Испытано на себе

С небес на землю

Чего стоит право носить голубой берет, когда стреляет десант, и каково это — служить в знаменитой гвардейской бригаде ВДВ

В преддверии Дня десантников и сил специальных операций Министерство обороны организовало для журналистов белорусских СМИ пресс-тур в легендарную 103-ю отдельную гвардейскую ордена Ленина, Краснознаменную, ордена Кутузова II степени воздушно-десантную бригаду имени 60-летия СССР.

Началось путешествие на аэродроме в Мачулищах, там нас ждал вертолет Ми-8. На вооружении бригады он с марта 2017 года и уже успел принять участие в параде авиационной техники в День Республики.

Быстро загрузили оборудование и заняли места в салоне. Летим на площадку приземления парашютистов Задубровье, что под Витебском. Весь путь занимает полтора часа. Вертолет, высадив десант журналистов, на прощание обдал всех мощным потоком воздуха. Кепки в момент сорвало с голов, а уши заложило от рокота винта.

  Сама же 103-я бригада дислоцируется в центре Витебска, туда нас везет автобус. Как только въеха­ли на территорию, взоры к себе тут же приковал воздушно-десантный комплекс (ВДК), где тренировались солдаты. Но знакомство с ним отложили. В начале — визит в часть.

Ее историю бережно хранят в местном музее. Днем рождения соединения считается 1 января 1945 года. Бойцы отражали немецкое наступление у озера Балатон в Венгрии, завершили боевой путь в Чехословакии. Большинство экспонатов в музейном зале, посвященном Великой Отечественной войне, найдены на территории части. На стендах — восстановленная винтовка Мосина, легендарный пистолет-пулемет Шпагина (ППШ), мины, снаряды, награды и прочее. Отдельный зал рассказывает о выполнении бригадой интернационального долга в Афганистане.

После знакомства с историей — прогулка по казарме. Всё, хватит прохлаждаться. Пора на тренировку!

К прыжку готов

Быстро переоделись в специальную форму и отправились на военно-десантный комплекс. Занимающиеся там бойцы не обращали на нас никакого внимания. Журналистам дали полный карт-бланш. Можно было испытать себя на любом тренажере. Но сначала — прыжковая разминка. Это обязательно. Минимум один раз пропрыгать полосу препятствий. Необходимо размять мышцы и голеностоп, чтобы не повредить их во время занятий на тренажерах ВДК.

— Кто хочет прыгнуть с парашютной вышки — быстро за мной, — окликнул журналистов старший лейтенант Дмитрий Герасимович, посмотрев на темнеющее небо. — Скоро начнется дождь, и тогда прыжки придется отменить.

Развернулся и с коллегой-блогером Вианой направился к вышке высотой 15 м. На меня быстро надели подвесную систему и провели краткий инструктаж. Звучал он примерно так: поднимаешься наверх, там бойцы тебя пристегнут к куполу, руки скрещиваешь на груди, отталкиваешься и прыгаешь. Как только купол наполнится — хватаешься руками за лямки. Приземляешься, согнув ноги, чтобы смягчить удар. Всё, пошел!

Подбежал к лестнице и в сопровождении бойца начал восхождение. Второй, третий пролет… Смотрел вниз — и колени подгибались. Солдат подбадривал и торопил. Еще пролет — и думал уже разворачиваться. Голова шла кругом от высоты. Но вот последний этаж позади, и я на вершине вышки. Через решетчатый пол прекрасно видно, что происходит на земле. Начался мандраж, а в голове всплыла фраза из мульт­фильма «Чебурашка и крокодил Гена»: «Ну зачем, зачем ты туда полез? Тебе что, делать нечего?» Мне куда привычнее на пятиметровой глубине в археологическом раскопе, чем на продуваемой ветрами высоте. В это время десантник пристегнул меня к парашюту и повторил: «Руки скрести на груди, правую ногу ближе к краю площадки. Левую назад. Собрался и вперед!»

Признаюсь, сердце ушло в пятки. Шагнуть в пустоту непросто. Пусть и на тренажере, где установлен щадящий режим тренировки. Но все же прыгнул. После нескольких секунд падения почувствовал натяжение парашюта.

Спуск был коротким, его даже не заметил. Быстро приблизилась земля. Вспомнил инструктаж: согнуть ноги, приготовиться, всё! Как только отстегнули парашют, рухнул, как подкошенный. Адреналин в крови зашкаливал, эмоции описать невозможно. Гвардии лейтенант Евгений Милевский после рассказал, что это штатная предпрыжковая ситуация. Многие боятся высоты, первый тренировочный прыжок для них сродни под­ви­гу. Поэтому нельзя давать время на размышления. Интенсивный инструктаж позволяет оградить сознание от страха. Второй прыжок дается значительно легче.

Поднялся ветер, и тренировки на вышке прекратили — запрещено по технике безопасности.

Что ж, пора на макет транспортного ИЛ-76, где установлен тренажер для отработки элементов десантирования. На меня надели тренировочную экипировку. Она по форме и весу соответствует парашюту весом 12,5 кг. Каж­дому журналисту дали возможность по несколько раз выполнить упражнение.

Затем нас перевели на следующий тренажер, где десантники отрабатывали стрельбу по противнику в полете. Тут мы просто наблюдатели. Бойцы достали автоматы, и пространство вокруг наполнилось грохотом. Начал накрапывать дождь. Тренировки на ВДК свернули. Журналисты направились к столикам и сняли экипировку. Ливень в момент промочил с ног до головы. Но мы же в армии, а солдат должен переносить все тяготы службы, невзирая на погоду. Сбросив с себя килограммы экипировки, понял, каково в ней проводить по паре часов занятий практически каждый день. Неудивительно, что на дембель парни из десанта уходят стройными и подтянутыми.

После ВДК идем на обед. Первое, второе и компот! Порция макарон в два раза больше той, что ем дома. Но от нее не остается и следа.

Дальше по плану — показательное вождение БТР, выступление десантников, посещение выставки вооружения, парка техники и спортзала. На этом наше знакомство с частью заканчивается.

К бою готов

Приехали на полигон «Лосвидо». Там десантники оттачивают навыки владения оружием и техникой.

— Сейчас днем они проводят лишь треть стрельб, — вводит в курс дела гвардии майор Александр Махров. — Остальные проходят в ночное время и куда интенсивнее, чем это было даже пять лет назад.

Для журналистов приготовили стандартное вооружение: пулемет ПКМ, снайперские винтовки СВД и МЦ-116М, автоматы Калашникова. Последние журналистскую братию не удивили. Но Александр Махров лишь усмехнулся и сказал, что все захотят испытать именно их, когда сядет солнце. Он провел инструктаж по технике безопасности на стрельбище, а затем предоставил возможность проверить свою меткость. Мне особенно по­нра­ви­лась МЦ-116М. Точная, легкая, отдача в разы слабее, чем от АК. При стрельбе из нее нет необходимости идти к мишени — след от попадания отчетливо виден в прицел.

Когда солнце скрылось за горизонтом, а мишени стали неразличимы невооруженным глазом, настал звездный час Калашей. Их снабдили лазерными прицелами и приборами ночного видения. Переключаешь режим — и красный луч лазера, помогающий в ближнем бою, становится невидимым для противника. Прицелиться можно только глядя в прибор ночного видения. Ощущаешь себя героем кино или компьютерной игры.

Последним аккордом пресс-тура стало посещение площадки Задубровье, где бойцы 103-й гвардейской бригады выполняли плановые прыжки.