Геополитика

Белорусский мотив

15-01-01-34Актуальны ли в России революционные тенденции столетней давности, что напоминают марши протестующих на минских улицах и какие отношения ждут две братские страны через 20 лет, рассказала политический обозреватель телеканала «ТВ-Центр», документалист Вера Кузьмина, побывавшая в Минске по приглашению международного медиа-клуба «Формат АЗ»

15-01-01-34…век учись

— На встречу с минской общественностью вы привезли фильм «Страна, которую не жалко». О российской революции. В нем собрано много фактов, указывающих, что к свержению власти 100 лет назад готовились не только большевики. Даже для элиты было трендом ругать страну и государственный строй. Но в картине мелькают и со­временные политики. Неужели те давние тенденции в России актуальны и ныне?

— Отличия, конечно, большие с точки зрения техники. Раньше не было гаджетов, демотиваторов в «фейсбуках», зато были игрушки наподобие «Николашка-промокашка», которые я показывала в фильме. Но технология, суть те же. Как все делается, подробно описал в свое время еще Владимир Ильич. И сейчас на глобальной шахматной доске, как выразился некогда господин Збигнев Бжезинский, те же самые игроки. Особо ничего не поменялось.

— Для работы над такими сюжетами нужно погружаться в историю, где есть как официальные документы, зафиксированные факты, так и художественное описание каких-то событий. Что помог­ло отделить зерна от плевел и не забыть при этом про свою точку зрения?

— Общение с историками, признанными в научном мире. Эксперты — не писатели. Есть факт, который привел к определенным результатам. Но вот результаты можно оценивать по-разному. Для одних людей, играющих на глобальном уровне, например, развал определенной страны — это успех. Для других, для граждан этой страны, которые вовсе не хотели краха, такой результат — трагедия.

Сейчас мне важно показать, что процессы 100 лет назад шли по таким же схемам, которые некоторые используют и ныне. Выхватывать удобные факты непрофессионально, поскольку событие имеет интерес в истории только тогда, когда за ним есть цепочка общественных процессов, с которыми мы имеем дело сейчас.

Знаки отличия

— Знаю, что в Беларуси вы целую неделю работали над репортажем для телеканала «ТВ-Центр». Что удивило и запомнилось за эти семь дней?

— Удивило, хотя мне и раньше говорили, что это островок если не социализма, то социального государства. Действительно. И, оказывается, этот путь работает: можно сохранить предприятия. И что важнее, социальную инфраструктуру. Также общалась с фермером-производителем молочной продукции, который говорит, что государство ему помогает. А вот один белорусский пасечник, наоборот, сетовал, что во всем мире, если вешаешь улей в лесу, доплачивают человеку, а в Беларуси платить должен он. Такие процессы происходили в СССР в конце 1980-х годов. Это как раз то, что называлось перестройкой: вроде как социализм, а вроде есть и казино, и движение к свободе частного предпринимательства (улыбается). В принципе все это — повторение пройденного, но с большим вопросом: куда все это выведет?

— Где вам удалось побывать?

— На «БелАЗе», в фермерских хозяйствах и даже на митинге («Марше нетунеядцев» 15 марта. — Прим. авт.). О последнем сложилось впечатление, что я где-то уже это видела. У многих спрашивала про этот закон (декрет № 3) — как в Минске, так и в провинции. В небольшом городке Ивенец, где есть кондитерская и керамическая фабрики, женщина удивлялась, почему она должна платить налоги, а кто-то нет. В принципе, если вы строите социальное государство, то должны платить все… С другой стороны, там же мужчина, уволенный с молокозавода, обижался, что не может найти работу, а его еще и тунеядцем обозвали. Наверное, нужно все-таки доработать механизмы. И перед митингом ведь власти сказали: закон сырой, его отозвали на доработку, а митинг все равно проходит. Причем не под лозунгом «Мы хотим изменить в законе то и то», а в стиле «нет государства — нет налогов». Непонятно только, что в итоге будет — Сомали? Или лозунг (а был и такой на митинге) «Слава Украине — героям слава». Вот какое отношение это имеет к налогам? К чему приводят такие шествия, видела и в 2004 и в 2014 годах в стране-соседке. Не дай бог, чтобы здесь такое случилось.

— Мы часто говорим о братских связях между нашей страной, Россией, Украиной. Вы прочувствовали эти связи в Беларуси?

— Считаю, мы вообще триединый народ. Границы, которые сначала проводятся в головах, причем намеренно, потом появляются реально. Мы брали интервью у молодых людей в белорусском университете. То есть у людей образованных, а не у тех, кто курит на заднем дворе и прогуливает уроки истории. Так вот, даже они уже не все могут сказать, кто такой Николай Гастелло, Петр Машеров, Марат Казей, Лев Доватор. Но все как минимум слышали о Тадеуше Костюшко и Кастусе Калиновском. Уверена, за такими тенденциями стоит попытка определенных сил внести раскол в общество. Может, не сейчас, потому что ныне во главе как Беларуси, так и России стоят люди того поколения, для которых память о войне, о том, что значит Знамя Победы, — в крови, на генетическом уровне. Что будет лет через 20 — вопрос. Я видела у вас людей, которых обижает сам факт того, что в России не видят отличий между белорусами и русскими, что русские себя считают такими же. Тогда, простите, а чем эти люди отличаются от тех американцев, которые говорят: «Как смеют негры сидеть с нами в одном автобусе?» Ну, может, это кажется дико, но тем не менее. Я не представляю, что в России кто-то обидится, если вдруг ему скажут, что он с белорусом одинаковый. Не станет русский себя называть «я — со знаком качества»…

— Это слова нашего Президента.

— Я именно их и цитирую. В свое время на Украине говорили, что «Украина — это не Россия». Позже это превратилось в анти-Россию. Извините, пока никто не дал железных гарантий, что слова «белорусы — это русские со знаком качества» через энное количество лет не выстрелят. Получается, что есть русские со знаком качества, а есть — некачественные, унтерменши такие? На мой взгляд, очень это опасная вещь, людей по знакам качества разделять.

Из Беларуси — с любовью?

— Слушаю вас и думаю, что многим может не понравиться ваш репортаж о Беларуси…

— Я не червонец, чтобы всем нравиться, и не ставлю себе такую задачу. Хочу рассказать по максимуму, что вижу. То, что я увидела много хорошего, — да, правда. Те же предприятия. Ну немного в России предприятий, которые не отказались от своей социальной инфраструктуры — санаториев, профилакториев, летних детских лагерей… Спросила на «БелАЗе», почему обед стоит всего 2 рубля 10 копеек? Причем обед для взрослого, работающего на заводе мужика: первое, второе с двумя здоровенными кусками мяса, салат и компот. Оказывается, у них свой колхоз, вернее, как теперь говорят, агрогородок, оттуда и получают продукты. Эта система работает. Некоторым не нравится, что нет частной собственности на землю. Но зато и схитрить тут не получится, если вдруг решил купить для продажи, а не возделывать. Хорошего много.

Но, на мой взгляд, нужно говорить и о тех вещах, которые крайне опасны. Нельзя закрывать на них глаза. Мы уже пытались так сделать на Украине. Когда украинские историки, политологи, политики стучались во все российские двери, говоря о том, что там происходит, а им говорили: «Да успокойтесь вы. Мы вам газ льготный даем? Даем. Что ж еще?»

— Похожую историю рассказывал украинский политолог Михаил Погребинский: деньгами не получится дружить, нужно развивать совместную культуру.

— Мы все время пытались понравиться за деньги тем, кто нас не полюбил бы никогда ни за какие деньги. И отталкивали тех, кто готов был дружить бесплатно.

— Надеюсь, прямо такого в Беларуси вы не увидели?

— Я не увидела, что белорусы в чем-то (или чем-то) другие, чем русские. В книжном магазине у вас то же самое, вы смеетесь над теми же анекдотами, что и мы, смотрите те же фильмы, что и мы, знаете наизусть те же стихи, что и мы. И вообще не понимаю разговор в контексте «у вас, у нас». Нет «вас» и «нас». Есть «мы». И вместо того чтобы пытаться искать отличия, лучше объединить усилия для создания большой многоцветной картины. Если бы не было на Украине черевичек, не было бы «Ночи перед Рождеством», и не за чем было бы Вакуле лететь в Питер к царице. Он же не за валенками и не за лабутенами летал! Именно за черевичками. Из разных красок, из разных черт складывается большая литература, культура. Весь мир читает Быкова, весь мир читает Астафьева, а если начать проводить границы… Хоть вы меня расстреляйте, Гоголь и Винниченко — несравнимые величины, потому что один — это большая мировая литература, а второй — всего лишь первый на деревне.

— Просто как человеку вам Минск понравился?

— Нехорошо говорить, что я курю, но взять и выкинуть окурок в Минске просто так невозможно. У вас так чисто, наверное, улицы моют с шампунем. А говорят, что это свойство западного менталитета. Да ничего подобного! И то, что до сих пор над музеем истории ВОВ висит Знамя Победы, за это низкий вам поклон. Это дорогого стоит.

Вера Кузьмина — член академии российского телевидения (ТЭФИ). Политический обозреватель телеканала «ТВ-Центр». Автор документальных фильмов «Убить русского в себе», «Мираж пленительного счастья», «Мистер икс российской истории», «Вышка», «Зараzа» и многих других.