Человек и его дело

Через горы и пески

Начальник и пилот команды «МАЗ-СПОРТавто» Сергей Вязович — об участии в гонке «Дакар» и о том, почему верит в успех белорусских экипажей

Сергею Вязовичу 38 лет. Окончил Минское ПТУ № 148, Мозырский пединститут, Академию управления при Президенте Республики Беларусь. В нынешнем году планирует поступать в университет физкультуры, чтобы получить еще одно высшее образование как тренер по автоспорту.

— Сергей, сегодня вы известная личность в мире автоспорта. А как начиналось увлечение автомобилями?

— Еще в детстве. Первым учителем был отец Николай Михайлович. Бывало, он сажал меня к себе на колени и давал порулить. Впервые я так проехал на его ВАЗ-2106 где-то в шестилетнем возрасте, еще не доставая ногами до педалей. Свободно, без помощи взрослых, мог управлять автомобилем примерно с 10 лет. Первые права — категории С — получил в 17 во время учебы в столичном ПТУ № 148. Чуть позже сдал и на категорию В.

Как и многие молодые, любил прокатиться с ветерком. Не раз участвовал в стритрейсинге (нелегальных ночных гонках), чемпионатах по скоростному маневрированию. Безусловно, ездил на автомобиле, не оснащенном каркасом безопасности. Этим и отличается любительский уровень от профессионального, поэтому я мечтал о настоящем спортивном автомобиле и выступлениях на соревнованиях по классическому ралли.

— Мечта осуществилась?

— Да. Классическое ралли — дорогой вид спорта, чтобы выступать, нужно иметь определенные средства для приобретения спортивной машины. Потому работал, одновременно заочно учился и постепенно накопил на такой автомобиль. Когда появилась возможность выехать на соревнования, с первого раза стал чемпионом Беларуси. Затем выигрывал национальный турнир еще дважды.

— Как попали в команду «МАЗ-СПОРТавто»?

— Работал в автотранспортном цехе МАЗа в 2003-2009 годах, так что это не чужое для меня предприятие. Потом ушел, открыл собственное дело, а в 2012-м узнал, что команда автозавода выступает на «Дакаре». Меня еще помнили на предприятии, поэтому встретился с руководством завода и команды, предложил свои услуги. К счастью, меня услышали, и с 2013-го я — пилот «МАЗ-СПОРТавто».

— Лучшее достижение вашего экипажа на «Дакаре» — 11-е

место в 2014 году. Но и за последнюю гонку, на которой стали 13-ми из 50 экипажей, упреков вы не заслуживаете.

— Действительно, на этапах прак­тически всегда были в пятерке, однажды стали третьими с отставанием от лидера около 40 секунд. Однако все перечеркнул один из заездов, на котором пришлось заменять компрессор. В результате потеряли 3,5 часа, и отыграть их в Южной Америке с ее быстрыми трассами было нереально.

Так что движемся мы на уровне лидеров, но чуть-чуть не хватает удачи — нужно обходиться без поломок.

— Знаю, что на «Дакаре» запрещено ехать быстрее 140 км/ч. А в жизни какую максимальную скорость доводилось развивать?

— Мой рекорд — 280 км/ч, которые выжал на Audi S4 в период участия в стритрейсинге. Мне тогда было чуть больше 20. Признаться, о той поездке теперь вспоминаю с ужасом. Конечно, гоняли мы не на закрытых трассах, и слава богу, что все закончилось без печальных последствий.

— Однако и официальные соревнования — приключение не менее опасное.

— Безусловно, бывает по-настоящему тяжело. Например, когда грузовик выходит из строя в пустыне и весь караван гонки проезжает мимо, а проблему нужно как-то решать самостоятельно. Ведь автомобиль технической поддержки в дюны не заедет. Это в горах или в других местах, напоминающих дороги общего пользования, можно рассчитывать на помощь, но не в песках. А если автомобиль еще и перевернулся…Меня бог миловал, а вот Александру Полищуку на первом для нашей команды «Дакаре» не повезло. Вот в такие минуты думаешь: а выпутаешься ли? А еще Беларусь вспоминаешь, сидя на раскаленном песке в 50-градусную жару.

— А ту, ставшую уже легендарной поездку по горному серпантину без тормозов помните?

— Забудешь такое… Тогда, на горном этапе «Дакара» перестала работать пневматическая система и автомобиль остался без тормозов и сцепления. Ехать дальше на свой страх и риск, причем более нескольких сотен километров, было общим решением экипажа, и я очень благодарен за самоотверженность штурману Павлу Гаранину и механику Андрею Жигулину. Каждый отдавал себе отчет в том, на что идем, что совсем рядом обрывы, за которыми пропасти в сотни и более метров. Но никто не ныл — все понимали, что автомобиль должен добраться до финиша. Несколько раз попадали в ситуации, когда не было возможности тормозить двигателем или контрзаносами на узкой горной дороге. Тогда мы тормозили боком грузовика о скалу, портя его внешний вид, пробивая колеса, повреждая подвеску — только бы остановиться на спуске. Да, в такие мгновения было страшно, но, слава богу, обошлось. Видели бы вы после нашего финиша глаза соперников, преодолевших тот же путь на исправных автомобилях!

— Сергей, какое значение для вас имеет «Дакар»?

— Отвечу так: тот, кто хоть раз поучаствовал в гонке, уже болен этим. Как бы ни было тяжело, какие бы мысли ни посещали, но по дороге домой, прямо на борту самолета принимаемся обсуждать планы на будущее. И приходим к выводу, что через год нужно обязательно вернуться в Южную Америку и исправить то, что не получилось сейчас. Без этого никак. Один из самых моих больших страхов — что «Дакар» пройдет без нашей команды или без меня. Я к этому не готов и не хотел бы, чтобы так произошло.

— В апреле прошлого года вы стали начальником команды. Круг обязанностей значительно расширился?

— Разумеется. На работе теперь приходится задерживаться подольше, а какие-то дела надо и во внеурочное время улаживать. Все-таки отвечаю за многие направления административного характера, например за наполнение бюджета, логистическое перемещение команды, ее обеспечение — от одежды до конкурентоспособной техники.

Вместе с тем у меня много планов по дальнейшему развитию команды, и появилась возможность их реализовать. За этот год сделан определенный шаг вперед: наши экипажи заняли 6-е место и на ралли «Шелковый путь — 2016», и на «Дакаре-2017». Мы пошли на обновление состава — появился экипаж во главе с молодым и перспективным Алексеем Вишневским.

Сейчас готовимся к очередному «Шелковому пути», который пройдет по территориям России, Казахстана и Китая в июле. Радует, что на недавнем тренировочном сборе в Астрахани все 3 наших экипажа показали примерно одинаковые результаты. Мы к этому давно стремились. Когда дружины равноценные, шансы на успех возрастают. Перед ними стоит задача — быть как минимум в топ-10 в гонках самого высокого уровня. А вообще я считаю, что наша команда уже готова побеждать, в том числе и на «Дакаре».

— На чем основано убеждение?

— Во-первых, мы доказали, что становимся сильнее. Набираем все больше опыта, совершенствуем автомобиль. Машина, созданная конструкторами команды, очень надежна. Команда «МАЗ-СПОРТавто» однозначно конкурентоспособна (особенно по чистой скорости), постоянно находится на заметных ролях. Повторюсь — при определенном стечении обстоятельств и доле везения мы уже можем побороться за пьедестал.

— Как на ваши частые отлучки реагирует семья?

— Вопрос, зачем мне все это надо, даже не возникает. У нас с женой Марией трое детей. Понятно, что на нее ложится большая нагрузка. Мария много взяла на себя и в быту, и в воспитании детей, за что я ей очень благодарен. Она всегда меня поддерживает, особенно когда что-то не получается, все неудачи переживает вместе со мной. Очень люблю своих домочадцев. Счастлив, что они у меня есть.