Люди в белых халатах

Владимир Малец: «Падает скальпель? К экстренной операции»

09-01-01-23Врач травматолог-ортопед 6-й городской клинической больницы Минска — о работе в столице, приметах и родственниках пациентов

09-01-01-23Доктор в районной больнице и хирург, и травматолог, и нейрохирург, и уролог

— Владимир Леонидович, вы только заступили на смену?

— Верно. Как догадались?

— Вид не усталый: улыбаетесь, шутите…

— Бодр и свеж пока. Видели бы вы меня после дежурства… Еще предстоит отработать день, ночь и до 16:00 следующих суток.

— К восьми утра прибыли?

— Раньше. В 8:00 у нас уже пятиминутка. Обычно приезжаю в клинику в 7:20-7:30. Утро раннее, никто не беспокоит, и до общего сбора многое успеваю сделать. У нас многие приезжают задолго до начала рабочего дня.

— Дежурств сколько в месяц выходит?

— Три-четыре. Был моложе, брал по семь-восемь дежурств, а в Мяделе, когда работал в районной больнице, — и по двенадцать. По-другому не получалось: один врач в отпуске, другой на курсах, третий заболел. В сухом остатке — два-три человека на все медучреждение. Помню, и с ожогами привозили, и с обморожениями. И всех надо спасти. От ответственности дух захватывало.

Отработав распределение, поехал в Минск — в столице больше возможностей для профессио­нального становления. Большая разница — работать в маленькой районной больничке или в крупной столичной клинике.

— И вас сразу взяли в 6-ю клинику?

— В приемное отделение. Год там поработал, потом перешел во вторую «травму» (травматолого-ортопедическое отделение № 2. — Прим. авт.). На базе нашего отделения создан Республиканский центр хирургии кисти, поэтому 70 % пациентов — этого профиля. Остальные преимущественно с ортопедическими проблемами. Среди них те, кому предстоит операция по эндопротезированию тазобедренного, коленного сустава. Но в непогоду, в гололед, к примеру, к нам госпитализируют с любыми травмами.

Не пилю. Не строгаю. Болгарку выкинул

— Возвращаясь к дежурствам. Учитывая специфику отделения — плановые операции, можно расслабиться…

— Только в мечтах. На дежурствах меня ставят ответственным травматологом по клинике. Это озна­чает: целиком контро­лирую нашу службу и отвечаю за ее работу, оказываю экстренную помощь больным с любыми травмами. Но все же моя специфика — повреж­дения кисти и предплечья. Очень много таких пациентов. Чаще всего травмируются болгарками, которые предназначены для резьбы по металлу, когда ими пытаются пилить дрова. Жизнь показывает: все, кто берет в руки болгарку, рано или поздно попадают к травматологу, ­ЛОРу, нейрохирургу.

— К ЛОРу почему?

— Нос, уши отпиливают… К режущим инструментам подход надо иметь. Это касается не только болгарки. Один из моих пациентов, 27-летний парень, стамеской серьезно поранился — табуретку маленькому сыну мастерил. Травмировал кисть. Через три недели гипс ему снимем, но восстанавливаться еще долго придется. Обычно на разработку кисти требуется около четырех месяцев.

— Так долго?

— Травма сухожилий — тяжелый случай. Зашить рану и отпус­тить домой человека — это было бы очень просто. 50 % успеха в лечении зависит от хирурга и столько же — от послеоперационного везения. Иногда сухожилия срастаются с окружающими тканями — образуются спайки. Примерно в 20 % случаев требуется повторное хирургическое вмешательство.

Читайте также:  Марина Песоцкая: «Пациенты слышат – и это счастье»

— Вы сами как руки бережете?

— Не пилю. Не строгаю. Болгарку выкинул. Обратите внимание: травматологи не носят обручальных колец, чтобы случайно ими за что-то не зацепиться. Такая вот профилактика травматизма. Не поверите, но к нам каждый месяц поступают пациенты с травмами из-за колец. Иногда с оторванным пальцем.

Больница от слова «боль»

— Вы много оперируете?

— 500-600 операций в год.

— Конвейер, словом.

— Можно и так сказать. Без работы травматологи никогда не останутся. Не только в столице и в Беларуси. Во всем мире травматология и ортопедия очень востребованы. Помимо производственного травматизма есть еще ДТП. Да и такое заболевание, как остео­по­роз, вносит свою лепту. В возрасте после 50 лет достаточно одного неосторожного движения — и обеспечишь себе травму.

— Вы добрый доктор?

— Об этом лучше спросить у моих пациентов. Вообще-то довольно строго к ним отношусь, поблажек не даю. Иначе результат будет плохим. Больница от слова «боль», а пациент в переводе с анг­лийского — терпеливый. И чтобы восстановиться, особенно после тяжелой травмы, нужно иметь мужество, приложить немало усердия и слушаться лечащего врача.

Порой пациенты самовольно снимают гипс, повязки… А доктор потом виноват, что все пошло не так, как хотелось бы. Или другая ситуация: человек ногу подвернул, три недели от боли мучился, а после к нам обратился… со сросшимся переломом. В подобных случаях привожу пример: если дома ломается сантехника, что вы делаете? Вызываете профессионала. Сломали руку? Не страдайте, идите к доктору. Тогда будет толк.

— С пациентами строги, а с их родственниками?

— Сейчас подумал: несколько преувеличил свою строгость. Стараюсь поддерживать морально и больных, и их родственников. Они плачут, переживают… Скажешь им пару ободряющих слов — и взгляд радостнее становится, надежда в глазах появляется. Надеюсь, доверие к доктору возрастает.

Для меня хуже, если близкие пациентов не интересуются ими. Таких довольно много. Представьте, как сложно настроиться на выздоровление, если о тебе, кроме медперсонала, никто не беспокоится и в этом мире ты никому не нужен.

— Хорошо, что в клинике этот человек не один… Кто знает, как судьба повернется. Вы в приметы верите?

— Вообще или по части медицины?

— Второе больше интересует.

— Не поверите, но у наших травматологов, и у меня в частности, есть приметы — перед операцией не надевать халаты, костюмы, шапочки, бахилы наизнанку. Если во время плановой операции падает на пол инструмент (зажим, пинцет, скальпель, неважно), значит, на дежурстве предстоит экстренная операция. Надо наступить на инструмент ногой, тогда вероятность, что это случится, меньше. Так и делаем. Не всегда, но помогает. Мне, кстати, уже в операционную пора. Сегодня по плану две операции: один пациент с грыжей сустава, другой с повреждением сухожилия разгибателя пальца.