Люди и время

Эта женщина и валет червей

26-01-01-4323 января 1952 года в Париже скончалась пожилая женщина. Она была совершенно одинока, и никто из медсестричек и подумать не мог, что это уходит женщина-легенда…

26-01-02-43Он закрывал глаза, но она не исчезала, смотрела — как там, на балу. А потом муж, ротмистр Владимир Вульферт, увел ее. Он знал, что она обернется. И она сделала это. И что-то шепнула. Ему показалось: «Я тоже…» Значит, поняла. Провожая взглядом Наталью Вульферт, великий князь Михаил Романов шептал: «Я люблю вас…»

Александр III любил всех детей, но ясноглазый Миша, рожденный в день Архангела Михаила (22 ноября 1878 года), вызывал в нем особые чувства. Даже хорошо, что он не может рассчитывать на трон, как в свое время не мог рассчитывать на него сам Александр. Если бы не смерть брата Николая, он и не принял бы на себя груз этой ответственности.

Коля, Саша (не прожил и двух лет), Георгий, Ксения, Миша, Оленька. У царя была счастливая семья. И брак по любви с Марией Федоровной (Дагмар). Как-то они говорили с Мишей о семейном счастье. «Мне повезет!» — крикнул он и пустил лошадь вскачь. Ну, дай бог.

До смерти сына Георгия Александр III, к счастью, не дожил. Туберкулез убивал без разбору. Романовы согнулась под гнетом горя. Теперь Мише переходило право быть наследником престола и часть имущества брата, в том числе имение Брасово — усадьба под Брянском, купленная ими в 1882 году у погрязшего в долгах Виктора Апраксина за 4 миллиона 200 тысяч рублей. Георгий в Брасове не бывал, но вложения в местный конезавод делал регулярно. Михаил же к имуществу отнесся с неожиданной трепетностью. При нем имение стало образцом хозяйственности и красоты. А какие цветы были у деревянного дворца! В 1903 году для забавы в Зимнем дворце устроили бал. 390 человек явились в костюмах бояр и боярынь допетровской эпохи. Разодетые в кокошники Романовы стали прототипами для знаменитой карточной колоды «Русский стиль». С Миши списали валета червей. Ярко-красное сердце стало его символом…

К 1908 году «валет» делал успешную карьеру военного — командовал эскадроном лейб-гвардии Кирасирского полка, знаменитыми синими кирасирами. Полк стоял под Гатчиной. Тут устраивали вечера и балы. Там он и встретил жену ротмистра Вульферта…

26-01-03-43Наташа была богата и не видела ничего дурного в том, чтобы заставлять людей делать то, что она хочет. Отец ее, Сергей Шереметьевский, хороший адвокат, не вступал в споры с дочерью. В 16 лет она выскочила замуж за племянника Саввы Мамонтова

Сергея, родила дочку, тоже Наташу, и рассталась с мужем. Вскоре завязался роман с Вульфертом — военным. Но встреча на балу перевернула ее жизнь. Она влюбилась в Михаила с первого взгляда. Как и он в нее. Они встречались будто случайно, но везде и всюду. Как-то отъехали за город, и там, на опушке леса, он впервые поцеловал ее, едва не потеряв сознание от чувств. Это было выше ее сил.

О романе донесли Николаю II. Он впал в бешенство. Немыслимая глупость! Не хватало только скандала при дворе сейчас, когда разведка доносит о военных движениях в Германии. И потом — что за выбор? Два брака, репутация капризной самодовольной нахалки, а рядом — Миша, нежная душа! Александра Федоровна кивала согласно — да, Ники, это ужас, а не женщина, Миша обольщен. Николай попытался поговорить с братом по-мужски, но столкнулся с бешеным упрямством Михаила. Он слушал его нападки молча, а уходя заявил:

— Я женюсь на «этой женщине».

Дабы охладить брата, Николай приказом перевел его к черниговским гусарам, что стояли под Орлом. Михаил показно щелкнул каблуками. Роман продолжал бушевать. Вульферт согласился на развод.

На время развода, в 1909-м, Наталья уехала за границу. Теперь их связывали только телеграммы с бесконечными признаниями: «Я обнимаю и целую всю тебя… Пожалуйста, верь, я весь твой. Миша». А в 1910 году на свет появился их сын — Георгий. Михаил умолял Николая II отпустить его за границу, пообещав, что жениться не будет. Возможно, это была единственная клятва, которую великий князь нарушил.

Николай брату поверил, но отдал приказ следить за парой и не допустить венчания любой ценой, вплоть до ареста. Но однажды день венчания настал. За тысячу крон в Вене, в православной церквушке, при свидетелях — настоятеле и его жене — Михаил Романов обвенчался с Натальей Сергеевной Шереметьевской-Мамонтовой-Вульферт. До последней минуты обряда они боялись, что их найдут и разлучат.

Николай II бушевал. Он писал матери, Марии Федоровне, и она плакала: «К несчастью, между мною и им сейчас все кончено, потому что он нарушил свое слово. Сколько раз он давал слово, что на ней не женится. И я ему безгранично верил! (…) Прочтя его письмо два-три раза, я понял, что ему нельзя приехать в Россию».

По изданному братом-царем манифесту Михаил был лишен права условного регентства, над его имуществом установили опеку и запретили въезд в Россию. «Эта женщина» при венчании назвалась Брасовой — по имению жениха. Царь не мог не учитывать, что она стала законной женой брата и выбор одобрил: и звучит ничего, и как бы дополнительно подчеркивает удаленность от престола. Потом она и ее сын Георгий Брасов будут пожалованы графским титулом. У Михаила хватило денег, чтобы снять Небворд-Хаус, поместье под Лондоном.

26-01-04-43Как они были счастливы! В Европе и правда что-то затевалось, но они словно не видели этого, устраивая приемы и путешествуя. Англия, Франция, норвежские фьорды…

— Ты не жалеешь? — иногда спрашивала она.

— Ни капли, — отвечал он, целуя ее нежно.

Известие о войне потрясло их обоих. Она не посмела перечить, хотя понимала, что решение Михаила, скорее всего, ставит крест на их счастье. Михаил написал Николаю II: «Меня можно в наказание лишить прав и имущества, связанных с моим рождением, но никто не может лишить меня права пролить кровь за Родину!» И Николай разрешил ему вернуться. И ему, и «этой женщине».

Им с Наташей вновь предстояло расстаться. Михаил возглавил Кавказскую туземную конную дивизию и отправился воевать. В его особняке в Петрограде и доме в Гатчине были устроены гос­питали, которыми руководила Наталья, а затем на его деньги обустроили санитарный поезд, который перевез около 40 000 раненых. В Брасове тоже отвели место для раненых.

Окружение императрицы нервничало особенно. Ведь все знали, что Александру Федоровну не любят, а эта выскочка… многим нравилась! Она была интеллигентна, обаятельна и очень… «русска»! Рождество 1916 года они встретили вместе в Брасове. В этот момент случилось убийство Распутина. Тучи сгущались. Нарастало и недовольство Николаем II. Но никогда Михаил не был так близок и предан ему, как тогда, на пороге злосчастного 1917 года. Он не участвовал в интригах и поддерживал брата, хотя по одному из планов предусматривалось отречение государя от престола в пользу несовершеннолетнего цесаревича Алексея при регентстве, а фактически при главенстве Михаила, в тот момент очень по­пулярного в войсках.

26-01-05-43…Как мело в том феврале! Все развивалось стремительно и жестко.

Вот и подкатила к порогу дворца революция. Еще не та, что перевернет мир совсем, пока эта — жаркая, несмотря на зиму. 3 (16) марта 1917 года Николай II отречется от престола лично, а потом и от имени цесаревича.

Историки до сих пор спорят относительно прав на престол в такой ситуации, но, судя по всему, Наталья Сергеевна десять часов была женой нового русского императора Михаила Александровича. После долгих переговоров Миша заявил, что примет власть лишь в случае волеизъявления всего народа (то есть через Учредительное собрание), а потом призвал к подчинению Временному правительству. Не бывать валету червей королем… Брата Николая он увидит последний раз 30 июля 1917 года, перед отъездом царской семьи в Тобольск. Поразится мужеству и внешнему спокойствию царя. Братья посмотрят друг другу в глаза и этим взглядом скажут больше, чем за всю жизнь.

Известию о ссылке мужа в Гатчину Наталья сначала даже радовалась. Тем более, просчитав ситуа­цию, она сама предложила Мише просить новое правительство разрешить им жить на родине «простыми гражданами».

Она верила, что подобное «соглашательство» даст им шанс на жизнь. А в Гатчине еще сохранялась иллюзия их прежнего счастья. Но 9 марта 1917 года Михаила отправили в Пермь. С ним вместе были его личный секретарь

Брайан Джонсон, а также камердинер и шофер. Наталья приезжала к мужу, но он велел ей находиться рядом с детьми. Только телеграммы — бесконечные, как ее слезы, хоть как-то скрашивали жизнь Натальи и Михаила. Последнее извес­тие от мужа она получила в первых числах июня 1918 года, потом связь оборвалась.

— Наталья Сергеевна, вам телеграмма!

30 июня 1918 года она расписалась за получение телеграммы, прочла ее и потеряла сознание. В ней было сказано, что ее муж исчез… Дети уже были отправлены за границу, она паковала вещи, чтобы ехать к Мише в Пермь. Не веря в возможность исчезновения, Наталья закатила истерику новым властям. Те отреагировали адекватно — бросив ее в тюрьму, покинуть которую ей удалось лишь спустя год, прикинувшись больной и сбежав потом из больницы. В 1920 году ей удалось уехать за границу.

По дороге она напоминала сумасшедшую — всех русских, что утекали ручьем из страны, она расспрашивала о Михаиле. Никто ничего не знал.

В какой-то момент, впав в отчаяние, она написала Марии Федоровне — напомнила о внуке. Та ничего не ответила, но после смерти бабушки Георгий Брасов от нее унас­ледовал 200 тысяч франков. Получить он их смог в 25 лет. Теперь Наталья жила только им — дочка Тата прервала отношения с матерью, не одобрившей ее связи и брака с небогатым и неименитым англичанином. Узнав о смерти царской семьи, Наталья оплакивала Романовых как близких и любимых родственников.

Она простила им всё, бесконечно молилась за упокой их душ. Только за Мишу по-прежнему ставила свечу не за упокой, а за здоровье. Она ждала его.

Георгий, ее любимый Джоржи, получив деньги бабушки, исполнил свою мечту — он, как и отец, любил скорость и приобрел «крайслер». На нем, несясь из Итона к матери, он потеряет управление и разобьется. Наталья хоронила сына 20 июля 1931 года без слез. Да и потом она не позволяла себе слабости на людях. Лишь оставшись одна выла волчицей.

Только в 1951 году она случайно узнает, что в ночь с 12 на 13 июн­я 1918 года Миша, его секретарь и приближенные были убиты сотрудниками ЧК. Все было кончено.

В 1952 году квартирная хозяйка, русская, тоже из бывших эмигранток, попросила умирающую от рака груди старуху Брасову освободить арендованную ею комнату по адресу: улица Месье, 11.

Старуху примут из жалости в больнице Лэннек, что была неподалеку. Рак доедал ее высохшее тело. Но место на кладбище для нее нашлось. Она купила его, когда хоронила Джоржи.

В 2009 году Михаил Александрович и его окружение были реа­билитированы Генпрокуратурой РФ. А в конце 1990-х над могилами Натальи и Георгия появилась красивая мраморная плита.

Говорят, кто-то из русских, побывав на могиле, сказал, что эмигрантской общине стыдно не следить за могилами. Но было ли так или нет — неизвестно.