Люди в белых халатах

Вера Русецкая: «Женщины должны рожать без боли»

07-01-01-37 Заведующая обсервационным родильным отделением РНПЦ «Мать и дитя» — о белорусской медицине, эмоциональных порывах и младенцах в колпачках

07-01-02-37День в день с разницей в два года

РНПЦ «Мать и дитя» в представлении не нуждается. Да и раньше, когда это был седьмой роддом, он пользовался популярностью. Возможно, место, некогда выбранное под строительство, хорошее. Ауру особенную создает. Врачи принимают здесь самые сложные роды, выхаживают самых тяжелых младенцев… И при этом они не замученные, на жизнь не жалуются и всегда в хорошем расположении духа.

— У нас самая позитивная специальность в медицине! — признаться, мы не ожидали услышать такие слова от заведующей обсервационным отделением РНПЦ «Мать и дитя» акушера-гинеколога Веры Русецкой.

А чуть позже и сами набрались положительных эмоций. С лихвой. Думаете, где? В роддоме, конечно.

— Пойдемте к мамочке одной заглянем, она известная личность, выписывается с малышкой сегодня, — проводила нас в палату Вера Михайловна.

Счастливой мамой оказалась белорусская биатлонистка Людмила Калинчик, входившая в состав национальной сборной.

— Вот какую я барышню родила! Хорошенькая? — Людмила светится от счастья. — Мы с мужем ее Дашкой назвали. Вера Михайловна роды принимала. Сына, Сашку, у нее же рожала. Они с дочерью в один день и месяц на свет появились — 17 марта, но с разницей в два года. Вот что значит биатлон — попадание в цель! Родственники шутят: на днях рождениях сэкономите. А мы не жадные, решили: будет у наших детей не один, а два дня праздника.

Далее палата для новорожденных. В кювезах — младенцы, один из них — в белоснежном накрахмаленном колпачке, как гномик. Забавно.

— Это наши девчонки придумали только что родившихся малышей так наряжать, чтобы они красивенькими были, — улыбается Вера Русецкая. — Делают колпачки из пеленочек.

— Хотите, вас научим, — тут же предложили медсестры.

Смешные шапочки одевают малюткам, только появившимся на свет, чтобы им холодно не было. День спустя малыши могут обходиться без головных уборов.

— А где же мамы? — интересуемся.

— Пока в реанимации, отойдут от наркоза, полегчает им, переведем в палаты, привезем деток, — объясняет Вера Михайловна. — Кесарили (делали кесарево сечение) мы женщин. Окрепнуть им надо. Вот этого малыша (того, что в колпачке) перед вашим приходом из маминого живота достали…

На этом же посту — несколько кювезов с младенцами в разноцветных костюмчиках. Мамы на процедуры ушли, оставили

своих крох под присмотром медперсонала.

Удивительно, никто из детей не плачет. Все спят.

— Мамы поражаются: как только привозят к нам, симпатяшки засыпают, а в палатах плачут. Колдуют над ними мои девчонки, что ли? — смеется наш гид. — Гляньте, какое чудо к нам едет: с ирокезом…

Поворачиваемся: пополнение. Молодая женщина привезла в «ясли» черноволосую дочку Нину. Мама тоже доктор, анестезио­лог-реаниматолог РНПЦ «Мать и дитя». К слову, и Вера Русецкая сама недавно вышла из декрета.

Отвечаем за две жизни сразу

— Моей малышке Фае три года. Греческое имя, означает «щедрая». Назвали так не случайно, — вспоминает врач. — При рождении дочери составили ей астрологический календарь. Специалисты рекомендовали, чтобы имя девочки начиналось на букву «ф». Почему бы и нет?

— Редкое имя, впрочем, как и ваше. Наверное, потому и верят в вас пациентки.

— Мне часто говорят: «Вера, верим в вас и верим в себя». Помогает. Доверие пациента — это 50 % успеха. Многое зависит от людей, с которыми работаешь. Я, наверное, самая счастливая заведующая: у меня самый лучший медперсонал. Не только в нашем центре, а во всей стране. Мои девчонки самые душевные, самые ответственные, самые грамотные. Интересующиеся. И, что немаловажно в акушерской специальности, честные.

— Намекаете на то, что некоррумпированные?

— Не о том подумали. О коррупции не может быть и речи. Честные, потому что не скрывают, если что-то где-то случается. Сразу ставят в известность. Это очень важно, так как вовремя можно прийти на помощь. Мы же отвечаем за две жизни сразу. Делаем людей счастливыми! Появление младенца на свет, его первые минуты жизни, когда прикладываешь крохотный комочек к маминой груди, — это непередаваемое чувство! Колоссальные положительные эмоции: потом сутками можешь работать. Я ведь с детства мечтала стать врачом. Повзрослев — акушером-гинекологом. Мне всегда хотелось помогать деткам родиться.

— Принимать роды физически тяжело, а вы такая хрупкая.

— Только внешне. Принимать роды и психологически непросто. Да, мужчина физически сильнее, но он не может сопереживать роженице так, как женщина акушер-гинеколог. Мне так кажется. Женщина-врач сама мама. Она помнит, как рожала, больше сочувствует.

— На будущих мам в родзале могут и прикрикнуть…

— Не про наш центр. У нас никто не повышает голос. Душевно все проходит. Знаете, что сейчас можно рожать без боли? Мы хорошо оснащены аппаратурой, медикаментами. У нас высоко­квалифицированный медперсонал. Есть возможность внедрять все самое передовое. Предлагаем женщинам эпидуральную анес­тезию (местное обезболивание, когда лекарство вводится в эпидуральное пространство позвоночника с помощью катетера). У нас через день-два будет рожать женщина. Пятого малыша ожидает. Предыдущие четверо появились на свет без анестезии. А на этот раз она сказала: хочет попробовать с обезболиванием. Сделаем.

— Вы так любите нашу медицину, которую подчас ругают.

— Ругают? К нам часто приезжают рожать из Европы и вообще из разных стран. У меня много знакомых, которые рожали за границей. Есть с чем сравнивать. У нас замечательная медицина. То, что делают для наших женщин в акушерстве и гинекологии, на мой взгляд, не делают нигде в мире. И такого внимания, которое уделяют в Беларуси будущим матерям и пока не родившимся младенцам, нет нигде. Это точно. Поэтому мне хочется развиваться в специальности, выполнять более сложные операции. В нашем центре это возможно. У нас слышащие руководители и помогающие. На эту тему можно еще долго говорить, но в родзал бежать надо — близнецы на подходе…