится в самом центре военных действий, испытывая психологический дискомфорт.

— В моей практике был случай, — продолжает офицер, — когда супруги разводились и делили имущество. Женщина претендовала на какую-то долю, при этом желала оставить детей себе. Но муж стал шантажировать — либо дети остаются с ним, либо супруга после расторжения брака окажется на улице без всего. Начались конфликты с вызовом правоохранителей. Однако милиционерам и педагогам удалось примирить стороны, чтобы избежать изъятия ребят из семьи.

— Сегодня в нашем центре воспитывается мальчик, у которого мама трудится бухгалтером в солидной компании, имеет высшее образование, но была уличена в злоупотреблении спиртным, — говорит Вероника Юрковец. — У ребенка отличная успеваемость, демонстрирует большие успехи в точных науках. Надеюсь, нам удастся образумить родительницу и вернуть паренька домой.

Читайте также:  Курс лечения

Сотрудники СПЦ: «Забирать ребенка из семьи всегда морально трудно, ведь родители есть родители и малыш их все равно любит, какими бы те ни были. Но когда мамы и папы в пьяном угаре валяются на полу, понимаем, что поступаем правильно».

Милиция и педагоги не спускают глаз с семей, находящихся в социально опасном положении. Во время межведомственных рейдов, которые проводятся регулярно, они вправе зайти в квартиру, посмотреть условия, убедиться, что проживающие там трезвы и адекватны. Могут даже заглянуть в холодильник — есть ли в нем хотя бы минимальный набор продуктов. Разумеется, о таких визитах заранее не предупреждают.

В доме № 10, что на улице Обойной, в однушке живут двое мальчишек 2,5 и 1,2 года, их мама и бабушка. Малыши лишь недавно вернулись к родным из детского дома семейного типа. Причина их долговременного отсутствия банальна — родительница ушла в длительный запой. Сейчас 40-летняя женщина исправилась: закодировалась, на полставки трудится в столовой Минского суворовского военного училища, купила новую мебель, стиральную машину, сделала скромный ремонт.

— Проходите, пожалуйста, — приглашает бабушка. — Дочка на работе, а малыши только проснулись. Все у нас хорошо, подали иск о взыскании алиментов.

В квартире действительно чистота и порядок, малыши выглядят хорошо, старший похвастался педагогам новыми игрушками.

— Даже если семью снимают с учета, о ней все равно какое-то время не забываем, — поясняет Вероника Викторовна. — Ведь бывает, что родители возвращаются к привычному образу жизни — начинают пить, тунеядствовать. Некоторых контролируем по несколько лет.

Следующий адрес: улица Кальварийская, 4. В квартире с родителями, 21-летним братом и бабушкой живет 9-летняя Анечка. Педагоги сразу предупредили: глава семейства весьма эмоциональный человек.

— Мы со всеми стараемся вести себя предельно вежливо, все доходчиво объяснить, чтобы избежать конфликтов, — продолжает разговор Елизавета Геннадьевна. — Если знаем, что по адресу проживает скандалист, никогда не отправимся туда без сопровождения сотрудника милиции.

Переступаем порог квартиры. Складывается впечатление, что мы попали во времена СССР: в жилище давно не делали ремонт, повсюду старая мебель, советский холодильник в прихожей… Но при этом убрано. Нас встретил отец девочки, он вел себя культурно и сдержанно. Рассказал, что супруга на работе — трудится в школьной столовой, сам работает по договору подряда на стройке. Сегодня выходной. Вышедшая из комнаты бабушка добавила: в доме царят мир и порядок, никто спиртным не злоупотребляет. К слову, эта семья оказалась на учете по причине пьянства матери девчушки.

Далее мы отправились на проспект Победителей, 53/1. Там проживает родня 10-летнего Леши. В том, что у них не все ладно, недавно заподозрили педагоги, когда мать появилась на пороге школы подшофе.

Дверь открыла бабушка, пояснив, что внук на занятиях, а его мама ушла в поликлинику.

— Бросила дочка пить, я вам клянусь! — тараторила пенсионерка. — Беременная она, скоро у Лешки братик будет. Трудится уборщицей, так что для беспокойства причин нет.

В квартире все очень скромно, но чисто. В соседней комнате лаяла собака. Единственное, там давно не проветривали, что и попросили педагоги немедленно сделать.

Когда покидали квартиру, закралась мысль: зачем мать Леши, прослывшая большой любительницей покутить, решилась на второго ребенка? Сможет ли достойно обеспечить и воспитать двоих? Хотелось бы верить, что она не опустится вновь на дно.

В Центральном районе в социально опасном положении находятся 57 семей, в которых воспитываются 75 детей. Их родителям чаще всего не больше 30 лет.