К 950-летию Минска

Лестницы жизни ступени

Добрый знакомый редакции, неоднократно выступавший на страницах «МК», Владимир Зубрик на этот раз обратился в редакцию почти официально — письменно

Наш гид Владимир Зубрик, председатель Московского районного города Минска объединения организаций профсоюзов.

         «Я, постоянный читатель и почитатель ваших изданий, благодарю журналистов за богатую информацию, интересные материалы о городе. В преддверии 950-летия Минска особенно познавательны и привлекательны статьи на исторические темы, архивные документы, прогулки по городу, которые знакомят читателей с различными уголками столицы, ее архитектурными шедеврами, минчанами прошлых лет, их бытом, характерами, мировоззрением.

Курган в Малиновке

Ваши публикации натолкнули меня на мысль собрать подобные материалы о Московском районе. Вместе с профсоюзными активистами, архивистами, с помощью Интернета мы их собрали, разработали туристический маршрут для школьников, студентов, гостей района. А потом подумали, что подобная информация может быть интересной всем жителям Минска. И если во всякой истории надо плясать от печки, то в нашем районе есть две такие отправные точки — древний курган и исток Немиги».

Письмо стало поводом для путешествия нашего корреспондента Елены Авринской и Владимира Зубрика.

Пищаловский замок, XIX век

— Протяженность улиц района почти 140 км, но маршрут экскурсии занимает 13, — предупреждает Владимир Иосифович. — Из 75 недвижимых объектов, расположенных на территории района и занесенных в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь, мы навестим не более десятка.

— И начнем с Немиги, по рус­лу которой под землей однаж­ды по инициативе работников Московского района была организована экспедиция, открывшая тот факт, что Немига питается из подземных родников и вода в ней чистая…

Водонапорная башня

— Не искушайте читателей проверить это. Для подобных экспедиций нужна соответствующая подготовка и разрешение. А фотографии покажем. Так вот, Немига от балтийского слова nemiga означает бессонницу, бодрствование, возможно, в прошлом оно означало охрану, сторожевой пост. Свое начало река берет в болоте недалеко от современных улиц Грушевской и Суражской. В районе Грушевской она поворачивает на северо-восток и протекает по трассе возле проспекта Дзержинского и улицы Мясникова, затем вдоль улицы Немиги до впадения в Свислочь. Недалеко от этого места — там, где находится Петропавловская церковь, Немига когда-то разделялась на два рукава. Левый, ныне не существующий, обходя замок с севера по линии жилых домов нынешнего проспекта Победителей, в районе Дворца спорта впадал в Свислочь. Правый, проходя с юга, сохранил старое русло и впадает в Свислочь на прежнем месте. Река как бы обнимала руками Минское замчище и оберегала его от неприя­теля. Немига со временем обмелела. Однако еще в первой половине XX века по городу протекал ручей. Он весной и осенью разливался, затапливал улицу и рыночную площадь. В 1926 году реку в ее нижнем течении заключили в коллектор. Сегодня Немига течет под землей. Уровень воды около 30 см, но в сильный ливень коллектор заполняется доверху, вода даже выбивается из-под земли наружу.

«Символом Минска для меня на все времена остается Немига. Причем не мифическая, упрятанная под землю, а та, воду которой я черпал руками. В конце 1980-х мы вместе с историком Георгием Штыховым, главным геологом «Метростроя» Александром Антоновым, тогда главным инженером ДЭУ Валерием Пинчуком и мастером участка Михаилом Леоновым прошли по подземному руслу реки.

Я помню звуки Немиги — живого существа, которое звенит, смеется, шепчет, вздыхает… Помню воду ее, прозрачную, чистую, холодную от питающих реку ключей… Помню запах живой рыбы у ее устья…

Реки недаром наносятся на карты синим цветом. Немига — кровеносный сосуд нашей земли, по которому проходит связь времен.

Вижу Немигу главным памятником Минска. Мечтаю о том времени, когда хоть на последние 200 м перед впадением реку выпустят на поверхность, чтобы люди могли послушать ее, взглянуть в зеркало чистых вод…»

Журналист Виктор Жук

 _____________________________________

— Это хорошо известно минчанам…

Немига, начало XX века

— Не всем! Молодые люди приезжают из других мест учиться, работать. Они почти ничего не знают о Минске. Надо повторять, казалось бы, известные факты. Мне вообще хотелось бы, чтобы газеты повторно печатали какие-то свои материалы для новичков. А то мелькнет интереснейшая история на странице, поживет один день и нет ее…

Вторая печка, от которой начинается пляска, то есть история Минска, — курган в Малиновке. Высота его 4 м при диаметре насыпи 20. Ранее на открытой местности он хорошо просматривался со всех сторон. Сейчас курган окружают жилые дома. Оставлен он в своем первоначальном виде как наглядный памятник глубокой древности. В начале XX века здесь было несколько сотен курганов, в которых покоились воины с доспехами, оружием, украшениями. По некоторым из этих вещей учеными-археологами определена граница между кривичами и дреговичами на территории Беларуси. Курган в Малиновке принадлежит дреговичам, является археологическим памятником. Находится напротив дома № 32, корпус 1, по проспекту Газеты «Звязда».

Церковь Казанской иконы Божией Матери

— В окрестностях Минска их было немало, но не сохранились. Как Московский район намерен сберегать свою древность?

— Курганные могильники обнаружены в районе проспектов Газеты «Правда» и Любимова, улиц Казинца, Семашко, Стебенева. В X-XI веках они размещались на берегах реки Лошицы, правом притоке Свислочи. К своему кургану историки, крае­ве­ды, администрация Московского района относятся очень бережно. Как, впрочем, и ко всем остальным памятникам истории.

— Итак, идем от древности к настоящему. Какие из экскурсионных объектов старейшие по возрасту на нашем пути?

— По старшинству первенствует тюрьма на улице Володарского. Здание возведено в 1825 году помещиком Пищалой, выигравшим тендер на строительство тюрьмы в предмес­тье Минска Романовская Слобода. Некоторые историки называют его оригинальным проектом, но при сравнении выяснилось, что это был почти типовой проект тюрем, возведенных в других городах империи. Сооружение каменное, трехэтажное, прямоугольное с 4 круглыми башнями по углам и высокой стеной вокруг.

— Между прочим, красивое здание, чуть ли не замок Иф…

— Гости Минска неизменно восторгаются архитектурой острога. Я наткнулся на высказывание писателя Шпилевского, который в своем описании путешествия по Беларуси открыто восхищался белокаменным, с красивыми круг­лыми башнями Пищаловским зам­ком.

Минский острог, сегодня следственный изолятор предварительного заключения МВД Республики Беларусь, — одно из немногих зданий города, которое на протяжении почти всей своей истории использовалось строго по назначению. И постояльцев здесь всегда хватало.

Далее по времени строительства следует железнодорожная больница, первый корпус которой вступил в строй в 1889 году. Вообще железная дорога влекла за собой больницы, школы, столовые, жилые дома. Ее строительство дало огромный толчок развитию города.

Строительство Дома правительства, начало 1930-х

— Представитель железнодорожной династии Кривчиков, рассказывая о своем прадеде — строителе Либаво-Роменской дороги, отметил, что присланный на стройку помещиком безграмотный крестьянский парень обучился, стал десятником, построил в Минске дом и совсем не был похож на некрасовского изможденного лихорадкою белоруса…

— Вот изможденных и лечили тут. Больница предназначалась исключительно для работников ведомства, а в Первую мировую войну превратилась в госпиталь для раненых солдат. В Великую Отечест­венную была частично разрушена, но через месяц после освобождения Минска вновь заработала. В 2007 году стала 11-й городской клинической больницей. От первой железнодорожной больницы в Минске остался лишь главный корпус, 5 вспомогательных зданий. В комплекс входит также единственная сохранившаяся в Минске водонапорная башня.

— К вашим сведениям об этой башне добавлю, что строи­лась она из кирпичей первого кирпичного завода Минска, основателем и хозяином которого был выходец из Австрии Иоаким Клейн. Его потомки живут в Минске, пра­внучка Клейна Марина Львовна Гончарук — главный художник в нашей редакции…

— Тогда нам стоит более внимательно присмотреться к уникальному строению, пока оно еще цело. Водонапорная башня в Минске построена в 1910 году из красного кирпича в неоготическом стиле, что заметно по сложным бордюрам и карнизам. В прошлом веке башня снабжала водой корпуса железнодорожной больницы, паровозное депо и станцию. В верхней ее части располагались два железных бака. Каждый вмещал в себя 80 т воды. Толщина стен около полутора метров.

Башня — неизменный объект исследования фотографов, художников, историков, архитекторов, да и просто творческой молодежи. Но не используется и не ремонтируется. В 1991 году она перешла в частное владение. Было много прожектов: то клуб хотели открыть, то творческую мастерскую. Но пока башня так и стоит: лестница полуразрушена, железные баки срезаны. Многие удивляются, что такой объект никак не востребован. Сегодня подобные башни в областном Гродно отрес­тав­ри­ро­ва­ны! А единственная водонапорная башня столицы — нет. Так что реставраторам есть над чем задуматься. В первую очередь принять меры по ее сохранению.

— Но хоть надежда есть. В отличие от очередного пунк­та нашей программы: в ваших заметках обозначена тоже построенная на средства железнодорожников церковь Казанской иконы Божией Матери, которой нет.

— В 1936 году вслед за Кафед­ральным собором привокзальный храм был взорван. После сноса каменной церкви планировалось поставить на ее месте памятник Мясникову. Камень с соответствующей надписью лежит на месте церкви и поныне, хотя монумент так и не возведен. Зато сохранена жемчужина Минска — костел святого Симеона и святой Елены на площади Независимости. Трагическая история Эдварда Войниловича, потерявшего обоих детей, обет осиротевшего отца построить храм в память о них известны каждому минчанину.

— Надо напомнить, что площадь Независимости с ее Домом правительства, зданием Мингорисполкома, корпусами двух университетов, старинными зданиями территориально принадлежит Московскому району…

— Мы очень ценим это, чувствуем огромную ответственность. В процессе сбора материалов о главной площади столицы мы обнаружили фотографии начала 1930-х годов. Дом правительства строился, а перед ним лепились хибары. Снести их городу было трудно, отсутствовали средства для выплаты компенсации владельцам убогих жилищ. Надо сказать, что это здание — самое крупное архитектурное сооружение в Беларуси, его возводили без башенных кранов. Они появились в 1940-м. Небезынтересны также проекты соединения этой и вокзальной площадей. Создав в 1934 году ансамбль Дома правительства, архитектор

Иосиф Лангбард спроектировал площадь перед ним. Он предлагал по оси Дом правительства — вокзал проложить парадную магистраль, объединяющую две площади. Не получилось. Более того, посреди площади до середины 1960-х сохранялся одиночный дом Костровицкой.

Довоенные кварталы

— Я помню его. На первом этаже был богатый «Гастроном», куда мы, студенты, заглядывали в день стипендии…

— О-о-о! Не знал, что вы свидетель такой глубокой истории. Я только по документам знаю, что напротив Дома правительства тянулась целая линия магазинчиков. В районе нынешнего здания с магазином «Оптика» находился парфюмерный магазин «Тэжэ» с богатым выбором помад, духов и одеколонов. Из городского фольк­ло­ра тех лет: «На щеках тэжэ, на губах — тэжэ. Целовать где же?»

— И самый старый усадебный дом середины позапрошлого века на улице Разина помню, и руины правого крыла педагогического института. Не хватило только сообразительности сфотографироваться на их фоне.

— А мы, кстати, нашли фотографию довоенного квартала, где нынче размещается Главпочтамт. Рядом с этим зданием 2 ­июня 1863 года состоялся расстрел 23-летнего офицера русской армии Михаила Цюндзевитского за то, что в корчме одной из деревень Борисовского повета прочитал крестьянам написанную по-белорусски листовку Кас­туся Калиновского. Нашли фото, на которых довоенная улица Сверд­лова разделена бульваром. Знаете об этом?

— Знаю, герои нашей рубрики «Картины памяти» рассказывали. Кстати, героиня моего будущего очерка помнит открытие памятника Ленину в 1933 году, хотя она тогда сидела на плечах у отца. Лилия Ивановна не уверена, но ей кажется, что первоначально Ленин опирался на перила иной конструкции.

— Памятник был открыт 7 нояб­ря 1933 года, а после войны отлит заново в Ленинграде по сохранившимся формам, изготовленным скульптором Матвеем Манизером. Но воспоминание очевидца — повод историкам для поисков. Все-таки я недаром считаю вашу газету открывателем Минска. Но и для вас, и для минчан остались неосвещенными еще почти шесть десятков историко-культурных памятников в Московском районе, среди которых ансамбль старых зданий в районе улиц Мясникова, Советской, Володарского, усадьбы, даже старые сорта грушевых деревьев на Грушевке. Милости просим на экскурсии.