На все четыре стороны

Ломать. Не строить

Квартал улиц Калинина — Я. Коласа — Чернышевского — переулка Калининградского

Нравится мне этот квартал. Нравятся и соседние. Хоть внешне — ничего особенного. Застройка часто хаотичная, местами бестолковая — от двухэтажных, уж простите, халуп, где еще недавно ютились-теснились всякие организации и структуры, до 8-10 и даже 16-этажных жилых, претендующих на звание элитных. Кварталы эти нравятся мне пока. Потому как детство мое здесь прошло, и каждый двор, каждый закоулок — родной и памятный. А почему пока?

Вот взялись здесь дом построить. Хороший, новый, для тех, кому надо, в смысле для нуждающихся. Чтоб его тут разместить, старенький обветшавший барак снесли. Хрясь по нему ковшом импортного экскаватора! За два выходных дня управились. Деревянный хлам еще два-три дня потом вывозили. Ну что ж, правильно. Таким домишкам-доходягам давно пора на слом.

Под стройплощадку место требуется, а тут деревья и прочие кусты растут. Взииуу по ним бензопилой! И в этом случае долго не возились. Глядь: а уж вместо тополей да сирени (или что там росло?) — кучка полешек. Чуток подсохнут, и для мангала — самое то. Жаль, конечно, растительность, да что поделаешь, жить ведь людям где-то нужно. А в центре многим нравится.

Так никто ж и не против. И баракам малоценным давно в столице не место, и застройку морально устаревшую менять следует. Но я на проект взглянул и вздрогнул! Домик-то в 12 этажей хотят здесь сладить. У меня предубеждения против именно такой этажности никакого нет. Просто вопрос любопытствующего: архитектор, что проект замыслил, хотя бы разок на местности бывал? Ведь всё вокруг — не выше 5 этажей. Стоп! Вру. Есть один несуразный в целых 8 этажей. Местные его красным называют за соответствующего цвета облицовку. Здание еще в советские времена отгрохали под какое-то учреждение. Урод уродом. Остальные же какой-никакой, а ансамбль составляют. И теперь хотят сюда воткнуть дом-свечку.

Серьезность жилищной проблемы осознаю, спешность ее решения поддерживаю, а вот методы… Хм… Все-таки убежден: с городом, любым, как с человеком надо — бережно и аккуратно. Иначе получается как с печально известными сооружениями возле Троицкого предместья и у цирка.