Экономика

Грош цены

Прошел ровно год, как мы живем с новыми деньгами. Как изменились с тех пор цены на товары повседневного спроса? Журналист изучила ситуацию на примере собственных расходов, поинтересовалась мнением экспертов

— Еще год назад за 50 000 рублей могла приобрести вполне нормальный набор продуктов на обед или ужин. Сегодня же 5 рублей — ничто. С ними в магазин и заходить не стоит, — посетовала недавно знакомая.

А читатели «МК» озвучили свои наблюдения: по их мнению, больше всего в цене выросли мелкие, дешевые товары. Решила сравнить собственные прошлогодние чеки с нынешними. Квитков у меня сохранилось много: на продукты, обеды в общепите, книги, косметику, автомобильное топливо, проездные… Для чистоты эксперимента все исходные данные — наименования товаров, их производителей и магазины — выбирала один в один. Для наглядности все цены — в старых деньгах.

Так, в торговой сети «Виталюр» туалетная бумага Veta Aroma «Морской бриз» в прошлом году стоила 13 900, сегодня 17 900, то есть плюс 29 %. За влажные салфетки Aura в «Короне» просили 2 900, а теперь — 3 500 (больше на 21 %). Дневной увлаж­няющий крем для лица «Чистая линия» в «Острове чистоты» стоил 18 600 рублей, теперь даже со скидкой — 26 600, то есть +43 %. Жевательная резинка Dirol «Тропический коктейль» в «Евроопте» была 5 300, стала 7 900, значит, плюс 49 %.

Решила сопоставить и более дорогостоящие прошлогодние покупки. Сомневалась, что в их случае возможно 40-50-процентное подорожание, ведь в отличие от мелочевки это было бы слишком заметно.

И действительно, в начале своего подсчета поспешила обрадоваться. Ведь туалетная вода Nina Ricci (20 мл) из «Кравта» подорожала всего на 2 % — бинго!

Но дальше — хуже. Шкаф белорусского производителя Involux год назад приобретала у официального поставщика за 5 183 500 рублей, сегодня он стоит 5 730 000, или 10 % сверху.

Цена холодильника LG (GA-B409-SVQA) в магазине «Техно Плюс» с 8 549 900 подскочила до 10 429 200 рублей (+21 %). И, как указано на сайте продавца, сейчас он к тому же реализуется с 13-процентной скидкой!

Теперь продовольствие. В моем списке 16 наименований. Почти всё из перечня регулярно приобретаю на протяжении нескольких лет. Это самые обычные продукты питания, которые найдутся в холодильнике у многих минчан: сметана, кефир, яйца, кетчуп, окорочка, колбаса и многое другое.

Отмечу, что продукты, которые подешевели, мне тоже попались. Например, лимоны в 2016-м покупала по 39 900 за кг, теперь обошлись в 33 900. Но убавившие в стоимости товары все же оказались в меньшинстве. Все остальные — дороже: чаще на несколько копеек и реже — рублей. Встретились и такие подорожания, которые откровенно удивили. Например, «Сервелат Венгерский» подскочил с 75 900 до 134 900 рублей за кг. Это же + 68 %!

Результат сравнения суммарного прайса получился следующий: было 328 600 рублей, стало 434 400, то есть общий чек прибавил 32 %.

В чем же причина? Некоторые в этом винят торговцев. Мол, воспользовались деноминацией, и пока покупатели еще плохо ориентировались в новой денежной системе координат, взвинтили цены. Так ли это, спросили у специалистов и аналитиков.

Яна Гурская, пресс-секретарь Главного управления потребительского рынка Мингорисполкома:

— Колебания цен по отдельным группам товаров были и есть, но необоснованного роста и резких ценовых всплесков в связи с деноминацией не наблюдается. По данным ГУПР, определяющими в ценовой ситуации стали три фактора. Первый — рост закупочных цен у производителей сельхозпродукции на зерно, молоко, крупный рогатый скот, свиней. Все это сказалось на конечной стоимости товаров. Второй фактор — сезонное подорожание овощей и фруктов. Тенденция эта характерна не только для Беларуси, но и для сопредельных государств. И, наконец, третья причина — увеличение цен на отдельные импортируемые потребительские товары и сырье, производство которых в нашей стране невозможно из-за климатических усло­вий. Например, чая, кофе, цитрусовых, винограда.

Для того чтобы предупредить неоправданный рост цен, регулярно проводим мониторинг ситуации по основным группам товаров в розничной сети и на рынках столицы. Анализируем факторы, вызывающие рост цен. С предпринимателями и юрлицами ведем разъяснительную работу. Чтобы привлечь покупателей, торговые организации проводят гибкую политику совместно с производителями по снижению цен и торговых надбавок.

Екатерина Богачева, консультант в области розничной торговли, брендинга и мерчандайзинга:

— Часто люди не берут сдачу, если она выходит до рубля, к примеру 1, 2, 5 или 10 копеек. Поэтому цены для удобства расчетов могут округлять. Это нормальная практика — так делают в том числе и в России. Причем за счет округления стоимость не всегда становится больше, может и уменьшаться. Это, несомненно, влияет на ценообразование, но все же не так глобально, как основной фактор — доллар. Именно поэтому было возможно снижение цен в рублях, а не их рост — в течение года «американец» дешевел. Однако торговые объекты не спешили снижать свои прайсы, опасаясь, что в случае очередного скачка доллара вновь повысить цены будет проблематично. При рыночной экономике все было бы иначе.

Сегодня продавцам проще делать скидки. Приведу пример. Средняя годовая прибыль торговых сетей не превышает 10 %. Раньше в BIGZZ максимальная скидка по карте составляла 3 %, а 5 была почти недостижима. Если по чеку сумма за покупки в эквиваленте составляет 50 долларов, то на следующую покупку в магазине предоставят скидку 10 %! Это очень много для супермаркетов, учитывая их прибыль. И означает, что с наценкой дела обстоят неплохо, раз могут позволить себе такой дисконт.

Еще один эксперт, экономист и политолог Леонид Заико, в одном из своих интервью еще до деноминации предположил, как будут развиваться события. По его мнению, «ползучая инфляция» в любом случае должна сохраниться. Явление это характерно для многих государств и составляет около 10 % в год. (По итогам 2016-го в Беларуси — 11,8 %.) По мнению экономистов, умеренная инфляция даже полезна — она способна стимулировать производство и повышать уровень жизни людей. Незначительный рост уровня цен может происходить, к примеру, из-за модернизации предприятий и обновления продукции.

Что же касается снижения уровня цен вслед за падением курса доллара к белорусскому рублю, то, по мнению Леонида Заико, этому мешает такое экономическое правило, как «эффект храповика». Термин этот появился еще в 1950-х и его смысл в том, что изменение цен в сторону повышения происходит легче, чем в сторону понижения — рынок негибок, когда дело касается удешевления товаров.

Цены на продукты проанализировала и Федерация профсоюзов Беларуси. По результатам исследования, которое проводила специальная рабочая группа, стоимость продуктов питания из потребительской корзины в мае 2017 года по отношению аналогичному периоду 2016-го выросла на 24 %. Данные передали в Министерство антимонопольного регулирования и торговли Беларуси.