Экспедиция «МК»

Где наша не продавала

Есть ли будущее у столичных мини-рынков

Некоторые историки считают, что происхождение названия Минска может быть связано с работающими некогда на его территории рынками. Первым под подозрение подпадает мень — вид рыбы, который раньше в избытке водился в реке Немиге. Местные ловили ее и сбывали тут же, на базаре у берега.

Еще одно предположение: Минск произошел от слова мена — так до появления денег называли процесс обмена товарами. В древнем поселении получить, к примеру, просо за древесину можно было на берегу Свислочи рядом с Минским замком.

Чем сегодня живут рынки, предшественники которых в прошлом, возможно, и дали толчок к развитию будущего города?

  Рынки и гипермаркеты — кто кого

О том, что столица пересматривает свое отношение к небольшим торговым городкам под открытым небом, СМИ заговорили в 2012 году. Пять лет назад на них впервые взглянули под иным углом: как на пережиток 1990-х. Взамен предложили более современные варианты: ТЦ, супер- и гипермаркеты. Правда, к тому времени старая и новая формы торговой жизни уже на протяжении многих лет мирно сосуществовали друг с другом. Например, первый минский гипермаркет открылся в 2005-м — BIGZZ на территории ТРЦ «Экспобел».

Что до рынков, то некоторые из них, в основном те, что располагались в спальных микрорайонах города, тогда попросту посчитали неперспективными. В число таковых попали расположенные недалеко друг от друга «Свелта» и «Серебрянка», «Велозаводской» возле кинотеатра «Ракета», «Уральский» на улице Фроликова, «Червенский» на Аранской и другие. Некоторые из перечня и вовсе хотели снести. Но все сложилось иначе. Из них не уцелел лишь «Червенский», который закрылся 1 февраля 2013-го и впоследствии разместился по новому адресу: между хладокомбинатом № 2 и Лошицей.

— За последние 5 лет в городе прекратили работу несколько рынков. В 2012-м их насчитывалось 27, на начало 2017-го — 22, — рассказала заместитель начальника управления — начальник отдела торговли и услуг управления торговли и услуг Мингорисполкома Ольга Гаврильчик. — Закрылись автомобильный рынок «Ждановичи», «Динамо», «Шабаны», «Долгиновский» и «Октябрьский».

Последний располагался на улице Асаналиева и был снесен, чтобы уступить место торговому центру. Работа там закипела в 2015-м, но потом стройка остановилась. Здание не возвели до сих пор. За оградой — лишь бытовки да торчащие из бурьяна сваи. По словам представителя застройщика, компания получила разрешение на продолжение строительства. В эксплуатацию здание планируют ввести в июле 2018 года. Оно будет представлять собой 4-этажный комплекс с торговым залом на первом уровне. Вокруг строения — парковка для автомобилей (на 200 мест) и велосипедов.

А что с другими рынками, которым также прочили не самое радужное будущее?

По данным Белстата, за последние 10 лет торговых площадей на душу населения в Минске стало вдвое больше. Причем лидируют крупные компании, их доля в розничном товарообороте растет из года в год.

Базар наполовину пуст или наполовину полон?

Направляемся на уцелевший вопреки всему рынок «Уральский». Он расположен на улице Фроликова возле 6-й городской клинической больницы. В 2012-м на его месте тоже хотели построить ТЦ. Стоит сказать, такого объекта окрестным кварталам действительно не хватает. Здесь и многоэтажки, и довольно обширный частный сектор. А для жителей — лишь магазины шаговой доступности да киоски. Может, рынок вос­требован именно в таком виде и вполне справляется со своей задачей?

Снаружи «Уральский» выглядит как привет из всё тех же 1990-х: скученные будки-ларьки, в витринах которых вперемешку всякая всячина — колготки, чай, сушеная рыба, пиво, компьютерные мышки, спиннеры… У современного покупателя, уже приученного к правильной и системной раскладке товаров на полках, от пестроты и хаоса в стеклянных витринах голова кругом. А молодежь (поколение, рожденное в XXI веке) сюда и вовсе можно водить на экскурсию по изучению недавнего прошлого.

— Смотрите, ребята, именно такие павильоны еще 10 лет назад в Минске стояли на каждом шагу. С городских улиц они исчезли в 2008-2009-м, — так гид представит молодежи вымерший торговый вид.

Несмотря на то что «Уральский» — единственный подобный объект в Партизанском районе, его заполняемость одна из самых низких в городе. По данным управления торговли и услуг Мингор­исполкома (на 1 июл­я 2017 года), продавцами заняты лишь два десятка мест, или 55 % от их общего числа.

В разгар рабочего дня половина павильончиков стоят с закрытыми ставнями. Сам рынок — миниатюрный, а его планировка довольно причудливая. Центральный вход ведет в темный, как пещера, крытый коридор. Странно, что впотьмах кто-то еще и торгует.

Блуждаем по внутренним лабиринтам. Натыкаемся на павильоны с одеждой, овощами-фруктами, на спящего в коробках грузчика… Но чаще всего — на закрытые двери.

После посещения рынка вопрос остается только один: долго ли он проживет в таком виде?

В начале 2000-х в Минске насчитывалось более 3 000 ларьков.

Где в Минске купить «парэчку»

Следующий по курсу — рынок «Серебрянка», который разместился на улице Плеханова. Его с одной из сторон подпирает довольно крупный одноименный универсам — тот самый, что засветился в клипе Макса Коржа. Несмотря на такое близкое и не сулящее выгоды соседство, торг на базаре идет бойко.

О том, что жизнь тут кипит, а не теплится, как в предыдущем случае, становится понятно еще на подступах. В радиусе действия притягательной силы базара копейку на жизнь зарабатывают стихийные предприниматели. Вместо прилавков — газетные листы, картонные коробки и колченогие табуреты. Ассортимент — черника, соленые огурцы, перьевой лук, стручковая фасоль, мед. Масштаб продаж — минимальный. Видно, что пенсионеры приходят сюда со скромным багажом: всего-то несколько морковин и головок чеснока.

— Одна из бабулек приносит пару букетиков и стоит с ними целый день, — рассказывает житель

Серебрянки Степан. — Бывает, иду с последнего киносеанса из «Салюта», а она все еще тут — цветы никто не берет…

Осматриваюсь и про себя отмечаю: нелегальных торговцев сейчас меньше, чем в прошлые годы. Зато сам рынок бурлит. Сегодня он один из самых заполняемых (96,8 %) в городе после Комаровского и Московского, что на Юго-Западе. Из 311 мест свободны всего 10, и все они предназначены для физлиц, которые хотят торговать собственной продукцией. За пустующими столиками как раз хватило бы места тем, кто толпится в переходе. Но обосновываться на рынке они не спешат, наверное, стесняются отдавать товар на экспертизу.

Входим на рынок, минуем прилавки с аппетитными натюрмортами. На ценниках, оформленных незамысловато, от руки, читаем: «мято» (что означает мята), «румка укропа», «парэчка». К себе нас приветливо зазывает пенсионерка — автор этих самых народных этикеток.

— Все продукты выращиваю сама. Грядки регулярно пропалываю, ухаживаю с любовью, — рассказывает женщина, представившаяся Александровной. — Раньше с огородом мне помогали дети, но им это надоело. Да и не такие тут большие деньги, чтобы они тратили на это свое время. А мне нравится. Тем более что места пенсионерам выделяются по льготе. Единственное условие — товар должен быть качественным.

На рынке «Серебрянка» — конкуренция. Продавцы черникой — плечом к плечу. У всех под баночками — заключения экспертизы с приколотыми чеками. Брать можно. Да и выбор хороший: местные жители запросто могут закупиться тут свежими продуктами и не тратить время на поездку в центр. После посещения рынка остается впечатление — жить будет. Да и с пустыми руками уйти оттуда сложно. Ведь каким бы богатым ни был ассортимент гипермаркета, свежего крыжовника, красной смородины или лисичек там не сыскать.