Культура

Уходящая натура

Сезон уличных портретистов только начался. Но где же они все? В выходные прогулялась по двум центральным паркам — Горького и Челюскинцев и встретила от силы четверых мастеров. Грустных, уставших и недовольных. В чем же дело?

На самотек

Первым делом заглянула в парк Челюскинцев. Прошла всю центральную аллею и никого не обнаружила. Уже было отчаялась, но тут увидела на скамейке недалеко от местного заведения общепита пожилого художника. Свои работы он пишет карандашом на обычных альбомных листах. Незамысловатые, но искренние.

— Я художник-иллюстратор, оформлял книги, работал во многих белорусских издательствах. Сейчас, как видите, изображаю проходящих мимо людей. Только спрос маленький. Многие интересуются, но уходят, — рассказывает мастер кисти Михаил.

Милиция его не трогает, он тут уже много лет. Свой, можно сказать. Творческий стаж — с конца 1940-х. Говорит, что прошел хорошую школу живописи в Российской академии художеств.

— Кто мне запретит рисовать на улице? Это то, чем я живу. Никому ведь не мешаю, — говорит художник.

Собеседник также утверждает, что деньги, которые требуют за аренду, он не в силах заработать. Один портрет стоит 10 руб­лей. На работу уходит от 15 минут до часа. За прошлые выходные удалось продать всего два портрета. Раньше, по словам художника, были другие времена, а у людей — бόльшие финансовые возможности. И спрос соответственный. Еще до развала Советского Союза и последующие лет десять — рай для творческих персон. Тогда и материалы для рисования стоили дешевле.

Эта песня непростая

Желающих рисовать в парке действительно с каждым годом становится все меньше. Уличных художников пора заносить в Красную книгу, только в культурной сфере. А ведь они, между прочим, один из кирпичиков туристического имиджа города.

Следующий мастер уличных зарисовок, которого удалось найти уже на выходе из парка Челюскинцев, враждебно посмотрел на меня исподлобья и сказал, что вопросы, которые задаю, некорректны. Решил, что я никакой не кор­рес­пон­дент, а сама хочу научиться рисовать и провожу расследование, чтобы потом составить ему конкуренцию. А может, испугался, что я из налоговой?

На самом деле смешного тут мало. Пытаясь уверить, что пришла с благими намерениями и не желаю ему зла, слышу:

— Художников, которые не платят аренду «Минскзеленстрою», выгоняют. Мне хочется рисовать красивых людей в парке, а не на зоне, — аргументирует свою позицию художник.

Фотографировать запрещает, называть его имя тоже. Что ж, идем дальше. В детский парк имени Горького.

Честное творческое

Интересный факт: все попавшиеся в парках художники — мужчины среднего или преклонного возраста. Ни одного студента или девушки. Молодые творцы с обаятельными улыбками, вооруженные мольбертами и кисточками, — явление из области фан­тас­ти­ки. Почему?

Сами мастера, застолбившие в парках места, говорят, что это из-за аренды. Однако важную роль играет еще и внутренняя конкуренция.

Для тех, кто решил подзаработать таким образом, план действий следующий: нужно зарегистрировать ИП и погашать раз в год единый налог для ремесленников. Но из этой логичной и обоснованной схемы выбивается одно не совсем понятное финансовое обременение — плата за место, которое художник якобы стабильно занимает изо дня в день и продает там свою продукцию. Ключевые слова: якобы стабильно. Администрация парка не гарантирует, что в одно прекрасное утро скамейку не займут, скажем, цирковые артисты, а рядом не водрузят будку с пирожками или сахарной ватой.

Читайте также:  Арт-неделя за минуту

Самый разговорчивый портретист попался мне в парке Горького. Он расположился недалеко от колеса обозрения — на бывшей аллее художников. Имя попросил не называть, на фотокамеру поглядел с опаской. Более запуганных людей я, признаться, давно не встречала. Но он хотя бы без враждебности реагировал на вопросы.

— Аренду в прошлом году обе­ща­ли увеличить. Так и произошло. Было 40 рублей, стало чуть больше 60 в месяц, — пояснил порт­ретист.

У него заказов достаточно. Перед тем как подошла к нему, рисовал семью, а спустя минуту подсела парочка. Но это во многом потому, что в парке как раз отмечали праздник — Международный день отца.

— Я плачу исправно, каждый месяц. Только требуют почему-то наперед. Что, на мой взгляд, непозволительно. За апрель, когда еще не начался сезон, я, например, совсем ничего не заработал. Впереди осень. Коррективы в график вносит еще и погода, поэтому не всегда можно предугадать, будет ли выручка, — говорит художник. — Платежи, выходит, надо вносить исправно, а заработок зависит от сезона и потока клиентов. Никто почему-то не учитывает этого.

— Хотелось бы обратиться к администрации парка: наведите, пожалуйста, порядок. Отведите для художников отдельную аллею, четко разграничьте места, чтобы творчество не мешало общепиту. Я ведь веду себя честно, чего  жду и от остальных, — просит напоследок художник.

Здесь вам не Монмартр

На Монмартре — одном из символов Парижа — на площади Тертр море художников разного калибра. Там рисуют и портреты туристов, и маленькие картины-открытки с достопримечательностями… В Европе тоже все не бесплатно. Существует специальное лицензирование деятельности уличных мастеров. Однако рисунок там стоит не 10 рублей, как у нас, а 40 долларов. На Арбате, например, нужна только регистрация с фиксированным налогом. Художник сегодня может стоять на одном месте, завтра — на другом. Каждый вертится как может, зато никому не обидно.

Возможно, кто-то скажет, что век у нас неромантичный: зачем эти портретисты? Обойдемся боди-артом — он нынче в моде. Только вот уличные художники, те самые, классической закалки, со смешными шаржами и в выпачканных карандашом рубашках, как и музыканты, придают столице особенную атмосферу — полную жизни, надежды и легкости. А потом удивляются, почему у нас люди в метро такие хмурые. Может, просто никто не нарисовал их портрет?