Люди в белых халатах

Ядвига Остроумова: «Иностранные студенты непосредственные, как дети»

Терапевт 33-й городской студенческой поликлиники — о постоянстве, любви к ближним и ранимых пациентах

Быстрее всех осваивают русский язык арабские студенты

В Минске находится первая и единственная в нашей стране студенческая поликлиника — 33-я. И в ней есть доктора с довольно любопытной спецификой работы. Терапевт Ядвига Остроумова вместе с коллегой ведут исключительно зарубежных студентов: из Китая, Ливана, Сирии, Нигерии, Камеруна, Ганы, Доминиканской Респуб­лики, Турции… Больше всего их из Туркменистана, много из Китая и Ирана. Есть и островитяне — жители Коморских островов (расположены между Африкой и Мадагаскаром).

Отпуск врачи берут поочередно — некому подменить. Другим терапевтам с их пациентами сложно, а им привычно.

— Объясняем медленно, иногда на пальцах. У китайских студентов с собой электронный переводчик. Набираю на дисплее основное слово… Понимаем друг друга, — рассказывает о нюансах Ядвига Владимировна. — Быстрее всех осваивают русский арабские студенты, они очень общительные. А ребята из Китая держатся изолированно, им сложнее социально адаптироваться. Периодически смотрю познавательные фильмы и программы о разных экзотических странах: больше знаешь — быстрее находишь контакт с ребятами.

— Владеете иностранными языками?

— Немецким, английским (в большей степени по медицинским терминам).

— Из Германии вряд ли приезжают учиться…

— Зато на стажировки, по студенческому обмену едут в наши вузы довольно активно. Причем не только из Германии, но и из Великобритании, США, Японии. По приезде — сразу в нашу поликлинику на медосмотр. Так что знание иностранных языков только на пользу.

Привозят с собой на учебу фастфуд

— Вы сколько лет работаете с иностранными студентами?

— 23 года.

— И как они наших докторов воспринимают?

— Уважительно. Они вежливые и хорошие. Непосредственные как дети. Одни более скрытные, замкнутые, другие, наоборот, раскрепощенные, откровенные: о себе рассказывают, фотографии родственников показывают, в гости приглашают. За тысячу верст приехали, семья далеко. С ними не только о болезнях поговорить надо, еще и пожалеть, посочувствовать (некоторые ребята, оторвавшись от родных, друзей, в чужой стране остро ощущают одиночество. И тогда на помощь приходят психологи, психотерапевты. — Прим. авт.). Порой рассказать, как кашу сварить, мясо поджарить… Ведь приезжают из стран, где совсем другие традиции питания, нежели в Беларуси. Сложно перестроиться. Некоторые на родине в основном фруктами, овощами питались, а в Минске еще надо знать, где их купить.

— То есть как где купить? В супермаркете, например.

— Мы в курсе, а они понятия не имеют. Часто приезжают на учебу, как говорят, с корабля на бал. Никого не знают. Пока адаптируются… Некоторые привозят с собой фастфуд, а потом больным желудком маются. Вообще на учебу к нам они приезжают после обследования, что вполне понятно: не по­едут же в чужую страну с букетом болезней. А в целом диагностируем при медосмотрах сколиоз, гастрит, проблемы со зрением…

У африканских студентов проб­лемы со здоровьем из-за питания: гастрит, дисфункция кишечника. На родине им мамы готовили, а здесь сами или в столовую ходят. Еще они не умеют одеваться по погоде. На термометре +10… +15 °С, но солнечно. Приходит парень в майке, совсем больной. Спрашиваю, почему так легко одет. Он показывает в окно, мол, солнце светит.

Еще из Африки прибывают переболевшие малярией. Пугаться не надо, малярия у коренных жителей этого континента довольно распространенное заболевание. Лечится хинином, что приводит к снижению уровня гемоглобина в крови. Выписываем препараты железа.

— В отличие от пожилых пациентов с букетом болезней с молодежью легко работать?

— Есть свои особенности. В более старшем возрасте пациент понимает: заболел — надо лечиться. В 20 лет такого нет. К тому же человек приехал в нашу страну учиться, а не лечиться. Назначаем препараты, два-три дня он их принимает. Как только полегчает, прекращает. Проконтролировать невозможно, а курс лечения на месяц расписан. Тот же гастрит. Перестал живот болеть — перестают и лекарства принимать. Во время зачетов, сессий вообще про обследования забывают. Хотя арабские студенты очень дорожат своим здоровьем. Ливийцу скажешь, что у него давление 140/90, он будет к доктору два раза в день ходить. И без очереди: «Я больной, пропустите меня». А не дай бог насморк (его арабские студенты называют гриппом), неделю будет в постели лежать, лечиться.

От добра добра не ищут

— Большинство врачей с детства мечтали об этой профессии. А вы?

— Я не исключение. Всегда хотела стать доктором.

— Именно терапевтом?

— Почему нет? Терапия мне ближе, чем хирургия, и интереснее. Хирургия — довольно узкое направление, и физически это очень тяжелый труд.

— Вы так долго работаете на одном месте…

— Мне нравится, перейти куда-то и мысли не было. От добра добра не ищут: в нашей поликлинике комфортные условия работы, замечательный коллектив. Люблю своих пациентов. Что еще надо?

— Понятное дело: в обычной городской поликлинике от потока пациентов у врачей голова кругом…

— И там люди работают. Многие с удовольствием. Важно, чтобы человек был на своем месте. Медицину надо любить, по-другому в этой профессии нельзя.

К 33-й студенческой поликлинике прикреп­лены иногородние и зарубежные студенты государственных и частных столичных вузов. И с ними, как говорят коллеги Ядвиги Владимировны, не соскучишься. Развеселят в один момент.

— Отдайте мой мазок на флору и… фауну, — вспоминает курьезный случай одна из коллег. — Результат анализа «на микрофлору» нашелся, а с фауной как быть?

Долго смеялись.

Или другой анекдотичный случай. В регистратуру обратился молодой человек и попросил талоны к окулисту, невропатологу и… патолого­анатому.

— К патологоанатому тебе еще рановато, — пошутила медрегистратор.

— Ой! Перепутал, к лору.