Календарь

«
Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Популярное в номере

Виват академия!

Подскажите, как пройти в Царствие Небесное? Ничего себе, задачка! Ответ помогут найти будущие пастыри — выпускники Минской духовной академии. Слово ее ректору, доктору богословия архимандриту Сергию Акимову

14-01-01-49— Академия почти 20 лет жила в Жировичах бок о бок с семинарией, по сути, в монастыре. А в 2015-м переехала в самый центр столицы. Что это дает студентам — будущим батюшкам?

— В основном переезд связан с тем, что невозможно было обеспечить нашу духовную школу преподавателями и научными кадрами: до Минска 200 км, до Гродно 150. Теперь проблема во многом снята. Очень важно пребывание в столице и для тех, кто занимается церковной историей. Здесь архивы — основной источник информации, библиотеки, коллеги-ученые. Плюс насыщенная культурная жизнь.

На начальном уровне подготовки священнослужителей, наверное, нужна некая дис­танцированность от суеты, шума городов. В Жировичах студенты семинарии такую возможность имеют. Могут целиком и полнос­тью погрузиться в церковную традицию, литургическую жизнь. Но в духовных учебных заведениях мы готовим не монахов, хотя монахи тоже выходят из наших стен. Мы выпус­каем пастырей церкви, которые должны идти в мир и проповедовать, разговаривать с людьми, знать, какие у них сложности и проблемы, понимать, когда проявить снисходительность. В Беларуси очень высокий уровень урбанизации. Представьте священника, воспитанного в условиях полной отрешенности от мира, согласно строгим канонам. Он придет со своими представлениями и требованиями в городскую среду, где все ритмично, быстро, где требуется своеобразный подвиг, чтобы жить, зарабатывать, растить детей, все успевать и притом поститься, посещать храмы, соблюдать церковные правила. Если пастырь не знает этих реалий, ему трудно найти общий язык с прихожанами.

14-01-02-49— Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества, утверждал классик марксизма-ленинизма. Заметен ли отпечаток общества потребления на нынешних студентах, каковы они?

— Современные студенты отличаются от тех, которые поступали в 1990-х, когда я учился. Мы тогда не были прагматиками. Шли в семинарию воодушевленные новым открывшимся для нас духовным миром. Мы этим горели, не думали о хлебе насущном, о том, как зарабатывать. Переживали общий подъем, энтузиазм. Сейчас в духовные учебные заведения приходят люди, более-менее подготовленные с детства, для которых это решение не всегда отчетливо судьбоносное, резко меняющее жизнь, как для нас. У многих теперь все проходит спокойнее. И такое горение, какое было у их предшественников, есть не всегда. Знания мы собирали по крупицам, учились по изданиям конца XIX — начала XX века. Сейчас информационные возможности безграничны. А студенты стали более прагматичными. Необязательно в плохом смысле. Они зачастую четко представляют себе, чего хотят, конкретно строят планы относительно своего будущего.

Есть другая проблема, касающаяся абитуриентов: крайне низкая изначальная подготовка, в частности языковая. Слабая общая эрудированность. Не всегда умеют говорить, точно излагать свои мысли как устно, так и письменно. Но с этим сталкиваются все вузы.

— Мне кажется, виной тому Интернет и недостаток общения.

— Возможно, и система тестирования виновата, и потеря культуры чтения.

— Прихожанам любого храма хочется, чтобы батюшка был выше них по образовательному и культурному уровню. А иначе вряд ли пойдешь к нему как к духовнику. Что может академия?

— Духовная академия — магистратура, аспирантура — уже не та ступень, которая должна прививать какие-то задатки. Это делается значительно раньше — в детстве, в семье, отчасти в школе. Конечно, стремимся что-то скорректировать, оживить нашу культурную жизнь: музеи, театры, концерты, выставки. Но до конца восполнить недостаток общей культуры, если он есть, не так-то просто. В любом случае, если мы сумеем привить студентам благочестие и христианскую любовь к людям — только это покроет все другие недостатки.

Минская духовная академия создана в 1996 году и начала свою деятельность в Жировичском монастыре на базе духовной семинарии. Переехала в столицу в 2015-м. Расположена рядом со Свято-Духовым кафедральным собором.

— Имеется ли спортзал? Или в молитвенном правиле священнослужителя столько земных поклонов, что тренажеры не нужны?

— Сегодняшние требования к духовным учебным заведениям подразумевают наличие спортивного оборудования и места для занятий. Мы приспособили имеющиеся помещения, приобрели кое-какие спортивные снаряды. Студенты пользуются.

— Физкультминутка?

— Не проводится, но возможность есть. К тому же рядом расположены парки. Преподаватели, которые сами занимаются спортом, собирают около себя группу желающих, и студенты бегают, прыгают, подтягиваются на турниках.

— Что касается внимания к наружности: это часть общей культуры или суета сует?

— Есть определенные требования к внешнему виду студентов: как должны одеваться, выглядеть во время учебных занятий, службы в храме. Здесь подход существенно строже, чем в светских вузах.

— Длина бороды регламентируется?

— В духовных учебных заведениях, как правило, разрешается носить бороду только тем, кто уже в священном сане. Но для всех важны чистота и аккуратность.

— Сейчас, говорят, время для церкви хорошее, много возможностей…

— Именно потому оно и сложное. В истории церкви не было идеально благоприятных периодов. Сам ее Основатель сказал ученикам: «В мире скорбны будете, если Меня гнали, будут гнать и вас». Путь церкви, хотим мы того или нет, сложный, скорбный. И внешняя свобода далеко не всегда является благоприятной средой для развития христианства. Это заметили еще первые церковные историки. Евсевий Кесарийский писал: «Полная свобода изменила течение наших дел: все пошло кое-как, само по себе, мы стали завидовать друг другу, осыпать друг друга оскорблениями и только что при случае не хвататься за оружие». Сказано о ситуации III века.

— А теперь?

— В истории все повторяется. Сейчас, к сожалению, когда открываются большие возможности, приходят и большие соблазны. И не все могут им противостоять. В Беларуси, вероятно, это сказывается не в такой степени, как, скажем, у соседей. У нас все скромнее, меньше финансовых возможностей и соблазнов. Ну и народ наш более дисциплинированный.

— Существует социальный стандарт: столько-то врачей на 100 тысяч населения, столько-то учителей… А священнослужителей?

— На сегодняшний день такого стандарта нет. И вот почему. Еще совсем недавно, в начале 1990-х, у нас и храмов-то почти не было. В огромном, более чем полуторамиллионном Минске действовали всего две церкви. Когда появилась возможность открывать храмы, когда у людей возник живой интерес к религии и они начали массово принимать крещение, священников катастрофически не хватало, особенно в крупных городах. Взять было неоткуда. Учебные заведения не справлялись. Такая же ситуация складывалась в России, Украине. В то время рукополагали в сан лиц, которые не имели подобающего образования. Они были верующими благочестивыми прихожанами, оканчивали какие-то краткие курсы, потом, конечно, поступали в семинарию. Но дефицит существовал очень долго, еще и в начале 2000-х.

— Среди минских настоятелей есть бывшие военные, архитекторы, инженеры, кандидаты наук и даже рок-певцы…

— Общины требовали: дайте нам священников! В духовные учебные заведения брали всех, кто выдержал экзамен, не ограничивая количество зачисляемых. Другое дело, что на первых курсах был и отсев, ведь служение священника — особый род деятельности.

В настоящий момент острого дефицита кадров нет. Сейчас задача другая — повышение квалификации и образовательного уровня духовенства. В частности, в Минской епархии существует требование: рукополагать в сан только тех, кто окончил духовную академию, семинарии уже недостаточно.

5.05.2017 , , «МК»