Актуально

Вихри враждебные

01-08-01-31«Революция — это хаос с невидимым стержнем. Она может победить и никем не управляемая», — так оценил события, которым сейчас исполнилось 100 лет, Александр Солженицын в своей статье «Размышления над Февральской революцией»

01-08-01-31К революции все шло. Хотя беспорядки в столице Российской империи Петрограде начались 23 февраля (здесь и далее все даты по старому стилю. — Прим. авт.) с очередей в булочные и панических слухов о возможном введении карточек, что на третий год войны, в общем-то, и немудрено было. Но затем начались разгромы этих хлебных лавок, а 25-го пролилась кровь. На Невском во время митинга убили полицейского: ударили саблей и добили лопатой. Далее по нарас­тающей — всеобщая забастовка рабочих города, схватки с полицией, погромы полицейских участков, захват оружия. 27 февраля на сторону восставших начинает переходить армия, из тюрем выпус­кают всех заключенных, вечером в Таврическом дворце приступают к формированию Петроградского Совета рабочих депутатов. 1 марта он объединяется с образованным из представителей Петроградского гарнизона Советом солдатских депутатов. Во главе Петросовета — меньшевик Николай Чхеи­дзе, замы — его коллега по партии Матвей Скобелев и эсер Александр Керенский. На следующий день император Николай II отрекается от престола в пользу своего брата Михаила, который 3 марта также отказался от претензий на престол и заявил, что передал всю власть Временному правительству до созыва Учредительного собрания. Монархия пала.

Хроника событий в Минске

1 марта 1917 года. В городе получено сообщение о событиях в Петрограде.

2 марта. Боевые дружины рабочих электростанции и железнодорожных мастерских освободили из тюрьмы политических заключенных. Были арестованы командующий фронтом, начальник штаба, комендант города.

3 марта. В минских газетах появились сообщения о революции и воззвание Временного комитета Государственной думы. Вечером состоялось совещание представителей городских организаций и групп населения. Гражданским комендантом города утвержден председатель губернской земской управы Борис Самойленко.

4 марта. По инициативе сторонников левых партий в минских организациях Всероссийского земского союза и Всероссийского союза городов сформирован Минский Cовет рабочих депутатов. Временный исполнительный комитет, состоявший из 9 человек, возглавил социал-демократ Борис Позерн. Параллельно в воинских частях Минского гарнизона проходили выборы солдатских депутатов. Большевик Михаил Михайлов (партийный псевдоним Михаила Фрунзе) встал во главе временной милиции.

5 марта. Минская городская дума приняла постановление, в котором выразила Временному правительству «чувства восторга, вызванные введением нового государственного строя в России, и готовности всемерно содействовать и служить ему». Новое народное правительство приветствовали Минские казенная палата, казначейство и другие.

6 марта. На Соборной площади и прилегающих улицах собралось почти все население города. Над колоннами манифестантов красные знамена и лозунги «Да здравствует демократическая республика!», «Да здравствует Учредительное собрание!». После торжественного молебна — военный парад. Победу революции приветствовали командующий Западным фронтом Алексей Эверт, городской голова Станислав Хржонстовский, члены Государственной думы, представители различных политических партий и организаций. Все выступающие призывали к граж­дан­скому миру и поддержке политики Временного правительства. Решено создать единый Совет рабочих и солдатских депутатов.

7 марта. На собрании городской общественности образован коллегиальный орган управления Минском — Комитет общественной безопасности. В него вошли около 200 человек — представители городского управления, Минского Совета рабочих депутатов, местного гарнизона, национальных групп (русских, белорусов, поляков, евреев). Возглавил комитет Станислав Хржонстовский, одновременно избранный городским комиссаром. От должности отставлены минский губернатор Владимир Друцкой-Соколинский и военный комендант Минска. Только что созданная милиция взяла под охрану вокзал, телеграф.

8 марта. На объединенном заседании рабочих и солдатских депутатов Минский Совет высказался в поддержку Временного правительства при условии, что оно будет придерживаться принципов демократии и подготовит созыв Учредительного собрания. Он также признал Комитет общественной безопасности городским органом власти и делегировал туда своих постоянных представителей. Совет определил численный состав и нормы представительства в исполнительном комитете (22 человека).

Получив поддержку населения, Комитет общественной безопасности в течение нескольких недель смог обеспечить нормальную жизнедеятельность города. Постепенно в его компетенцию перешли вопросы охраны порядка, взаимоотношений между военными и общественными организациями.

_____________________________________

01-08-02-31Кто в городе главный?

Итак, в Минске новая власть. Причем сразу в нескольких ипостасях — Комитета общественной безопасности и Совета рабочих и солдатских депутатов. Как они уживались? Об этом рассказал профессор кафедры истории Беларуси нового и новейшего времени БГУ, доцент Андрей Лукашевич.

— Андрей Михайлович, вы автор книги «Градоправители» Минска: история власти», в которой рассказывается о становлении и развитии органов городского управления и самоуправления Минска от Февральской революции и до настоящего времени. Какова роль Минского Совета весной 1917-го, что он решал в жизни города?

— Прежде всего отмечу, что изначально Минский Совет формировался как многопартийный орган, который аккумулировал интересы и политические воззрения различных слоев трудящихся. Он выступал в качестве общественно-политической структуры, призванной организовать рабочих и солдат на поддержку нового демократического строя и противостоять возможным вылазкам сторонников свергнутой монархии. В нем были представлены российские социал-демократы и эсеры, еврейские, польские, латышские социалисты. Наиболее крупной была социал-демократическая фракция, которая до лета 1917 года не разделялась на большевиков и меньшевиков. Поэтому в первые месяцы после Февральской революции Минский Совет не претендовал на властные полномочия. Он и не лез в компетенцию управления городским хозяйством, где предстояло решать конкретные проблемы. В Совете и заниматься ими было некому, поскольку отсутствовали соответствующие управленцы. Он вполне лояльно относился к Временному правительству и его органам на местах. Впервые с критикой власти Минский Совет выступил в апреле 1917-го, когда Временное правительство заявило державам — союзницам по Антанте о готовности России продолжать войну до победы.

01-08-03-31Первый председатель

Борису Позерну, возглавившему только что созданный Минский Совет рабочих и солдатских депутатов, было 35 лет. Биография вполне типичная для профессионального революционера: родился в Нижнем Новгороде, семья не бедствовала, отец владел аптекой. Родитель и принял решение направить сына на учебу в Московский университет на медицинский факультет. Но там юноша познакомился с социал-демократами, теорией марксизма. Результатом стало исключение Позерна из университета. Судя по всему, Бориса это не очень огорчило, он уже вовсю проникся революционными идеями и принялся воплощать их в жизнь. Под псевдонимами Западный, Степан Злобин он вел партработу в своем родном Нижнем Новгороде, затем в Самаре, Москве, Минске, участвовал в съезде РСДРП в Стокгольме. Неудивительно, что в феврале 1917-го именно Позерн возглавил только что созданный Минский Совет. Правда, руководил им Борис Павлович недолго и, не оставив каких-то ярких свидетельств своей деятельности, уже в ­июле отправился в столицу, где его избрали членом Петроградского комитета РСДРП (б). Он участвовал в создании Красной Армии, в годы Гражданской войны побывал на Западном и Восточном фронтах. После демобилизации — руководящая хозяйственная и партийная работа в Москве, Ленинграде, где был секретарем обкома партии. А в 1937 году Бориса Позерна назначили прокурором Ленинграда и Ленинградской области. И это решило его судьбу. Прокуроры ведь входили в тройки, подписывавшие расстрельные списки врагов народа. В 1937-1938 годах в Ленинграде на смерть были отправлены около 40 тысяч человек, под каж­дым приговором стояла ­подпись Позерна. А в июле ­1938-го обвинения в фабрикации уголовных дел и в антисоветской деятельности предъявили и самому прокурору. Во время следствия он, как водится, признался, что специально отправлял на смерть ни в чем не повинных людей, выполняя вредительские указания Ежова. Через полгода Позерна расстреляли в Москве.