Персоны

Ольга Соэргел: марафон на полупальцах

В юности она подавала большие надежды в художественной гимнастике в личном зачете, но звездой стала в групповом упражнении. В 1999-м в Будапеште в составе сборной Беларуси Ольга Пужевич завоевала «бронзу» на чемпионате Европы, а уже год спустя на Олимпиаде в Сиднее вместе с подругами по команде взлетела на вторую ступень пьедестала

А потом Ольга надолго исчезла из поля зрения болельщиков. Однако, как выяснилось, времени зря не теряла, выйдя замуж, сменив фамилию на Соэргел и поработав в Швеции, сегодня занимает должность начальника — старшего тренера национальной дружины Беларуси… по теннису.

Сидней: уплывшее «золото»

— Оля, в совсем юном возрасте, в 17 лет, вы стали вице-чемпионкой Олимпиады. Но после этого ваш опыт и мастерство оказались не востребованы? 

— Так сложились обстоятельства. Команда, добывшая «сереб­ро» в Сиднее, распалась, ушли все девочки, кроме меня и Тани Ананько. Я хотела и могла тренироваться дальше, однако простилась с ковром, потом вернулась, восстановилась, сбросила около 10 кг лишнего веса. А спустя еще полгода завязала с большим спортом окончательно. С одной стороны, после Олимпиады очень устала психологически, мечтала хоть немного отдохнуть, а с другой — безболезненно влиться в новый коллектив оказалось сложно, ведь мы были для девочек серьезными конкурентками. 

— В Сиднее сборная Беларуси набрала одинаковую сумму баллов с командой России, но «золото» отдали соперницам. Если начистоту, первое место подопечным могущественной Ирины Винер было гарантировано при условии, что им удастся избежать серьезных ошибок?

— Ошибок они действительно не наделали, однако в финале по жребию мы выступали первыми, а россиянки завершали соревновательную программу, поэтому, по идее, приоритет должны были отдать нам. Существовал, мне кажется, и компромиссный вариант: поставить обе команды на первое место, подобное, помните, уже случалось в фигурном катании. Но судьи решили так, как решили. 

— Тем не менее вы были счастливы, наверное, уже и тем, что поднялись на пьедестал? 

— Конечно, изначально мы ведь вообще надеялись на «бронзу». А я после травмы просто мечтала попасть в олимпийскую сборную и выступить в обоих видах многоборья, даже записочку об этом оставила в Иерусалиме в Стене плача. 

— Игры-2000 запомнились болельщикам еще одной пикантной ситуацией, связанной с вашим видом спорта, — провалом суперзвезды Алины Кабаевой и ее рокировкой с соотечественницей Юлией Барсуковой…

— Да, согласна, Алину очень жалко, на тот момент равных ей реально не было. Но она, увы, уронила предмет и скатилась на 3-е место.

— Зато второй стала наша Юля Раскина. А вообще, не обидно, что именитых личниц знают в лицо, а групповички особо вниманием не избалованы?

— Нет. И медали, и олимпийские призовые у нас одинаковые. К слову, я с 6 лет тренировалась в зале на улице Ангарской и начинала как одиночница у замечательных наставниц Анны Валентиновны Барановой, которая на Играх в Рио привела к 2-му месту групповичек Испании, и ее сестры Светланы Валентиновны Рассеко. Они первые увидели во мне перспективную гимнастку и помогли воплотить мечты в реальность! 

Пользуясь случаем, хочется еще раз поблагодарить их, а также всех, кто готовил нас к Олимпиаде в Сиднее, тренерский штаб сборной: Татьяну Евгеньевну Ненашеву, Галину Григорьевну Рыжанкову, Викторию Сергеевну Кушнир и, конечно, Ирину Юрьевну Лепарскую, у которой 27 июля юбилей. Крепкого ей здоровья и успехов ее подопечным!

По морям, по волнам

— Если не секрет, олимпийскими призовыми удачно распорядились? 

— Их хватило, чтобы купить двухкомнатную квартиру, сделать евроремонт, обзавестись автомобилем. Кстати, вождению меня обучал Федор Михайлович Азаренко, папа Виктории.

— Каким ветром вас занесло на океанские просторы?

— По протекции подруг-гимнасток меня пригласили выступать в танцевальном шоу на большом норвежском 14-палубном круизном лайнере, курсировавшем между Китаем и Австралией. Всё было здорово: хороший коллектив, интересная и неплохо оплачиваемая работа, яркие впечатления, пересечение экватора, экзотические страны: Сингапур, Гонконг, Малайзия, та же Австралия… На корабле я работала 9 месяцев и познакомилась там с будущим мужем, морским офицером из Швеции.

— И отправились с ним в Скандинавию?

— Нет, сначала корабль продали в Америку. Соответственно, менялся коллектив. При желании я могла бы подыскать другой контракт, но у меня появился близкий человек, и уезжать уже никуда не хотелось. Вернулась в Минск, а мой парень продолжал работать на корабле в Штатах и ко мне приехал позднее. 

Мы пожили в Беларуси, в 2005-м родился сын Орландо. Он занимается хоккеем, свободно говорит на русском, шведском, анг­лийском — развитой, словом, мальчик. А год спустя муж отвез нас в город Хальмстад, между Мальмё и Гётеборгом, к своим родителям. У них красивый дом на берегу Балтийского моря, где я не чувствовала себя обделенной. 

— Вам повезло, почти не зная языка, найти работу по специальности?

— Разговорным шведским я овладела сравнительно быстро. И когда знакомый моего мужа, дочь которого занималась художественной гимнастикой, попросил меня им помочь, согласилась. Пришла в клуб, начала что-то показывать, объяснять и поняла, что могу быть тренером! В итоге меня устроили на полставки, у них там в принципе все так подрабатывают в свободное от основной работы время. Подтянула девушкам хорео­графию, стали составлять упражнения. Я сама их показывала, девочки снимали на видео, а затем разучивали.

— А потом вами заинтересовались и в национальной сборной?

— В наш клуб для консультаций стали приезжать из других городов. Мои девочки показывали хорошие результаты на соревнованиях. В конце концов меня пригласили в город Кальмар в качестве главного тренера сбора национальной команды, и в общем, я довольно неплохо поработала в Швеции. А главное, мне это нравилось. 

Леди-босс и теннисный начальник

— Но в итоге вы вернулись в Минск…

— Мы расстались с мужем в 2009-м, и я не видела себя дальше в Швеции. Тренерская работа довольно скромно оплачивается, а найти другую там непросто. Мне предложили вернуться на родину и открыть свою фирму. Мы с Орландо вернулись в Минск, а его папа переехал в Америку и сейчас живет в Майами.

При этом у меня остались замечательные отношения и с ним, и с его родителями. Я очень благодарна ему за всё, и Швеция мне очень многое дала, в том числе возможность посмотреть на мир с другой стороны, поучиться их ментальности, сдержанности, воспитанности. 

— …и практичности?

— Наверное. В Минске мы с подругой открыли фирму по изготовлению эксклюзивных моделей сумок, у нас была фабрика в Санкт-Петербурге. Но случился кризис, и зарабатывать стало трудно. А рабочая сила в Питере дорогая, это не Китай, где всё стоит копейки. Пришлось бизнес сворачивать.

Потом мы занялись наградной продукцией, возили сюда из Риги кубки и медали, поработали даже с ФК «Динамо-Минск». Но снова грянул кризис, доллар и евро подскочили чуть ли не в 2 раза. Решили взять паузу, фирму закрыли. К сожалению, пока не вышло и с открытием салона мио­стимуляции.

— И вы сочли более благоразумным уйти на гарантированную зарплату?

— Примерно так. Я поработала администратором в ресторане, секретарем в частной фирме, но поняла, что это не мое. А тут предложили пойти тренером-методистом в национальную сборную по теннису, потом освободилась должность начальника команды. Конечно, сомневалась поначалу, но спортсмены любят преодолевать трудности, решилась и на эту авантюру. 

— Не жалеете?

— Нет конечно. С теннисистами, интеллигентными, воспитанными людьми, работать приятно, хотя и сложно. При моем скромном участии в Минске прошли матчи Кубка Дэвиса и Кубка Федерации. Уверена, и женский финал 11 ноября в «Чижовка-Арене» проведем на должном уровне.

— Как в вашу жизнь вошел марафонский бег?

— Вообще-то гимнастки бегать не любят, разве что пару кругов по залу на полупальцах. Но однаж­ды моя подруга Оксана Романова сагитировала меня сходить на тренировку, мы втянулись и теперь прилежно посещаем платные курсы. Сначала мне казалось нереальным бежать хотя бы 20 минут. Но главное — себя преодолеть! Мы с Оксаной вышли на дистанцию 10 км в Барановичах, финишировали, получили по медальке. И теперь готовимся к Минскому полумарафону в сентябре. Не представляю, как я его осилю, но очень хочется гордиться и этой маленькой победой.