На все четыре стороны

Сменили гнев на милость

Улица Руссиянова

Обычный будний день, послеобеденное время. Троллейбус маршрута № 61 подъезжает к Уручью, спускается с моста. На улице Руссиянова останавливается у светофора. Через 30 секунд плавно набирает скорость. И вдруг резко тормозит и останавливается как вкопанный. Чудом удерживаюсь на ногах на задней площадке. Упавшая рядом женщина чуть не плачет: на ее переносице после удара о боковой поручень выступила кровь. В глубине салона раздаются шум и ругань. У одного из мужчин после падения порвался пакет, содержимое рассыпалось по полу. Катается неразбившаяся бутылка.

— Кто так водит?! — возмущается одна пассажирка.

— С дровами и то бережнее обращаются! — вторит ей другая.

Разгневанный хозяин порванного пакета с нецензурной бранью порывается к кабине водителя:

— Дай свои данные, буду жаловаться, куда следует!

Аналогичное намерение, кажется, изъявляет еще один пассажир.

Молодой покрасневший водитель, отчасти и сам ошеломленный произошедшим, пытается что-то объяснить. Но получается неубедительно. Через некоторое время он открывает двери и просит пассажиров осторожно покинуть салон, пока соседний транспорт стоит на красном сигнале светофора. Люди гуськом направляются к ближайшей остановке, до которой около сотни метров. По дороге градус напряжения постепенно падает. Интересуюсь у попутчика, в момент инцидента находившегося впереди салона:

— Что помешало движению троллейбуса? Может, его подрезала машина?

— Все так неожиданно произошло, не обратил внимания, — отвечает тот.

Уже на остановке мужчина, наблюдавший за нашим злоключением со стороны, поясняет подошедшим:

— Никто троллейбусу не мешал, скорее всего, произошел сбой в тормозной системе, что-то заклинило.

Из уст пострадавших пассажиров звучат уже слова сочувствия и понимания.

Читайте также:  Дело привычки