Моя позиция

Кто не рискует, тот не выигрывает

Академик Сергей Жданок не любит слово «бизнес» и предпочитает говорить о деле, которому служит

Его главное дело сегодня — это НПП «Передовые исследования и технологии», которое специализируется на создании новых материалов на основе наноструктурированного углерода. Предприятие численностью около 100 человек конкурирует на международном рынке с корпорациями, штаты которых больше в десятки раз. В чем секрет успеха коллектива? Что должно измениться в отношении к науке, чтобы она заметнее влияла на экономическую ситуацию в стране? Об этом беседа с доктором физико-математических наук, заслуженным деятелем науки Беларуси, председателем правления Республиканской ассоциации наноиндустрии Сергеем Жданком.

— Почему, на ваш взгляд, науке в Беларуси пока не удается существенно влиять на производство?

— После развала СССР академическую науку в Беларуси удалось сохранить, а вот отраслевую, представленную различными прикладными НИИ, к сожалению, нет. Между лабораториями и производством образовался разрыв. Государство выделяет средства на исследования, но для того чтобы результаты внедрить в промышленность, необходимы гораздо большие финансы, новые кадры и подходы. Во всем мире ситуация примерно одинакова: только 10 из 100 перспективных научных проектов доходят до внедрения. Это сфера огромных потенциальных рисков. В нынешней жесткой системе управления наукой Беларуси нет права на ошибку. Предприятия боятся внедрять инновации. Руководство любой отрасли опасается потратить средства на научные разработки без гарантированной отдачи. В случае неудачи предусмотрены как финансовое наказание, так и уголовная ответственность. Поэтому ученые сегодня часто достают проверенные разработки советских времен, сдувают с них пыль и предлагают производству.

— А как страхуют ученых и производителей от неизбежных рисков в других странах?

— В сферы высокого риска там направляется частный капитал. Создаются венчурные фонды. Они финансируют 100 % проектов, понимая, что только 10 % окажутся успешными, зато прибыль от их реализации покроет все понесенные затраты и они все равно будут в выигрыше.

— И по таким же принципам действует предприятие «Передовые исследования и технологии»?

— Мы заинтересовываем своими идеями зарубежные организации, компании, заключаем с ними контракты на проведение исследований, направленных на реализацию предложенных нами технологических процессов. После тщательной проверки и положительного заключения своих экспертов они их финансируют. По результатам работы мы изготавливаем пилотные образцы: они становятся основой для малых серий и после успешных испытаний идут в серийное производство. При нашем участии уже запущено предприятие по производству углеродных наноструктурированных материалов в Гусеве Калининградской области Российской Федерации. Планируем строительство таких же заводов в Южной Корее, Вьетнаме, Катаре, Саудовской Аравии и Болгарии. К нам поступает много запросов на проведение исследований и разработок из Швейцарии, Германии, Японии, Чехии и других стран. За 5 лет существования «Передовые исследования и технологии» не потратили ни рубля государственных денег, все расходы покрываем из собственных ресурсов и средств заказчиков.

— При той огромной конкуренции, которая существует в мире, что помогло вам пробиться на международный рынок?

— В технологически развитых странах финансируются, как правило, не организации, а конкретные личности. Если у вас хорошая научная репутация, то, проявляя активность, можно найти тех, кто заинтересуется вашими идеями и рискнет вложить деньги в расчете на потенциальную прибыль. Важно, чтобы инициативы касались конкретных процессов и технологий, необходимых реальному сектору экономики. И как в любом рисковом деле, успех во многом зависит от наличия союзников и единомышленников. Мне удалось их найти в лице коллег-ученых, производственников из разных стран, с которыми я прежде сотрудничал, своих учеников и сформировать сплоченную команду. В штате предприятия люди разного возраста: от 25 до 70 лет. Сочетание зрелого опыта и молодой энергии оптимально. Наше конкурентное преимущество еще и в сохранившемся у белорусов духе коллективизма: каждый болеет за общее дело, а не за себя одного. Обмениваясь идеями, знаниями, мы быстрее продвигаемся вперед.

Читайте также:  Отложить конец света

— И пока ничего из ваших разработок, уже внедренных, обкатанных на Западе, не востребовано в Беларуси?

— Отечественные предприятия боятся их внедрять. Например, нам удалось разработать добавки для бетона, которые позволяют существенно повысить его качество, сэкономить цемент, тем самым снизить выбросы парниковых газов, которые очень велики на цементных заводах и негативно влияют на экологическую ситуацию. За рубежом наша инновация востребована: там исходят из экономической целесообразности и стремления минимизировать загрязнение окружающей среды. В Беларуси на эту разработку пока спроса нет, поскольку более важной социально-экономической задачей является загрузка предприятий цементной отрасли и, как следствие, необходимость использовать как можно больше отечественного цемента в строительстве. Хотя один пример попытки реализации наших достижений на территории Беларуси приведу. Сейчас в Островце на АЭС идут испытания наших добавок в бетон с использованием наноматериалов — эффективность высокая.

— За эти годы вы не пожалели о том, что вступили на путь создания своего дела с таким количеством рисков?

— Ни разу. Не рискуя, ничего нового не создашь. Конечно, у меня случались бессонные ночи, переживания, были несбывшиеся надежды. Однажды наш партнер разорился, и финансово пострадали все сотрудники предприятия. Но никто не уволился. Все работали, и удалось быстро завершить исследования и найти новых выгодных заказчиков. Неудачи, про­счеты, переживания компенсируются положительными эмоциями при достижении успеха.

— Как председатель правления Республиканской ассоциации наноиндустрии что бы вы сделали для развития в Беларуси этой перспективной отрасли?

— В развитых странах при крупных предприятиях действуют исследовательские центры: они быстро проводят экспертизу новых изобретений и решают, стоит ли их внедрять в промышленность. На мой взгляд, в Беларуси при министерствах следует создать подобные структуры, куда любая компания могла бы обратиться со своим инновационным предложением. И пусть бы после их оценки экспертами деньги выделялись непосредственно предприятиям, где компетентные специалисты проводили бы испытания инноваций. Для корабля с новыми знаниями и технологиями нужны своеобразные порты, где он мог бы причалить и где его могли бы принять и разгрузить. Пока вся нанотехнологическая отрасль нашей страны реализует свой потенциал на внешних рынках.

— Как вы формулируете свою нынешнюю цель?

— Я верю, что мои нынешние разработки соответствуют мировому уровню. Они позволят перейти на новый технологический уклад во многих отраслях промышленности. Хочу, чтобы по нашим технологиям строили здания, дороги, создавали самолеты и другую современную технику.