Календарь

«
Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Популярное в номере

Дащинский продолжает и выигрывает

Титулованный белорусский фристайлист Дмитрий Дащинский вспомнил о ярких моментах спортивной карьеры, рассказал о домашних обязанностях

10-01-01-53Новая роль

— В роли тренера вы уже два с лишним года. Поделитесь впечатлениями.

— Будучи спортсменом, работу наставника представлял примерно на 10-15 %. Знал тренировочный процесс. Но помимо этого у тренера еще уйма обязанностей. Среди них — распланировать участие в сборах, соревнованиях, просчитать примерный бюджет поездок, отчитываться после выездов по финансовой и спортивной линиям. Подчеркну, что бумажная составляющая тренерской работы — почти ежедневная обязанность. Эта часть деятельности утомляет из-за того, что в документах нельзя делать исправления, вносить корректировки. Частенько бумаги приходится переделывать, порой по несколько раз.

— Какие трудности были в тренировочном процессе?

— Никаких. Мне это интересно и близко. Работаю с удовольствием. Особенно приятно наблюдать прогресс подопечных. Кто-то за сезон разучил новый прыжок — классно, кто-то выиграл медаль — здорово. Такой позитив заряжает на работу. Не было сложностей и в налаживании контакта с воспитанниками. Ведь сам еще недавно выступал и примерно знаю, как нужно общаться, на что делать упор. Помогло и то, что вместе со многими тренировался. Проще оказалось с минскими ребятами, а вот у гомельских нужно было заслужить доверие.

— Вы либеральный тренер?

— В общем, да. Даю ребятам свободу. Нас ведь тоже не загоняли в жесткие рамки. Но есть и правила, договоренности, которые лучше не нарушать. Планшеты, телефоны на сборах перед сном подопечные сдают тренеру. К сожалению, не все могут себя контролировать — поиграл часок и лег спать. Некоторые могут ночь напролет проходить уровни в игре, переписываться, смотреть видео. Каким назавтра спортсмен будет на тренировке и что сможет сделать?! Есть дисциплинарные наказания. Не буду рассказывать, какие. Если пару раз попадешься на серьезных нарушениях, то, скорее всего, не поедешь на следующий сбор. Уже после первого прокола спортсмены начинают волноваться: конкурент из состава сборной окажется в более выгодных условиях.

— А как быть с влюбленнос­тями? Это тоже потеря концентрации…

— Когда был спортсменом, видел, как личные отношения мешали тренировкам. Через это все проходят. Кто-то раньше, кто-то позже. Спортсмену нужно расставить приоритеты. У меня с юниорами пока проблем не возникало. Если появятся, может, попросим помощи психологов. Штатного специалиста при сборной нет. Но психолога уже привлекали во время проведения сборов в олимпийском спорткомплексе «Раубичи». Обошлись без бесед. Специалист наблюдала, как ребята реагируют на успешные прыжки, неудачи, как выполняют задания… Она сделает выводы, по каждому фристайлисту выдаст рекомендации.

10-01-02-53— Ваш отец Владимир Иванович, которого вы сменили на посту тренера молодежной сборной, полностью отошел от фристайла или бывает на тренировках?

— Папа вернулся в прыжки в воду. Во фристайле на зимней подготовке наставнику требуется прилично работать физически. Перед каждой тренировкой нужно около часа помахать лопатой, во время прыжков ребят вскапывать снег. После каждой тренировки необходимо переделывать трамплин: там, где идет лыжня, вырезать кусок, забросать мокрым снегом, выровнять. Кроме того, нужно покорпеть с лопатой на разгоне и в зоне приземления. А у отца проблемы со здоровьем. Но он интересуется соревнованиями по фристайлу. После просмотра турниров звонит и высказывает мнение, делится наблюдениями. Еще год назад он приезжал на тренировки молодежи в «Раубичах». В этом уже нет.

— Александра Романовская — первая, кого вы передали в национальную сборную?

— К началу моей тренерской деятельности она уже работала в главной команде. А вот Диму Мазуркевича, Веру Ляшкевич и Аню Рослик при мне начали привлекать в состав национальной сборной. Для спортсменов это плюс — им платят зарплату, выдают экипировку, лыжи. Юниорам финансирование выделяется на небольшое количество инвентаря. Кто из подопечных готов к взрослому фристайлу? Наверное, девочки. Даже с простыми двойными сальто при определенном стечении обстоятельств можно войти в тройку призеров на этапе Кубка мира. У ребят же без тройных сальто делать нечего. В арсенале того же Мазуркевича есть такие прыжки. При хорошем исполнении имеется шанс прорваться в финал. Но дальше — вряд ли. С другой стороны, это необходимый опыт, серьезный уровень. На этапах Кубка Европы, где в основном выступает молодежь, всё проходит более спокойно, не те концентрация, дисциплина.

Сигнал от организма

— Со спокойной душой завершали карьеру? Внутренний голос не просил повременить?

— Конечно, осталась недосказанность в спортивных результатах. Хотелось олимпийское «золото». С другой стороны, каждый сезон начинать было всё сложнее и сложнее. Мелкая травма выбивала из колеи на продолжительный срок. Заметил, что соревнования стали слишком обыденными: не было предельной концентрации, огонька в глазах. Да, выходил на склон, да, выполнял программу. Не получилось — и ладно. Даже Олимпиада в Сочи не принесла того самого мандража, желания громко хлопнуть дверью перед прощанием с большим спортом. Теперь думаю, что стоило раньше перейти на тренерскую должность. К нынешнему моменту сделал бы больше.

— Первая Олимпиада с вашим участием проходила в японском Нагано. Что о ней помните?

— Тогда хотелось выступать, прыгать, эмоции били через край. Мечтал выиграть медальку. Местные жители, когда видели спорт­с­мена в городе, кланялись ему. Они так приветствовали олимпийцев. В Нагано олимпийская деревня еще не делилась на кластеры. В столовой можно было встретить легенду канадского хоккея Уэйна Грецки, титулованных российских фигуристов Елену Бережную и Антона Сихарулидзе и многих других. На последующих Играх возникало чувство, что приезжаешь на чемпионат мира. Такие чувства оставил олимпийский Турин. Тогда в одном кластере были фристайлисты и сноубордисты. Остальных и не видел.

— Те Игры принесли вам «серебро»…

— Тогда лидировал в Кубке мира, почти на всех стартах был в чис­ле призеров. Перед началом соревнований в Турине чувствовался накал. Все ждали, чем закончится моя дуэль с Ксяопенгом Ханом. Прыжки исполнил не хуже, чем соперник. Поэтому после турнира жутко расстроился. Как будто не выиграл «серебро», а проиграл «золото». Для меня то разочарование стало одним из самых сильных в карьере. Выбивало из колеи и то, что все подходили и сочувствовали по поводу несправедливого судейского решения. Одно дело, когда сам сплоховал, другое — когда забрали. Такой у нас вид спорта… Я не один такой. На Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити канадец Джефф Бин стал четвертым. Позже о нем сняли документальный фильм. Спортсмен из-за необъективного судейства думал завершать карь­е­ру. Видел тот фильм. Действительно, Бина откровенно «слили». Подтянули американца Джо Пака. Правда, могу понять и судей.

— Ничего себе…

— Сложно работать безошибочно, когда спортсмены выполняют прыжки на одном уровне. Судьям ведь нельзя смотреть пов­тор. Только в случае спорного момента. И если разрешит главный судья. Им на выставление оценок, подсчет итога, внесение данных в компьютер дается 40 секунд. Это связано с телетрансляцией, которую нельзя затягивать. Не понятна мне позиция Международной федерации лыжного спорта: на каждый старт они приглашают новых судей. Мол, чтобы у них не появлялось любимчиков, уменьшается вероятность подкупа. Мое мнение — у судей должна быть регулярная практика. А один-два международных старта за сезон — это мало.

— Слышал, в вашем виде спорта многое построено на ощущениях. Быстро научились слышать свой организм?

— Ближе к концу карьеры… Наверное, к ванкуверской Олимпиаде. Бывало, чувствовал, что организм на пределе и можно получить травму. Снижал нагрузки, брал выходной, обращался к док­тору. До этого мало обращал внимания на сигналы организма. А ведь многих повреждений, неприятностей мог бы избежать. Эх, мой бы нынешний опыт да в то тело, когда выступал в Нагано… Только после всех травм, болячек приходит понимание, как и что нужно делать.

Кто куда, а мы на сборы

— Команда фристайлистов довольно много времени проводит на зарубежных сборах. Какие о них остались воспоминания?

— Когда работали в горах, скучали. Тогда еще не было Интернета. Из развлечений — книга. Рабочий маршрут: отель — склон — отель. К концу таких сборов хотелось волком выть. Хорошие воспоминания остались о летней базе в Швейцарии, где мы тренировались на водных трамплинах. До Цюриха на электричке ехать 20-30 минут. Выбирались в красивый город Люцерн. Сдружились не только со швейцарскими спортсменами, но и с местными жителями. Одно время жили в семье. Хозяева показывали нам достопримечательности. Особенно впечатлили покатушки по горной реке: ложишься на воду — и течение несет тебя. Нашему главному тренеру сборной Николаю Козеко нравится бывать в местечке, где Суворов переходил Альпы. Глядишь и диву даешься, как тогда армия на лошадях с грузом, оружием перебралась через горы… Ныне это своеобразный музей. В  Финляндии наша команда с ребятами из Украины, Австралии на большом автобусе ездила в резиденцию Рованиеми, где живет Йоулупукки — тамошний Дед Мороз.

— В Швейцарии пробовали пресловутый шоколад?

— А то! Вкусно. Вообще, качество еды в Швейцарии отличное. У семьи, в которой мы жили, своя ферма. Хозяева рассказывали, что у них очень строгий контроль качества продукции, которую они сдают. Вот показательный случай. На ферме заболела корова. Сын семейства ввел ей антибиотик, но забыл об этом сказать отцу. Глава семейства, ни о чем не подозревая, молоко от этой коровы вылил в общую бочку. Проверка, а она проводится каждый раз при сдаче, выявила наличие антибио­тика. Молоко пришлось вылить. Семейство заплатило приличный штраф плюс некоторое время сдавало молоко по цене на 20 % ниже обычной. Поэтому в магазинах нам советовали при выборе продуктов брать швейцарские. Это знак качества.

— Вспомните самое необычное заграничное блюдо из тех, что пробовали.

— В Японии перед отъездом с чемпионата мира один из спортс­менов пригласил в ресторан. Официант принес маленьких осьминогов. Казалось, они вообще не подвергались термической обработке. Вкус своеобразный… Пробовали местные суши. Японцы для их приготовления используют рыбу, выловленную в этот же день. Всё остальное — не кондиция. Западноевропейская кухня близка белорусской. Так, в горных районах Швейцарии на сковородке готовят яичницу с картошкой. Ничем от нашей не отличается.

Семь я

— К приготовлению пищи дома имеете отношение?

— В основном готовит супруга Ольга. По необходимости могу что-то сварганить. В том числе салаты, запечь в духовке рыбу или мясо. Ах, да… Как-то в Финляндии попробовал интересный суп. Он похож на нашу уху. Среди ингредиентов — красная рыба, картошка, лук, зелень. Но в конце добавляется большое количество сливок. Уже в Минске нашел видео в Интернете, как его приготовить. Попробовал сделать. Получилось. Всем понравилось. С тех пор радую домашних этим блюдом.

— Какие еще домашние обязанности — ваши?

— У старшего сына, Данилы, проверяю английский. Даже когда я на сборе, супруга присылает фото выполненного упражнения. Если есть ошибки, я указываю. Участвую в уборке дома, хожу в магазин, помогаю младшему сыну, Степану, перед сном с водными процедурами. С детьми вечером убираем игрушки, читаю сыновьям на ночь книжки.

Дмитрий Дащинский — участник 5 зимних Олимпиад. На Играх в Ногано-1998 он выиграл «бронзу», в Турине-2006 — «серебро».

19.05.2017 , , «МК»