Было время

Пешеходная революция

Как минчан научили переходить улицы на зеленый свет, и какую роль в этом сыграли «тарабашки» и «крикушки»

  Предыстория

«Вы — не минчанин!» — такие слова довелось услышать автору этих строк от инспектора ГАИ в

июле 1984-го. А ситуация была вполне банальная. Прибыв в родной город в отпуск из Афганистана, я торопился на встречу с одноклассником и попытался перебежать улицу на красный свет. Забег был остановлен свистком постового.

— Да минчанин я, только слегка одичавший! — попытался отшутиться.

— Не похоже. У нас все на зеленый улицы переходят, — строго сказал инспектор.

Трудно было объяснить постовому, что там, откуда я прибыл, не то что светофоров, но и нормального в нашем понимании дорожного движения не существует. Но гордость за родной город тогда почувствовал в полной мере. И с тех пор перехожу улицу только по правилам.

Минский феномен

В предолимпийском 1979 году Минск официально признали самым культурным городом Советского Союза в соблюдении пешеходами Правил дорожного движения. В газете «Известия» даже опубликовали статью «Минский феномен», в которой подробно рассказывалось о непривычных для прочих населенных пунктов Союза чудесах бесконфликтного существования водителей и безлошадных горожан.

— Тогда это дорогого стоило! Потом белорусскую столицу еще дважды признавали лучшей в этой сфере, — рассказывает председатель совета ветеранов ГАИ Минска Константин Андрончик — один из тех, кто творил пешеходную революцию в нашем городе.

Однажды в командировке в Германию и Францию члены белорусской делегации, в которую входили и представители ГАИ, обратили внимание, как там строятся отношения между пешеходами и водителями. Первые весьма дисциплинированно дожидались своей очереди на переход улиц. А вторые прощали им некоторые мелкие нарушения. Опыт понравился и запомнился.

О своих наблюдениях и предложениях по реорганизации дорожных правил сотрудники ГАИ рассказали партийному руководству. По итогам поездки в 1973-м состоялся пленум горкома КПБ и было принято постановление, адресованное профсоюзным органам, комсомолу и администрациям предприятий по развертыванию усиленной работы по профилактике дорожно-транспортных происшествий и травматизма. Поддержал идею и первый секретарь ЦК КПБ Петр Миронович Машеров.

— Но ведь это невероятно сложно — поменять психологию масс, внедрить новые правила поведения…

— Совершенно верно. В одиночку ГАИ, милиции сделать это было бы невозможно. И тогда мы привлекли в свои союзники ЖЭС, школы, общественные организации. Популярной формой воспитания пешеходов-нарушителей стали лектории о Правилах дорожного движения. Помимо познавательного аспекта имелся в этом деле и меркантильный интерес. Многие предпочитали посещение субботних лекториев оплате трехрублевых штрафов за нарушение ПДД. Статистика говорит о том, что эффективность таких мер была довольно высокой.

— Кроме организационных мер какие-то технические средства применялись?

— Конечно. Будете смеяться, но серьезную роль сыграло внед­ре­ние специальных подставок для регулировщиков. В народе их называли «тарабашки». В потоке машин сотрудника ГАИ не всегда можно было заметить, тем более что не все из них отличались богатырским ростом. Вот и родилась идея приподнять милиционеров над транспортным потоком.

Творческий резерв

В Ленинградском скверике многие годы под руководством нынешнего заместителя председателя ветеранской организации городского ГАИ, а тогда госавтоинспектора отдела пропаганды Валентина Ананьина оформляли городскую витрину по безопасности дорожного движения. Она пользовалась большой популярностью. Тексты, рисунки и карикатуры для нее выполняли общественные помощники — такие известные люди, как архитектор Вальмен Аладов, художник «Вожыка» Аскольд Чуркин и ряд других. Они были надежным творческим резервом госавтоинспекции.

— Я работал и с учениками средней школы на улице Куйбышева, — рассказывает Валентин Александрович. — Из агитмашины вместе транслировали нравоучительные беседы с горожанами. С 7:30 вел квалифицированную пропаганду безопасности движения пешеходов. Надо сказать, что природа наградила меня громким голосом. Иногда это даже мешало.

Сила пропаганды

Однажды и вовсе произошла казусная ситуация: на нынешней улице Городской Вал, где расположено здание Министерства внутренних дел, Ананьин решил провести очередную лекцию по безопасности движения.

— Уважаемые товарищи, на улицах города Минска нередко совершаются дорожные происшествия с участием пешеходов, — раздавалось из репродукторов. — Поэтому обращаем ваше внимание на то-то и то-то…

А в МВД в это время проходило важное совещание. Ананьин об этом, естественно, не знал. И голос агитатора заглушил все речи выступавших. Бывший в то время руководителем МВД Виктор Пис­карев был вне себя, велел разобраться. Позже министр все же оценил ситуацию и в конце концов одобрил работу ГАИ.

— В 21-й школе мы подобрали группу юных дикторов, — продолжает рассказ Валентин Александрович. — Я для них готовил тексты, дети их озвучивали. Для начала попробовали за городом, чтобы никому не мешать. И потом с этими ребятами проводили агитационные рейды.

От великого до смешного

В городе таких агитационных машин было более десятка. Их в народе называли «крикушки». Руководство поручило тогда Константину Андрончику научить коллег деликатно вести работу с микрофоном, чтобы повысить престиж работников ГАИ, занимающихся пропагандой. Ведь малейшая ошибка в эфире вызывает и смех, и неуважение к озвучиваемой информации.

— Не обходилось и без курьезов, — улыбается Андрончик. — Приведу пример из собственной практики. Однажды остановил молодую женщину на Ленинском проспекте неподалеку от Главпочтамта. Барышня несла через плечо высокохудожественно выполненную раму для картины, но переходила проспект в неположенном месте. Вот я и заявил в громкоговоритель: «Девушка с рамой, вы неправильно пересекаете дорогу…» «С рамой» прозвучало как «срам», люди начали смеяться. Да не над нарушительницей, а надо мной. Стало понятно, что мне и коллегам предстоит большая работа над лексиконом.

В 1968 году ОРУД (отдел регулирования дорожного движения) переименовали в ДДН (дивизион  дорожного надзора) и его численность увеличили до 160 человек. Спустя 10 лет ДДН переименовали в ОБДПС (отдельный батальон дорожно-патрульной службы) УВД Мингорисполкома. В его структуре создали группу агитации и пропаганды, группу дознания, а также ввели должности инспекторов по розыску граждан, скрывшихся с места ДТП.