Люди и время

Минский Андерсен

Элегантная «Незнакомка», беззащитная «Девочка с зонтиком», ироничный «Прикуривающий»… Именно с легкой руки Владимира Жбанова в конце 1990-х в столице появилась жанровая городская скульптура. «МК» одним из первых рассказывал на своих страницах о новых работах и творческих замыслах ваятеля

Мы познакомились с Владимиром Ивановичем почти 20 лет назад. В памяти десятки встреч, интервью, телефонных бесед, репортажей, очерков. И некролог… Нет, он не подвел черту. «МК» снова и снова возвращается к теме жанровой городской скульптуры и ваятелю, с чьей

легкой руки на минских улицах и в скверах поселились бронзовые человечки.

Роковая «Незнакомка»

Все началось с пластилиновых солдатиков, которых маленький Володя лепил еще в раннем детстве. Да и фамилия сыграла в жизни скульптора определенную роль.

«Мои предки, как выяснилось, лепили жбаны. Отсюда и фамилия, — рассказывал Владимир Иванович в одном из интервью. — Вот и у меня проявилась тяга к лепке».

После 8-го класса его взяли в Минское художественное училище — без специальной подготовки, как самородка. Позже окончил театрально-художественный институт и стал скульптором. Армия, Афганистан, возвращение домой, поиски себя. До 44 лет Жбанова никто не знал. Преподавал в художественном училище, делал памятники… Пока не вмешался Его величество случай.

Эскиз «Незнакомки» Жбанов вылепил в отместку жене после ссоры, изобразив женскую гордыню. А через какое-то время шел через Михайловский сквер и встретил скульптора Светлану Горбунову с каким-то седым мужчиной (это был архитектор Борис Юртин). Светлана рассказала, что городские власти хотят установить в этом сквере скульптуру. «Может, у тебя есть что-нибудь интересное?» — спросила Светлана. «И тут я обнаглел: есть, и много чего, — с улыбкой рассказывал автору этих строк Жбанов. — Предложил архитектору прийти в мастерскую через пару дней, а сам бросился лепить всяких Бабок Ёжек, сов, вурдалаков. Мне казалось, что они отлично впишутся в Михайловский. Но взгляд Юртина остановился на запылившейся «Незнакомке». На следующий день был просмотр эскизов в горисполкоме, кроме меня участвовали еще три скульптора. Чуть в обморок не упал, когда выбрали мою работу. С «Незнакомки» в 1998 году и началась вся эта эпопея».

Минчане даже сложили поверье: если одинокий молодой человек посидит рядом с бронзовой леди на скамейке, минуту подержит ее за изящную ручку и нежно погладит по коленке, то непременно в скором времени найдет любимую и все у них будет хорошо.

Сказки Жбанова

Жбанов умел разглядеть сказку в прозе бытия. Или это уставший город с почти тысячелетней историей в зыбкой вечерней дымке шептал свои сказки мастеру? Скульптор, к слову, был великолепным рассказчиком и сам писал рассказы. В детстве зачитывался «Островом сокровищ» и даже сочинил продолжение романа.

«А Джон Сильвер казался мне таким красивым, умным, ярким, — признался тогда ваятель. — Мысленно с ним советовался. А ведь по сути он авантюрист, подлец. В жизни я потом встречал людей такой породы. Тем не менее он остался моим любимым героем, я даже вылепил его скульптуру, мечтал установить ее в детском парке».

Сегодня Минск украшают 15 работ мастера. С каждой из них связана своя история — романтическая, трагическая или детективная. Однажды февральским утром со ступенек бани № 7 исчез «Парильщик». Возможно, «Веселый Вася» (так скульптуру прозвали в народе. — Прим. авт.) навсегда покинул бы Минск, если бы в его судьбу не вмешались журналисты «МК» — провели настоящее расследование и помогли «Парильщику» вернуться на свое место. Это было 4 сентября 2007-го — в преддверии 940-летия Минска. Вот только попариться ему в тот день, к сожалению, не удалось. Во вторник в бане был выходной.

Возле суворовского училища установлен «Маленький генерал». Жбанов сам сын военного, так что эта тема ему близка.

«Знакомый, когда-то окончивший суворовское, предложил мне придумать скульптуру к полувековому юбилею училища, — рассказывал мне Владимир Иванович. — Идея родилась внезапно: босоногий мальчишка примеряет дедушкин мундир. Он горд, он уже хочет защищать свою родину. А еще я вспомнил историю, рассказанную отцом. Военные были на учениях в сельской местности, их расквартировали по деревенским домам.

Отец с сослуживцем заходят в хату, а там на лавке стоит четырехлетний мальчишка в одной рубашонке. Увидел военных, оторопел, а потом как заправский хозяин выдал, смешно шепелявя: «Мама, ну ставь сто ли сти на стол!»

«Прикуривающему» хотели вначале вставить в пальцы бронзовую сигарету. А потом Жбанов подумал: «Зачем? Ведь прохожие тогда не смогут поиграть со скульптурой». И вот как-то наблюдал такую картину: бомж взял из бронзовой руки сигарету и сказал: «Спасибо, мужик! Всегда выручаешь». А еще скульп­тору стали звонить домой: «Прекратите пропагандировать курение!» — «А вы кто?» — спросил Жбанов. «Я пенсионер, всю жизнь борюсь с никотином». «Что вы! — ответил ему скульптор. — Я совсем не призываю к курению, наоборот, я как бы говорю прохожим: «Хотите бросить курить? Отдайте сигарету Железному!»

Не обижайте фотографа!

Увы, не раз бронзовые человечки страдали от рук вандалов. Они ведь не монументальные, не на высоких пьедесталах. Дотянуться несложно. «Даме с собачкой» не раз обламывали зонтик. «Привариваем его на место, — снова в памяти всплывают рассказы Жбанова. — Подходят охранники рынка. Один говорит: «Ох, смешат нас ваши скульптуры. Вот недавно студента поймали. В шляпу «Фотографа» нужду справлял. Мы ему: «Ты что делаешь?» А он: «А больше некуда!» Архитектор, с которым вместе работали над композицией, меня в бок толкает: «Я же говорил: наклонить шляпу надо было».

Как-то Жбанов с женой шли по Михайловскому скверу и увидели, что «Девочке с зонтиком» кто-то помадой накрасил губы. Ваятель стал их вытирать. Тут же подскочили две бабушки: «Ты что делаешь с нашей внучкой? Да мы сейчас тебя в милицию!» Тогда Владимир с улыбкой признался, что он автор «Девочки». На что старушки недоверчиво заметили: «Что-то не похож…»

Накануне своего 55-летия Жбанов мне признался, что собирает материал для романа «Старость». Но написать его не успел. Как и состариться…

Похоронен минский Андерсен на Восточном кладбище. На его могиле — гранитный куб с бронзовой миниатюрой, копией той самой «Незнакомки»…

При жизни Владимира Жбанова не было организовано ни одной его персональной выставки. Скульптор откладывал это событие до своего 60-летия… Спустя два года после его смерти в Музее современного изобразительного искусства близкие ваятеля организовали мемориальную выставку неизвестных работ Жбанова «От меня». Затем экспозиция была представлена в Музее истории города Минска.