Календарь

«
Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Популярное в номере

Вехи его пути

Имя Олега Воробьева — как знак качества. Известного зодчего любят инвесторы, уважают коллеги и студенты-архитекторы. А обычные горожане и гости столицы частенько фотографируются на фоне созданного им здания-кристалла

09-01-01-49— Олег Арсеньевич, моей дочери так нравится это здание, что она говорит: «Готова работать там уборщицей, чтобы смотреть на него каждый день». (Архитектор смеется.) Когда только начинали, мечтали о славе, известности?

— О славе — нет, но амбиции были. Когда работал, возникал вопрос: если это придумал я, то почему кто-то берет мой проект, несет его согласовывать… Это задевало. Со временем стал понимать, что в работе важно не собственное эго, а общее дело. Даже если вроде все получается, не помешает послушать мнение коллег и молодых в том числе. Я в свое время перешел из одного проектного института в другой (УП «Минскпроект»), поскольку там работали мэтры архитектуры: Сергей Мусинский, Григорий Сысоев, Юрий Градов, Борис Ларченко. Было у кого учиться. Шел туда сознательно, чтобы поднять профессиональный уровень.

— Сегодня, наверное, можете сами многому научить.

— Научить — не знаю, все мы разные, мыслим по-разному, творим каждый по-своему, но подсказать, если где-то получается негармонично, — могу. Думаю, имею на это право. Все же на моем профессиональном пути около 70 реализованных проектов.

— Как-то в одном интервью вы сказали, что архитектура для вас — и работа, и ­хобби. Что это значит? Про­фес­сио­наль­ный взгляд никогда не отпускает?

— Это сродни зависимости, но в хорошем смысле. Смотрю фильм, там захватывающий сюжет, но я разглядываю интерьер. (Смеется.) Наверное, это особенность многих представителей творческих профессий. Собираешь впечатления, зачастую бессознательно, а потом они дают импульс к работе над конкретным проектом.

— Ваши творческие корни, откуда они?

— Прадедушка по линии мамы был краснодеревщиком по мебели (сейчас это называется дизайнер). Думаю, оттуда моя любовь к рисованию, тяга к листу бумаги. Верю, что такое передается по наследству. В свое время дедушка, видя мое увлечение рисунком, сводил меня в Строгановское высшее художественное училище в Москве и Московский архитектурный институт, чтобы определиться. Малопонятное для семиклассника слово «архитектура» запало в душу, и я решил пойти по этому пути. Хотя в детстве серьезно занимался спортом, даже предлагали продолжать карьеру. Окончил музыкальную школу. Но сделал свой выбор. Думаю, правильный. Профессия зодчего уникальная. Художник написал картину, но не все заглянут в галерею, чтобы увидеть ее. Писатель создал роман, но не каждый его прочитает. А воплощенные творения архитектора всегда на виду, всегда удостаиваются хотя бы мимолетного взгляда. Это очень большая ответственность, поэтому, на мой взгляд, надо стремиться создавать архитектуру, не стареющую со временем. Этот посыл стал моим творческим кредо.

— Вам не кажется, что эпоха великой архитектуры уже прошла? Она была во времена античности, средних веков.

— Нет, не думаю. Есть цикличность развития мира, а значит, идет новый виток.

— Как насчет понятия моды?

— Мода — вещь сиюминутная, зачем про нее думать. Не хочу это понятие причислять к зодчеству, признавать его в нашем деле. Тем более оно никак не влияет на главные постулаты в работе архитектора: здание должно быть устойчивым, комфортным, безопасным. Даже футуристические объекты самой невероятной формы создают по этим принципам. Например, знаменитый небоскреб «Бурдж-Халифа» в Дубае. Его высота более 800 м. Я поднимался туда. Башня проектировалась 5 лет, а построена была за 1 год и 7 месяцев. Впечатляет. Иголка в небе!

В архитектуре нет вершины, но есть путь к ней. Ты всю жизнь по нему идешь. Профессионал должен максимально выкладываться, даже лавочку в парке делать творчески. Когда здание получается удачным, есть удовлетворение. Это веха на твоем пути. Но нужно идти дальше, ведь интересно делать что-то новое, неординарное.

— Что вас беспокоит сегодня в профессиональной среде?

— Часто ведущую роль играет прибыль. Для инвестора на первый план выходит не то, как будет выглядеть объект, а то, сколько квадратных метров можно возвести, какую выручку получить. Идет борьба не за достойные здания, а за землю. Поэтому архитектура попала в зависимость, проектные решения загоняют в узкие рамки. Зодчий, конечно, должен подстраиваться под заказчика и рассчитывать на определенный бюджет, иначе проект будет отклонен. Но часто объекты упрощаются настолько, что уже не всем хочется причислять себя к их авторам. А еще многие коллеги заняты поддержанием архитектурных трендов, не хотят придумывать свое.

— В последние лет 15 в Минске возникли объекты, которые, по мнению профессионалов, нарушают сложившуюся застройку и вызывают диссонанс. Как, на ваш взгляд, избежать архитектурных ошибок?

— Надо проводить конкурсы, чтобы существовала конкуренция.

— Но это не всегда помогает. Например, «Маяк Минска». Застройщик определялся по итогам конкурса, но в жизнь воплотился совсем другой проект.

— Да, вот такого обмана не должно быть. Когда заявляется одно, расписываются в прессе обе­ща­ния инвесторов, а на деле выходит абсолютно другое. Как так?!

— Остановимся на вашем нынешнем проекте — комплексе на месте «БелЭкспо» и 2-й больницы. Хотя бы в общих чертах: что это будет?

— На месте павильона «БелЭкспо» задумана гостиница. Здание невысокое, 5 этажей плюс подземно-наземный уровень с гаражом-стоянкой. Рядом отдельно предложили сделать ресторан, который частично нависает над водой. Стеклянный мост, который будет красиво подсвечен в вечернее время, свяжет Верхний город с этой частью исторического центра. От моста планируется пешеходная аллея к улице Янки Купалы, где должен появиться подземный переход к Большому театру оперы и балета. Сквер и аллея Героев остаются. Набережная будет полностью открыта для пешеходов, мы предлагаем сделать фонтаны, красивое благоустройство, чтобы людям было приятно проводить время. Не секрет, что сегодня горожане здесь особо не ходят, хотим изменить ситуацию. Есть задумка раскрыть и сделать доступным пространство и вдоль улицы Богдановича, убрав существующую подпорную стенку и сделав террасы с озеленением. А исторические корпуса Троицкого монастыря, в которых размещалась больница, предлагаем реконструировать и наполнить новыми объектами общественного назначения.

Олег Воробьев — заслуженный архитектор Республики Беларусь и академик Международной академии архитектуры в Москве. Трудился в «Минскгражданпроекте», «Минскпроекте», затем создал собственную творческую мастерскую, которая выросла в архитектурную компанию «Воробьев и партнеры». Партнером стал сын Арсений, тоже зодчий (живет в Майами). В Минске по проектам Олега Воробьева построены Международный образовательный центр имени Йоханесса Рау (в соавторстве), множество банков («Москва-Минск» рядом с гостиницей «Беларусь», «Внешэкономбанк» на улице Мясникова, «Приорбанк» на улице В. Хоружей (реконструкция), здание-кристалл на проспекте Машерова (бывший офис Белорусской калийной компании, а ныне Банк развития), многофункциональный комплекс Falcone на проспекте Победителей. Сейчас под его руководством разрабатывается проект комплекса на пересечении улиц Богдановича — Купалы.

Цитаты от Олега Воробьева

Архитектура соблазняет.

Высокая архитектура покоряет.

Я перенес законы спорта на профессию — если твой проект проиграл, прими это достойно, а если победил, не злорадствуй.

Когда мы одерживаем победу над пространством, остается только Здесь. Когда одерживаем победу над временем, остается Навсегда.

Каждый раз, приступая к новому проекту, надо выложиться, словно работаешь первый и единственный раз — это мое кредо.

В архитектуре есть творчество, есть творение, а есть притворство.

Архитектора возраст не портит, это хирургу нужна твердая рука. А в нашей профессии и дрожащей рукой нужную линию нарисуешь.

5.05.2017 , , «МК»