Люди и время

Разговор с тобою – будто молитва

18-01-01-38За свою жизнь выдающийся белорусский ученый, академик Гаврила Горецкий и его жена Лариса Иосифовна разлучались часто и надолго. Репрессии, ссылки, война, болезни, голод — они прошли через эти испытания и до седых волос пронесли высокое и чистое чувство друг к другу

18-01-02-38Семья Горецких подарила белорусам несколько выдающихся личностей. Имя писателя, литературоведа, переводчика, фольклориста, деятеля белорусского национального движения начала XX века Максима Горецкого известно едва ли не каждому белорусу. О его родном брате ученом Гавриле Горецком знают меньше, хотя он оставил заметный след в отечественной и даже мировой геологии. Однако накануне 117-летия со дня рождения Гаврилы Ивановича хотелось бы напомнить не о его вкладе в науку (это лучше сделают специалисты), а об истории любви — большой, настоящей и очень вдохновляющей — академика Гаврилы Горецкого и его жены Ларисы.

— Я всегда считал своих родителей особенными, — признается сын Гаврилы Горецкого академик НАН Беларуси Радим Гарецкий. — Такую любовь, как между ними, никогда в реальной жизни не встречал. Они были теми половинками, которые создавали прекрасное единое целое.

Слушая Радима Гавриловича, читая переписку его родителей (на основании которой он издал книгу «Лiсты жыцця i кахання»), убеждалась в том, какой огромной созидательной силой обладает любовь. Это великое чувство помогло Гавриле Горецкому пройти через огромные испытания и не просто физически выжить, но и сохранить в себе лучшие качества, достойно служить отечественной науке и культуре. И кто знает, были бы у него такие профессиональные достижения, не окажись рядом жены, друга, музы Ларисы Парфенович-Горецкой?

Начало

18-01-03-38Они познакомились в Тимирязевской сельскохозяйственной академии в Москве. Он учился на экономическом факультете, она — на агрономическом. Одержимый идеей возрождения родины, Гаврила Горецкий создал в академии Белорусскую научно-культурную ассоциацию студентов. Лариса Парфенович была ее постоянным секретарем. В 1922 году Горецкого арестовали как представителя свободомыслящей интеллигенции. Заточение на Лубянке, постепенный распад ассоциации, трагическая гибель младшей сестры Анны — всё это едва не довело его до отчаяния. Спасла искренняя душевная поддерж­ка Ларисы Парфенович. Они стали чаще встречаться, постепенно взаимная симпатия переросла в любовь. 8 июля 1923 года Гурик (так вслед за Евфросиньей Михайловной, мамой Гаврилы, стала звать его и жена) зашел к Ларисе в общежитие, взял ее чемоданчик, небольшой рюкзак и раскладушку. Так налегке отправились они строить совместную жизнь. На свадьбу средств не было, и все-таки этот день стал для них одним из лучших. Спустя год у них родился первенец — Всеслав.

18-01-04-38— А я появился на свет в конце 1928-го, уже в Минске. Жили мы тогда в доме на улице Провиантской (сейчас улица Захарова), — рассказывает Радим Гарецкий. — Отец в это время возглавлял БелНИИ сельского и лесного хозяйства. Но в 1930 году его опять арестовали, осудили по трем пунктам 58-й статьи УК (в том числе за шпионаж), сначала приговорили к расстрелу, а позже заменили его на 10 лет заключения. Так отец попал на строительство Беломорско-Балтийского канала. Нас из служебной квартиры немедленно выселили. Денег не было. Маму нигде в Минске не брали на работу, многие боялись иметь дело с женой «врага народа». Поддерживали семьи Янки Купалы и Якуба Коласа, с которыми родители дружили. Я немножко помню Якуба Коласа. Когда он приходил в гости, всегда приносил мне и брату конфеты…

Наконец Лариса Иосифовна нашла место агронома на опытной сельскохозяйственной станции «Брилево» под Гомелем и вместе с сыновьями перехала туда.

18-01-05-38Годы испытаний

За ударный труд Гаврилу Ивановича освободили спустя 4 года с небольшим, но выезжать куда-либо, тем более возвращаться на Родину, ему запретили. Разрешили как вольнонаемному забрать с собой на поселение семью. Вместе с ним в Карелию отправились и родители Ларисы — Мария Михайловна и Иосиф Иванович Парфенович.

Горецкий трудился геологом в поселке Медвежья Гора. Лариса Иосифовна устроилась учительницей, преподавала в местной школе для взрослых. Ее родители присматривали за внуками — Всеславом и Радимом.

В октябре 1937-го Гаврилу Ивановича вновь арестовывают, но вскоре выпускают на волю. А в 1938 году его увозят на «черном вороне», обвиняют в шпионаже в пользу польской и немецкой разведок. Ему опять грозит расстрел.

Сохранилось письмо, которое Горецкому чудом удалось передать жене. В день 15-летия создания их семьи он карандашом на маленьких тонких бумажках для самокруток написал Ларисе Иосифовне из заключения: «Какое счастье, что ты у меня есть. С твоим дорогим образом пройду я десятки лет самых суровых испытаний и останусь свежим, несломленным, достойным тебя. В минуты самого большого отчаяния, самых тяжелых переживаний мне достаточно взглянуть на твой солнечный образ, что ношу в своем сердце, чтобы сразу обновиться, воспрянуть духом, стать молодым и стойким. (…) Тюремная камера для меня не существует, когда я с тобой в своих мыслях. (…) Ты мой щит, моя броня, мой талисман до самой смерти. Нужно спуститься в пекло, чтобы отыскать свою Беатриче. И я благодарен своей судьбе, которая послала мне такой тернистый путь, потому что я нашел свою Ларуту, я понял величие ее любви…Я действительно счастлив».

Издевательствами и голодом Гаврила Горецкий доведен до такого состояния, что решает покончить жизнь самоубийством и просит жену передать ему лезвие. Он нашел его спрятанным в вороте рубашки, но проявил мужество и не воспользовался им. А 22 июня

1939 года Гаврилу Ивановича

освобождают. Клеймо «враг народа» на нем остается. Но его ценят как специалиста; квалификация и опыт геолога востребованы при строительстве многих гидросо­оружений. Он трудится в системе Гидропроекта на Каме, Волге, Дону, Днепре.

Супруги часто и надолго расстаются. Жизнь постоянно подбрасывает испытания. Только письма не давали опускать руки, вселяли надежду и веру, согревали любовью. Гаврила Иванович и Лариса Иосифовна не скупятся на слова нежности и теплоты: «Любимая, родная, дорогая Ларута!», «Мой большой самоотверженный друг», «Мой милый, светлый гений», «Родник мой прозрачный, птенчик мой нежный, верная моя Сольвейг», «Дорогой мой любимый, единственный на всю жизнь», «Настоящий, родной Гурик».

В июле 1941-го Гаврилу Ивановича мобилизовывают на оборонные работы. Он назначен главным геологом военно-полевого строительства главоборонстроя Наркомата обороны. Трудится на разных объектах Калининской, Ленинградской, Вологодской областей, под Москвой. Лариса и сыновья эвакуируются в Удмуртию. Она трудится заведующей контрольно-семенной станцией. Старший сын, Всеслав, работает токарем на оборонном заводе в Ижевске и продолжает учебу в 9-м классе, Радим тоже посещает школу. От голода у Ларисы Иосифовны опухают ноги. Но в письмах — неизменная нежность заботливой супруги: «Мой любимый, родной Гуричка, звездочка моя! Глаза твои светят мне огнем голубым, греют лаской. Через далекие километры чувствую заботу твою о нас… И я сильная, потому что у меня есть ты, мое сердечко. Твои письма — часть того воздуха, которым дышу».

Читайте также:  Цвет крымского яблока

За расставаньем будет встреча

В 1945 году Гаврила Горецкий в Геологическом институте АН СССР защищает кандидатскую, а всего спустя год — докторскую диссертацию по геологии. Он всей душой стремится в Беларусь. В одном из его писем есть такие слова: «Только бы еще немного прожить… Буду готовиться к последнему чис­тому служению своей Родине, ее расцвету».

Лариса Иосифовна отвечает: «45 лет — это еще не старость. Я уверена в твоих долгих, еще полных творческой, живой, оригинальной, интересной работы годах. Ты не можешь быть другим, глубокая природа исследователя сближает тебя с такими людьми, как Обручев, Павлов и другие. (…) Я очень понимаю твое желание остаток жизни отдать Беларуси».

Но обстоятельства еще долго не позволяют Горецким вернуться на Родину.

Гаврила Иванович участвует в инженерно-геологических исследовательских работах при строительстве многих ГЭС и водоканалов. Полностью реабилитировали его только в 1958 году. В 1965-м — восстановили в звании академика.

Гаврила Иванович и Лариса Иосифовна уже немолоды. Но отлучаясь даже ненадолго по делам службы, он обязательно шлет письма супруге: «Часто думаю о тебе, о твоей красоте, чистоте, великой доброте, нежности, теплоте, благородстве всего твоего существа, всех твоих поступков. И на сердце становится так хорошо, так тихо, теп­ло, солнечно. И я счастлив, что имею такую спутницу жизни, такого настоящего, большого друга».

«Фотографии твои — будто талисман. Полюбуюсь на них — и весь мир красивый, уютный, лас­ковый, интересный, как в первый день творения. Хвала тебе, родная моя, лучший человек в мире… Разговор с тобою — будто молитва: такую радость несет она духу, так я молодею, ни к кому не чувствую зла. Будто мы одни в целом мире».

«У меня нет возраста, — отмечает в одном из писем 60-летняя Лариса Иосифовна. — Я сильная, счастливая, несу свою вечно молодую любовь к тебе, моему единственному, самому дорогому человеку. Ты как луч солнца, как чистая земная травинка, как сама жизнь, как лучший сон, как прозрачный поток воды, как дивное дыхание весны…».

Возращение на Родину

В Минск Горецкие вернулись только в 1968 году. Гаврила Иванович назначен заведующим отделом в Институте геохимии и гео­физики АН БССР. В начале 1972-го из Москвы приезжает с семьей его младший сын, Радим, уже признанный в научной среде геолог, лауреат Государственной премии СССР.

— Отцу исполнилось 70 лет, — вспоминает Радим Гаврилович. — Но он был так счастлив, что возвратился в Беларусь, у него будто открылось второе дыхание. Он трудился так, что за ним не поспевали молодые коллеги. Каждый год — в экспедицию, в поле. Отец создал за 20 лет школу мирового уровня геологов-четвертичников антропогена.

Время и возраст брали свое, сказывались последствия тяжелых и голодных лет: одна за другой наваливались болезни — и на Гаврилу Ивановича, и на его супругу. В 1984 году Ларису Иосифовну настиг инфаркт. Для Гаврилы Ивановича это стало страшным ударом: без своей Ларуты он не представлял жизни. В одной из записок ей в больницу он писал: «Очень мы довольны твоим поведением, активной борьбой с болезнью. Молодец, так и нужно. Знай, что ты нам дороже всего в мире, что ты наше счастье, что мы тебя очень любим и готовы сделать для тебя все, что захочешь».

Гаврила и Лариса Горецкие прожили вместе 65 лет. И продолжали благодарить друг друга: «Спасибо тебе за все прожитое и пережитое, за твою душевную красоту, за мудрость, за правдивость, за верность, за безграничную доброту, за ласку, за большое сердце».

В 87 лет Гаврила Иванович еще писал статьи и выступал на ученом совете института. А через год из-за глаукомы уже почти ничего не видел. Жена каждый день читала ему. 20 ноября 1988 года сердце Горецкого перестало биться. Лариса Иосифовна пережила мужа на 6 лет. Но это время было уже просто ожиданием встречи с любимым супругом. На этот раз в вечности.

Гаврила Иванович Горецкий (1900-1988). Экономист-географ, демограф, геолог. Один из первых академиков Белорусской академии наук. Заслуженный деятель науки БССР. Лауреат Государственных премий СССР и БССР.

Окончил Петровскую (Тимирязевскую) сельскохозяйственную академию в Москве. В 1925-1927 годах — доцент, заведующий кафед­рой Белорусской сельскохозяйственной академии в Горках, в 1925-

1928-м — действительный член Инбелькульта. В 1927-1930-м — директор БелНИИ сельского и лесного хозяйства имени Ленина (Минск).

В 1929-1930-м — член ЦИК БССР. В 1931-1941-м работал в инженерно-геологических экспедициях Беломорстроя и Туломстроя НКВД. В 1941-1942-м — главный геолог Главоборонстроя на оборонных работах под Москвой и Ленинградом. В 1943-1968-м — заместитель главного геолога, главный геолог в организациях Гидропроекта. В 1968-1985-м — заведующий отделом Института геохимии и геофизики АН БССР. В 1969-1973-м — главный консультант Гидропроекта. С 1985 года — главный научный сотрудник-консультант Института геохимии и геофизики АН БССР. Разработал основы палеопотамологии — науки о реках прошлого. Созданная им белорусская школа геологов-четвертичников получила широкую известность и авторитет.

Радим Гаврилович Гарецкий (в свидетельстве о рождении фамилия была записана по-белорусски через «а», поэтому и по-русски пишется так). Белорусский геолог, академик НАН Беларуси, специа­лист в области геотектоники. Работал в Геологическом институте АН СССР. С 1971-го — в Институте геохимии и геофизики АН БССР, в 1977-1993-м был его директором. В 1992-1997-м — вице-президент НАН Беларуси. Лауреат Государственных премий СССР и БССР, заслуженный деятель науки БССР. Председатель Республиканского фонда имени братьев Горецких. Один из организаторов и постоянный участник Горецких чтений.