На все четыре стороны

Накрыло поляну

Празднование Купалья в ботаническом саду

 «Ах, судьба моя, судьба-а-а…» Немногочисленная группа исполнителей, решившая всем своим видом доказать слушателям причастность к славянской этнокультуре, старательно и пронзительно выводила у пруда знакомые многим по конкурсу «Шансон года» слова. Из музыкального сопровождения — гармонь и бубен. Да и разве нужно в таких случаях что-то другое? Но ансамбль этот с трудом конкурировал с куда более мощными колонками на поляне возле аллеи ясеня пенсильванского, где и разворачивалось основное действо.

Тыц, тыц, тыц — неслась из них малознакомая (возможно, только мне) зарубежная мелодия. Ритмы то и дело нарушались радостными возгласами ведущих.

— А теперь первый купальский хоровод! Беремся за руки! — призвали они зрителей к единению.

Некоторые граждане предложение приняли, сомкнулись и не спеша тронулись по часовой. Дети радостно подпрыгивали, взрослые двигались чинно и даже решительно. Те, что постарше, успевали выкрикивать самую известную им и, как они убеждены, самую сильную мантру: «Щас же перестань скакать, я кому сказала!»

Как предупредили в программе организаторы, здесь назревали и поиск папараць-кветкi, и купальский костер, и выступление… этно-группы шаманской фолк-музыки. Без шуток. Так прямо и написано, пусть простят меня великий руководитель всех шаманов Юрюнг Айыы Тойона и верная его ученица Матрена Петровна Кульбертинова.

Витал над поляной непременный для мероприятий такого рода шашлычный дух. Девушки учились плести веночки из выросшего в саду разнотравья и с удовольствием в них фотографировались… Вообще, как я заметил, все старались себя запечатлеть на фоне здешних красот. Особой популярностью пользовалось изваяние обнаженной барышни на берегу заросшего до неузнаваемости ряской пруда. Я давненько тут не бывал. И потому не меньше купальского хоровода меня впечатлил остров посреди водоема. Архитектор и скульптор, над ним поработавшие, предположу, мыслями были тогда погружены в эпоху Древнего Рима (или Греции?). Иначе откуда бы в нашем ботаническом саду взяться псевдоантичной колоннаде и трем скульптурам, изображающим… Так и не выяснил кого. Но тоги и прочие хитоны — приметы вполне очевидные.

Дожидаться кульминации праздника — с костром и шаманской фолк-музыкой — не стал. И так все понравилось. Так что бодрое «хуто-хуторя-я-а-анка, девчоночка смугля-а-а-анка…» догнало меня уже под сенью тополей канадских.