Солдаты победы

В ответе за небо

 Защита Минска продолжалась еще месяц после его освобождения 3 июля 1944 года. Небо города, ставшего потом родным, прикрывал и молодой лейтенант Виталий Платонов

09-01-02-38Виталий Яковлевич Платонов родился в 1922 году в деревне Чуркино во Владимирской области. После школы поступил в машиностроительный техникум. В июле 1941-го четверокурсника призвали в армию. Он попал в войска ПВО, в которых прослужил до 1969 года. Ушел на заслуженный отдых в звании полковника.

Куйбышев

Когда началась Великая Отечественная война, Виталия Яковлевича направили на учебу в Челябинское зенитное училище.

— Я был образованный, — говорит ветеран. — В те годы всех, кто получил хотя бы школьное образование, отправляли на учебу в военные училища. Это оправданно — быстро освоить военную науку, например, расчеты в артиллерии или ПВО, могли лишь те, кто хорошо знал математику. В техникуме ей уделялось немало учебного времени.

По ускоренной программе Виталий Платонов окончил зенитное училище и возглавил батарею. Местом службы стал Куйбышев, ныне Самара. В 1942-м во время Сталинградской битвы это была по сути вторая столица СССР. Там размещались партийные и правительственные учреждения и дипломатические миссии 21 иностранного государства. Продукцию фронту давали многие эвакуированные из западных районов предприятия. Неудивительно, что защите этого важного города уделяли огромное внимание.

09-01-03-38— Например, эвакуированный туда воронежский авиазавод выпустил более 25 тысяч штурмовиков ИЛ-2, — говорит Виталий Платонов. — Это треть всех таких самолетов, построенных за годы войны! Защитить производства — первоочередная задача ПВО. Плотность огня создавали такую, что все немногочисленные немецкие авианалеты разбивались словно о стену. Зенитные части стояли на защите Куйбышева до начала 1944 года, пока сохранялась хотя бы теоретическая возможность авиа­налета. Этот период службы считаю своим самым весомым вкладом в Победу. За полтора года я подготовил более 300 артиллеристов, которые ушли на фронт громить врага. Невозможно даже представить, какой урон гитлеровцам они нанесли!

Минск

73-я отдельная зенитно-артиллерийская бригада ПВО, в которой служил Виталий Яковлевич, получила задачу защищать освобожденный Минск. Лейтенант Платонов вместе с другими командирами бригады прибыл в столицу БССР 7 июля 1944 года. Тут же офицеры-зенитчики отправились на рекогносцировку местности вокруг города. Им предстояло распределить 24 батареи ПВО. Сам эшелон с орудиями, техникой и боеприпасами прибыл только после ликвидации окруженной под Минском 105-тысячной немецкой группировки.

— Это было 14 июля в 21:00, — вспоминает Виталий Платонов. — Огромный железнодорожный эшелон стал на станции Товарная примерно там, где сейчас расположен железнодорожный остановочный пункт Институт культуры. В эшелоне — 5 дивизионов (около 100 орудий) 85-миллиметровых зенитных орудий и один дивизион 37-миллиметровок. Плюс автомобили, боеприпасы, приборы, матчасть и прочее. На платформу прибыл командующий Северным фронтом ПВО генерал-полковник Михаил Громадин. Высокий, в белом кителе. Первым делом он приказал развернуть вдоль платформы дивизион 37-миллиметровых орудий и прикрывать разгрузку эшелона. Как чувствовал, что немцы узнали о его прибытии.

В 23:00 начался авианалет. Обычно немцы не шли прямо на город. Они летели в район Смолевичей, там разворачивались и уже затем заходили на цели в Минске. 12 зенитных пушек на платформе открыли шквальный заградительный огонь. Это спасло эшелон. Немцы сбросили бомбы, не заходя на цель. Они точно знали, когда и во сколько в город прибудет эшелон с ПВО и решили, что уничтожат его во время разгрузки. Их даже наводили на цель ракетами предатели или шпионы — неподалеку от платформы в воздух взвились несколько ракет. Туда сразу же устремились разведчики.

Налет заставил разгружаться максимально быстро. К тому же эшелон срочно требовался для других целей. Когда около часа ночи орудия сняли с состава и увезли на позиции, привели пленных немцев. Они помогали перегружать из вагонов в машины боеприпасы и снаряжение. После того как закончилась разгрузка, стали подъезжать вереницы автомобилей с новыми пленными, взятыми во время операции «Минский котел». Их сразу же распределили по вагонам и увезли в Москву на парад побежденных.

Читайте также:  Найти брата

После освобождения

Батарея Виталия Платонова разместилась на западной окраине Минска в яблоневом саду. Это четыре 85-миллиметровых зенитных орудия, прибор управления артиллерийско-зенитным огнем (ПУАЗО), дальномер, взвод разведки и управления.

— Расчет каждого орудия — 7 человек, — продолжает ветеран, — мужчины. 3 дальномера и 12 прибористов — женщины. Работали слаженно. Девушки занимались расчетами и выдавали их на

ПУАЗО. Далее эти данные по кабелю поступали на орудия и помогали наводить их на вражеские самолеты. Таким образом все четыре пушки били строго на заданные высоту и дальность с учетом упреждения.

Батарея под командованием Виталия Яковлевича сбила вражеский самолет во время налета 17 июля. На выходе из Минска «Юнкерс» захватили прожектористы, стоявшие в районе деревни Барановщина. Летчик пытался уйти из перекрестия лучей — тщетно.

— Он шел в сторону нынешней Каменной Горки, — говорит ветеран. — Как раз в зону ответственности моей батареи. Девчата быстро рассчитали скорость, высоту, упреждение и передали на ПУАЗО, а он на орудия. Это была легкая мишень. Дали всего четыре залпа и сбили. Как в фильмах о войне: яркая вспышка, и самолет начинает валиться. Вслед за ним тянется огромный огненный шлейф. И через минуту он исчезает за горизонтом в районе леса возле деревни Тарасово.

На следующие утро в расположение батареи прибыл комдив — генерал-майор артиллерии Владимир Авксентьевич Мартынюк. Его адъютант расспросил про сбитый самолет, уточнил, где тот упал, и сказал, что они едут искать обломки. Потом стало известно, что генерал решил не рисковать. В лесах вокруг Минска еще ловили немцев, а в том лесу к тому же был фильтрационный пункт. Искать обломки отправили разведчиков.

День Победы

В конце июля 1944 года немецкие самолеты в последний раз бомбили Минск. Но зенитчики охраняли небо над городом до самого Дня Победы.

— Это было необходимо, — продолжает Виталий Платонов. — С лета 1944-го немцы применяли против союзников самолеты-снаряды ФАУ-1, а осенью начали запускать баллистические ракеты ФАУ-2. Не исключалась атака ими по Минску. Ведь это один из важнейших железнодорожных узлов страны.

Виталий Яковлевич почти все время находился на своей батарее. Лишь изредка ездил в город.

— Немцы перед отступлением заминировали все, что только могли, — продолжает ветеран. — Не проходило и дня, чтобы где-то не рвануло. Саперы работали сутки напролет. Даже нас привлекали на разминирование, ведь мы, артиллеристы, были знакомы с немецкими снарядами. Но больше всего запомнились мне не руины города, а изможденные минчане. Несколько раз в 1944-1945 годах я ходил на Суражский рынок, располагавшийся неподалеку от моста между улицами Московской и Чкалова у завода медпрепаратов. Там постоянно были тысячи людей. Они меняли вещи на продукты. Это хоть как-то помогало им выжить. Многие носили одно и то же пальто в жару и в холод. Другой одежды просто не было.

День Победы Виталий Яковлевич встретил в землянке. Утром к нему зашел командир взвода управления Алексей Лукич и сказал, что война закончилась.

— Это правда, что День Победы — радость со слезами на глазах, — говорит ветеран. — Чувства были смешанные. Радость от того, что победили. Растерянность и грусть от того, что пришло осознание скорого расставания. За время службы боевые товарищи стали частью жизни. Поэтому, чтобы заглушить горечь, принялись работать: чистить орудия, приборы и машины, приводить в порядок форму.

17 июля 1944 года 57 тысяч пленных немцев провели по улицам столицы СССР, чтобы показать союзникам, сомневавшимся в успехе наступления советской армии во время операции «Багратион».